Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все древних Богов почитали, удерживаясь искушений, та ведома иным, также они зрячие. Задерживаются на них и причитают. Новы и там же не имели родичи наши спокойствия, арабы ходили до тех. Торговались на торжищах богатствами теми, там же осевшим отрокам одерень давало это, та земля повидала еще мерзости пору и злое выживание, сами-то мы не так давно в горах Карпатских, до которых и там будем также варяжцами в злых язычниках, это либо поем, какие мы русы в славных днях этих. Имели спевы тогда от отцов наших о прекрасной жизни в степях. О Славе отцов, это либо воевода Бобрец вел русов до Голыни, по смерти обретя чин Перуна храброго гординства, то не запомнили уважительно.
Как же есть мы сыны отцов наших, имеющие любовь к памяти их. Говорим о них, как же были они силою нашей. Сила та идет до нас от них потоком ливневым. Львиную тянем, говорим:
— Есть мы
8.б-I
в тех, которые клевещут о нас, это не имеем мольбище и рядом от того в поре студеной. Родники, где вода живая течет, там свобода его и волки хищные не заглядывают.
Это Олдореху время напоминаем, того звали «рвач», который не имеет радости в Богах теперь. Слово не держит и красоты наши берет нагло. Хитрость та везде, между нас распрю заготовил и то нежностью. Боится погоды.
Теми веками правились от родов и князя, это князь был Бравлень, который ждал поборов эллинов у берегов морских, в то время идем на зажатость ту, там рядом скотина, Скуфь даем попасти скотину в степях, сами-то бедны они, и такова Грецколань соединенная. По-новому городили города и злобились на нас, тем временем идем прочь до полуночи. Там будем два столетия, и там сами, есть ведь от времен тех доныне. И днем этим имеем другого князя Бравлена, правнука деда своего, тот говорит:
— Идите до полудня на Грецколань, грек между эллинами племя самостоятельное. Торгующее. Торговлю имели они во степях скотиной нашей. Хотят брать, она задаром, то имеем, она состаривается, оно его до моря. Гоните до своего края, когда русская земля и есть. Русская кривизна земли всей размещалась донизу, та пила кровь нашу, на нас надежды имея большие, ту отстаиваем во все дни, которую с рани имеем.
9.а-I
В то время был Богумир, муж Славы. Имел три дочери. Двое сынов того ведали Скуфью до степи. Там жили оторванно по текущему времени и бояни богопослушные. Разумом и хитры, и так. Тут мать их, которая наречена Славуньей, про новое показывала потребу и говорит:
— Надо, Богумир, вместе этим днем мы. Имеем дочерей своих на выдаче.
Внуков хочется, — так говорит. Повозы запряжены. Едет конь свой, и придет до дуба стоящего в поле. Остался ночевать, огнище свое и видит вечером мужи трое на конях до него стремятся. Говорят они:
— Здрав буди!
И что ищет, поведал им Богумир проблемы свои. Они же отвечают:
— Как ведь сами в походе да иметь жен, поворачивай Богумир на степи свои.
Ведет троих мужей дочерям, отсюда своих три рода произошли. Славены были, оттуда происходят древляне и кривичи. Поляне, так как первая дочь Богумиру имя имела Полева; другая Древа и третья Скрева; сыновья же Богумиру имели свои имена; Сева и младший — Рус, отсюда происходят северяне. Русские трое, либо мужи были три весельчака, о утре, о полуднику, Вечерень, утворили роды того в Семиречьях, где же обитали за морями, в крае зеленом. Коня разводили и древнелунно исходу до Карпатской горы, то была она в годы перед одна тысяча трехсотыми, за Иерманреху, в то время была пора великая у берегов моря Годьского. Там пора отцов, накидавших курганы из камней белых, под которыми погребены боляри. Вожди свои, которые в сече пали
9.б-I
придя из края зеленого к морю Годьскому. Там потопчется годь, которая нам путь перекрывала. Так это бьемся за земли те. За житень наши. До того своя была, отцов наших на берегах моря по Ра реке. С великими трудностями переправили своих людей. Скотину на другой берег, идя Доном. Там годь видели, идя до полудня. Годьское море видели. Годь, измеченную, напротив себя стали наблюдать, так нужно всем было.
Про жизнь.
Живы твои Сва, как же иегуны были по степям отцовым. Налезли на нее люди. Били. Скотину забирая. Так род Славень передвигался до земли иной, где солнце в ночи спит. Коню травы много. Луга тучные. Речки рыбой полны. Конь никогда и не умрет, годь была еще на зеленом крае. Немного упредили отцов, идущих Ра, река есть велика, отделяет нас от иных людей. Течет до моря Фасисте.
Это либо умная, извергаемая, надежная в укреплении. Той идет до солнца восходящего, в обе стороны реку смотрите, там, где садится тоже. Матери Сва слова режутся. Та обоими своими крыльями увязана, она также берется землею той. Бранится в ней о Дасуне. А гуны какже готам обратили стрелы свои. Мечи отточенные …
Тут муж роду Белояру идет по ту сторону Рая — реки. Упредил там гостей — синьцев идущих — до фряженцев, так как иегуны ведь на острове свои. Поджидают гостя да обирают его, было то за полстолетия Алдореху. И еще древнее она (река) была рода белояров, сильным иегунам гость (пере)оденется это за мужа белояру. Рассказывали, как даем требуемое за то. Два коня золота идет Инде, истечет гроза иегунская. Так мимо идут годи, которая ведь также сурова на прядь, либо ана ниперы. Конница их несет почести. Дважды дань беря, то либо гости избегают нас, поворачивают до Синьска. Не придут уж никогда.

Веда 4
О понятии Прави, Яви и Нави
1-II
Вот еще упомянем до боли. Наши времена, да идем Конем, не ведая. Так мы смотрим вспять. Говорим же, либо вот мы стыдимся Навь правильнее знать. Обе стороны ведать. Думать, это либо Дажьбо сотворил нам о вечном которое же и есть, свет зари нами сияющей, в той бездне повесил Дажьбо землю нашу, чтобы тайна удержана была, так это души пращуров ведь. Они светят зорями нам от Иру.
Но греки налезли на Руси, творя злое, во имя Богов мы же сами не доверяем ему, уже Конь текущий. Сейчас творите Правь, либо есть неведомо уложена Дажьбом. Понятна пора же сия, течет Явью, та сотворила жизнь нашу. Так если о Диде, смерть есть Явь, есть текущая. Творение в Прави, Нави небо есть по той. До того есть Навь. После того есть Навь. В Прави же есть Явь, поучимся старому. Ворожим мощами души вон, либо есть, либо на колонны (всю) творящую божественную силу, это почувствуем в себе, то либо дано, дар Богов. На потребу им, либо это напрасно (будет).
Это души пращуров наших от Иру сорят на нас. Там Жале плакаться. Вы кричите нам, какие мы, не бережем Прави, Нави. Яви (также) не бережем, либо это на то глазеем, это истина (ведь), несем мы, достойны быть Дажбовыми внуками, то либо молились божественно, да имеем чистые души. Телесы наши. Да имеем жизнь с опорой, отцы наши в Богах слились в единую правду, так это либо сами Дажьбовы внуки, зри рус к уму, ежели о уме, Оум велик, божественный есть, един с нами.
Тому творите. В разговоре с Богами воедино (будем), бренная либо есть наша жизнь. Сами также, где же коням нашим (там) работать, живя в землях с телом овна, с этими одами врагам убегать на … Сибирь…

Веда 5
Об отторжении земель Руси Славянской.
2.а — II
Муж прав ходя и домой неся, который назван есть ходок, прав будет, но есть который слова (повторяет) его. Вершенное до этого совпадает, (по)тому сказанное есть о старом, о Богах, мы творили былое, хороша Ира, как деды наши рассказывали то всем. Будду также за время зелено славили.
Буси.
Русь попята была рукою вражеской. Злость творилась (там) и князь тот немощен был, сослал сынов своих до брани, тот варягам подлег. Вече не береглось, время то, решенное вечем, не уважал, поэтому было расторжение. Одаренное взяли. Такое ли решение донесли князья сути нашей? Тому либо несете (подати) до полудня ходя, да имели землю (бы) нам и детям нашим.
Там греки налезли на нее, так как Бус делится на ней. Была сеча великая. Многие месяцы (подряд) стократно починялась Русь. Стократно разбита была от полуночи до полудня.
Так с того ведется пора отцова наша.
Были отцом Орием до края русского ведены, по нужде прибыли. Протопчем много. Не учли рани. Холода неслись, как отошли сюда. Так уселись огнищане на земле рушенной, то либо это утворили за двое теми до сути. Потом двумя теми варяги пришли.
Землю брали от хазаров до рук своих, тем либо одеренью работали, был народ исчезнувший, ильмерский. Сто корней от восстановления народ наш, так как придет раньше нас до русской земли. Селились среди ильмерцев, те ведь братья наши, нам (вот) подобие ведь еще, коли были вооружены, нас охраняли, от зла вещи имели, такое же режущее, о вещах «Я» какой и есть. Еще с огня решения не имелось бы…, избирали князя от полюдья до полюдья. Так жили мы же сами, им помощь даем. Таково былое. Зеле либо знали, творили сосуды и запекали в печах. Ведь были гончары доблестные, землепашцы. Тоже скотину водили, либо понимая и (это). Такие отцы наши ведь, придет род злой на них…
2.б-II
… было понуждение отскочить до Лясия, там живем ловлей. Рыбалим. Былому могли от страсти уклончиво. Так о былом единую тему. Начали города ставить, огнища повсюду раскладывать, по другой теме был холод велик. Потащились самостоятельно до полудня, там ведь места злачные (есть). Там ты, ронмеист, скотину нашу ел десятками, сколько угодно. Щами были нам слова обещанные. Подтягиваемся мы до полудня на зеленотравие. Имеем скотины много …
3.а-II
Молим Велеса, отсюда наш, да потянет в небе комночь лучезарную. Давно идут на нас лучи вечности золотой, кругом вращается солнце наше, которое светится на дома наши, перед ним лик бледный, лик огнищ домашних, этому Богу Огнику Семарглу говорим, показывая. Восстаньте небеса. Этим взойди аж до мудрого света.
Наречем ему имя его Огнебоже.
Идем трудиться, как и всякий день, помоления сотворя, телесами едим. Идем до полей наших трудиться, как Боги велели всякому мужу, который здоровый есть, трудиться на хлеба свои и Дажьбовы внучата, любимчики божеские. Божеские орала вы, так десница держится эта, воспоем Славу суражью. Также мыслим до вечера. Пятикратно Славим Богов, в единстве пьем либо сурицу в знак благости.
Об ценности с Богами, которые либо ведь во Сварге также пьют за счастье наше, воспоем Славу суражью. Те Конь золотой суражский, вскачет в небеса (закатом), к дому идем, потрудившись, там огонь разводим. Едим покорм наш, говорим, какова есть ласка божеская до нас. Отойдем ко сну, дню убыль придет. Темень ест…
Также дадим десятину отцам нашим. Сотую на власть. Так пребудем Славны потому, что Славим Богов наших. Молимся с телами, омытыми водою чистою…

Веда 6
По чести жившие Славяне о своих трудностях.
4.а-II
По чести жив, о трудностях.
То был в степи болярин Скотень, тот либо не подлегши до хазар, был иронцем, от Ирони помощи просил. Тому конница послана была.
Иранцы о том решили иначе:
— Боятся русы, боятся русы остаться под хазарами. Кий либо долез до града Киевского, там уселись ежели русичи, которые не валялись под хъариями, идут до Скотеня. Так Русь стерло, ваша коли иронцы не хотели, с веков наша, одерень не брали. Так оставим русам жизнь русско-хазарскую и берем эти дары свои.
Дерень. Дети. Женам великое зло было. Творилось зло, оттого горя годь налезла на Русь и колу Скотеня. Тот измечился. Порассуждав, наши потянулись на них, тогда конница иронцев утратилась. Разбили годь, расколоты были годи. Бежали с поля окровавленные, это лилово-черная земля была ерунами, росла Русь землею годьскою. Мечами зницы всякой и земля их не вмещала.
До своих арии, а тут хазары поят нас, вече утратили нам. Налезли на него, тут русы завраждовали до брани:
— Какая левая рука, пропадем, как же Перун до нас, не два, то имя помогает. Годь была у рождения. Хазары первые, так как «уси» праху. Были первые и разделены. То Русь затихла до их Арии и толи еще будет.
Хазары, либо отойдя, добрались к Дону. Донцу там срам имели. То у себя воины их, опускали на землю мечи свои. Ходили около нас, разглядывая, тот раз годь сместилась. Отошли до полуночи. Там из Гмизе, идя далее, Русь либо устроилась в этой земле, взяты и как о русе, кроми рек своих пойдут говорить.
Разговор придет о милостыни божественной, хвалим Дажьбо нашего. Перуна, который был с нами. Так первые спели Славу Богам на земле чужой, называя Русь колунь, та и земля. Там это потчевали велико. Быстро утверждались земли наши там, хазары были до земли, потели и на Колке, и Волге, Русколунь боялись, утверждали годи,
4.б-II
многие мечутся, идя с нами, также потрудятся. Оттого были они вольны. Зуровяне в пращурах, пока Велес обучил тех землю пахать. Зерно сеять, так в расход того и пращуры огнищанами стали. Были земледельцами, говорим, либо как это говорят, в наших землях. Но не как греки, жаждущие в русской земле корыстно.
Булгары починят, нужны свои скирды кормовые в полях злачных. Выборы имели от своих старейшин, от рода до рода, так эти права за десять веков забыли, новые свои. Так роды живут обособленными племенами, называются те поляне, как северяне. Древляне то ведь ваши русы, от Русколуни имеют то деление, как сумь, веси. Оттуда придет на Русь усобица.
Другое тысячелетие подверглись разделению. Убудет это само, тоньше. Стали одерень чужим делать, та сначала годи, которая крепче, и удерживается. А на других хазарином, так как того испугались каганата. То не родственники наши им, так как-то не рады наши им. Попервому стояли гостями на Руси, поначалу были велеречивые. Потом стали злиться. Русов отлучать стали, вроде стали теми:
— «Конем» грядем, от этого коня вот вольно берем. Сами в лице с Иры. Река божеская от нас поворачивает, так как на двадцати тысячах лет не могли сотвориться до русов.
Там пришел варяг. Берет таясь. Она с иного великая Русь, либо творится от полуночи, за это же не имеем может мысов лысых ильмерских творить. Там есть дом Киев, которому дана часть малая, там уселись. Варяги, которые ведь хищники, повесившие Свентояр живых, да увидит зрячий тело того тут боляра, Гордину нашего, который поразил годь со Скотицем. Была тайна славная деяний от прихода Славянских людей на Руси десять сто третьего года, либо нагло, грабя, налезли на нас (они).
Было то тогда Свенторебя, единое то княжество, которое собрали борусичи, там наши Русколуни. Так-то его взяли Русколуни ……… Боруси …, и собрав мечи, пошел на годь от Воронженца. М…… били там десятью тысячами отборных боянов-конников, никаких пеших. Так это ворожится на них. Та мощь была зла. Крепкая. Тайна эта у Зур жила до недавнего. Поражала годь этим.
4.в-II
Русь либо поссорилась на земле той до этого, в том времени шли к Киеву варяги с гостями. Былые хазары хазарами и обращаются до скотиней. Нам помочь помолились, отвергнув тайно скотеней. Сказали:
— У Боси, поможете сами своим, такое вече Русколунье имелось.
Раздаете колы свои, от этого ворожится сила, идет до земли Воронженца, так как Воронженец был древний, за многие века устроен. И окремлен от налезания по кругу рекой. Та Воряжина идет до Воронженца, поя той, и так усиливалась Русь, огражденная от запада солнца. Шли иные до Сури на полдне, Сурожь — град утверждался, кола у моря, который греки имели там, крепость — град Суражь белояр.
Криворог был тем временем князем русским. Белого голубя пускает коню, куда тот летит, туда идти. Тот летит на греков, Криворог налез на них. Разогнали. Тут греки как лисы очами вертят, дают Криворогу золотое руно. Коней стребных. Тем Криворога удержали на Сурожи, они же, греки, были на колунях, Криворог догадался. Была Русь отворена там.
— Также греки, наверное, на ней, воинов в железной броне побывало, Великая Воряжена есть краев русских донизу.
Несется стена, бьет русицом и лир мощи, кричат же вместе, глупцы.
— Сами притечем до вас помогать …
Почтем на память их, так как свою землю русскую удобрили. Есть свои, нашей старости свояки, либо истратили силы, Русь на тех запасищах с врагами нашими кровью их удобрила земли наши. Несутся либо Богу безымянные, с Перуном делают на наковальне мечи свои до врагов иных. Мы же им помолимся нам за помощь…
4.г-II
Сурожу святому быть над нами там. Мы идем Конем, видим земли гористые, отраженные лучи моря.
1 2 3 4 5 6 7 8