Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Фред вынул из нее свой член, стал ее целовать и
опустился рядом на кровати. При этом член его продолжал торчать кверху и
мама одной рукой теребила его и гладила. Так пролежали они минут десять и
мама благодарила Фреда за то, что он дал ей возможность "хорошо кончить".
Я думала, что теперь они оденутся и уйдут, но ошиблась. Фред что-то
сказал маме, она стала у края кровати и уперлась руками в постель, а Фред
стал позади, раздвинув руками ей бедра. Его член сразу вошел в маму, он
стал медленно вынимать и вновь вставлять его в маму. Она сначала стояла
спокойно, но потом завертела задом и вдруг Фред и мама заметались. Она на-
чала поддавать задом в сторону члена Фреда, который все быстрее входил в
нее. Фред что-то закричал, плотно прижался к ее заду низом живота и оба они
повалились на постель.
Я поняла, что стала свидетельницей настоящего полового акта между муж-
чиной и женщиной. Мне тоже захотелось испытать это на себе. Конечно, то что
делали мы с Мартой доставляло мне много удовольствия, но очевидно сношение
с мужчиной должно было принести много больше радости.
Мама с Фредом полежали минут 15 и стали одеваться. "Фред, тебе надо
уходить",- сказала мама, - "Скоро придет Бетти, она уже стала взрослая и я
не хочу, чтобы она что-либо подумала."
Как только они вышли к машине, я быстро выскользнула во двор и через 10
минут после мамы пришла в дом. Я была крайне взволнована за ужином и мама
велела мне быстро ложиться спать. Я думала, почему мама изменяет папе, папе
- такому большому и красивому. Наверно и он может делать с мамой то же, что
и дядя Фред. Утром я поняла, что кончилась моя детская жизнь и начинается
новая таинственная жизнь женщины ...
Прошло несколько дней, Марта все еще была в Копенгагене, хотя я и не
очень хотела ее возвращения. Вскоре приехал с Ремом дядя Фред. Я хорошо от-
дохнула и была рада его приезду. Рем был красивым обаятельным парнем. Вел
себя непринужденно, но корректно и мне было хорошо с ним. Мы купались, иг-
рали в бадминтон, бегали по лесу. Он хорошо танцевал и мне было приятно
когда его сильные руки слегка прикасались к моей груди. После танцев мы
пошли домой. В темной аллее Рем остановился и обнял меня, я не мешала ему и
его губы коснулись моего виска, затем скользнули к глазам и мы соединились
в долгом поцелуе. Да, поцелуи Рема - не поцелуи Марты !.. Обнимая меня, Рем
как бы случайно коснулся моей груди. Я не оттолкнула его руки. Широкая ла-
донь Рема, проскользнув под мою блузку, стала ласкать мою грудь.
Мы долго стояли, прижавшись друг к другу, возле старого дуба, и я
чувствовала, как твердый возбужденный член Рема силой прижимается к моему
половому органу. И я чувствовала твердые бедра Рема и не имела сил отор-
ваться от него. Мы еще долго стояли в темноте, наши губы искали друг друга
и не было желания уходить. Пришли мы совсем поздно и, попрощавшись, разош-
лись. Рем поднялся в свою комнату, а я забралась под одеяло и крепко сжав
ноги, стала думать о происшедшем. Я поняла, что Рем не ограничится такими
отношениями. Пусть будет как будет!
Рано утром мы позавтракали, дядя Фред уехал в город, а мы с Ремом побе-
жали на речку. Вечером мы опять пошли на танцы. Потом возле старого дуба
Рем прижал меня к себе, и его сильная рука опять проникла под мою блузку и,
приподняв бюстгальтер стала, сжимать мою грудь. Потом совсем расстегнув
блузку и сняв ее, он освободил от ненужного бюстгальтера грудь и впился в
нее страстным поцелуем. Какое это было блаженство! Я затрепетала от востор-
га, но когда почувствовала как рука Рема, пройдя вдоль бедра, проникла под
трусики, пальцы его коснулись бугорка и скользнули по влажным губам, я
испугалась и, едва дыша, прошептала:"Не надо ..." Но Рем, казалось, не слы-
шал моих слов, его рука продолжала гладить мое тело и, хотя я с силой сжала
ноги, его пальцы несколько раз коснулись промежности. "Не надо"- прошептали
вновь мои губы, но это был только шепот. Рука Рема вновь коснулась моей
груди, в то время как другая продолжала гулять по всему моему телу ... И я
жаждала этой ласки. Я подумала:"Пусть!"
Обнимая меня, Рем прижал меня к дереву и одной рукой стал спускать с
меня трусики."Вот он, этот миг!"- с ужасом подумала я и, совсем ослабев,
стала раздвигать ноги. Он втиснул свой член между моих бедер и стал тереть
им о мой бугорок. Рем продолжал неистовствовать, губы его страстно целовали
мои губы, он все сильнее прижимался к моему половому органу и вдруг, издав
тихий стон, он как-то сразу обмяк, несколько раз судорожно дернулся и повис
на моих плечах. Я не могла понять, что с ним произошло, так внезапен был
переход от необузданной страсти к полной апатии.
"Идем",- сказал слабо Рем и нежно поцеловал мои губы. Ничего не поев,
Рем поднялся на второй этаж в свою комнату, а я долго лежала в постели,
вспоминая Рема. Я уже начала засыпать, как вдруг дверь слегка приоткрылась
и в комнату проскочил Рем. Он был в одних трусиках, которые впереди торчали
высокой палаткой. Не успела я и слова сказать, как он одним прыжком проско-
чил от двери и нырнул под мое одеяло."Тише, ради бога тише, ведь рядом ком-
ната моей мамы",- сказала я. Рем обнял мое голое тело и плотно прижался ко
мне. Я чувствовала, как он весь дрожал. Я была как загипнотизированая и не
могла сказать ни слова. Его трепетные руки обхватили мою голую грудь, а гу-
бы жадно впились в мой рот. Я чувствовала, как его высоко торчащий член
упирается мне в бедро."Рем,дорогой мой,хороший, зачем ты пришел? Прошу тебя
уходи... " Но он, прижав меня к подушкам, продолжал жадно целовать мои гла-
за, шею, грудь... Наконец, он немного успокоился и я смогла говорить с ним.
"Уходи, прошу тебя, мне стыдно, услышит мама." Но Рем уже не слушал меня и
с новой силой обрушился на мое слабое тело. Я с силой сжала ноги и попыта-
лась оттолкнуть его. "Неужели пришел этот момент",- подумала я и почувство-
вала, как коленка Рема с усилием уперлась между моих бедер и раздвигает мои
ноги. Всем своим сильным телом он навалился на меня сверху . Мне стало
трудно дышать. Я еще пыталась слабо сопротивляться в то время, как мои ноги
сами стали раздвигаться, а мое тело уже отдавалось ему. "Рем, дорогой",-
едва прошептала я,- " пожалей меня, ведь я девушка, прошу тебя, пожалей,
мне так страшно",- а сама тянулась к его губам, не имея больше сил и жела-
ния сопротивляться. Я сама раздвинула бедра, предоставляя ему возможность
делать все, что он пожелает. Я только почувствовала, как его трепетные го-
рячие пальцы прошлись по моему бедру, скользнули по влажным половым губам и
что-то твердое стало упираться мне то в бедро, то в низ живота ... От не-
терпения он не мог сразу попасть куда надо. Я еще пыталась вновь сжать но-
ги, с силой завертела задом, но в это время твердый как палка член нако-
нец-то вошел в меня. Я не понимала, что со мной происходит. На мне, меж мо-
их широко раскинутых ног, плотно прижав мое тело к постели, лежал Рем,
яростно овладевая мною. Его рука сжимала мою грудь, а губы впивались в по-
луоткрытый рот. Вдруг резкая боль меж ног заставила меня громко вскрикнуть
и я почувствовала, как раздвигая влагалище, его плотные стенки, в моем теле
забился горячий толстый член. Рем как будто обезумел. Не обращая внимания
на мой стон, он стал с силой вынимать и погружать в меня свой член. Наконец
он всем телом прижался ко мне и сделав несколько судорожных движений, как в
тот раз около дерева, сразу обмяк и опустился рядом со мной на постель. Я
слышала его тяжелое дыхание и видела, как нервно вздрагивали его губы. Мне
стало почему-то очень грустно и тоскливо, от всего происшедшего осталась
боль и разочарование. Хотелось побежать в ванную помыться, но не было
сил."Вот и я стала женщиной",- подумала я. Я коснулась рукой своих половых
органов, они были мокрыми и липкими. Я посмотрела на лежащего рядом Рема,
он молчал и теребил пальцами мои волосы.
Половая близость, о которой мы, девушки, так мечтаем, и о прелести ко-
торой столько слышим от своих подруг, не принесла мне никакой радости.
Внутри что-то болело и я, с чувством неприязни, посмотрела на человека, ко-
торый только что овладел мною. Через некоторое время Рем пришел в себя и
стал целовать меня, его пальцы коснулись моих сосков, он крепко прижал меня
к себе. Его член вновь высоко поднялся и он опять захотел овладеть мною.
Хотя сношение с Ремом не принесло мне ожидаемого счастья, из чувства любо-
пытства я решила уступить ему, надеясь, что на этот раз я получу удовольст-
вие. Теперь Рем уже не спешил. Неторопливо разместившись меж моих ног, он
улегся на меня, подсунув мне под ягодицы свои руки, и начал мелкими нето-
ропливыми толчками вводить свой член во влагалище. Проталкивая в меня свой
член, он ладонями приподнимал мой зад навстречу входящему члену. Как и в
первый раз головка с трудом входила во влагалище, хотя такой острой боли
как в первый раз я уже не чувствовала. Вскоре я почувствовала, как весь
член вошел в меня, и тогда Рем стал делать неторопливые ритмичные движения,
то вынимал, то погружал головку до самого упора, и тогда наши животы тесно
соприкасались. С каждой секундой мне становилось все приятней, и сладкие
губы Рема не отрывались от моих губ. Но вот он заработал низом живота. Его
член заметался в моем влагалище. Издав стон, он всем своим телом прижался
ко мне, я почувствовала, как внутри меня разлилась горячая струя, и я креп-
ко обняла Рема своими руками. После этого Рем долго ласкал и благодарил ме-
ня. За окном стало светать и я прогнала его из своей спальни.
Я долго лежала, закрыв глаза. Боясь мамы я собрала все белье, которое
было запачкано и потихоньку зашла в ванную комнату, чтобы постирать его. И
вдруг за своей спиной я услышала голос мамы: "Не надо, Бетти, оставь все на
месте, я знаю сегодня ночью, ты, моя дорогая доченька, стала женщиной. Ко-
нечно, это случилось слишком рано, но пусть это не тревожит тебя. Это судь-
ба всех девушек ..." И мама, обняв меня, стала нежно целовать. Я упала в ее
объятия и зашлась слезами. Мне было стыдно смотреть ей в глаза. Она была
такая добрая.
Мама привела меня к себе в комнату и дала выпить мне розовую таблетку,
сказав что это противозачаточное средство, оно предохраняет от беремен-
ности. Ведь мужчины, особенно такие молодые, нетерпеливы. И тут же предло-
жила мне коробочку с такими же таблетками. "Возьми ",- сказала мама, - "они
теперь будут нужны тебе." "Нет!"- сказала я маме, - " Не надо, мне было так
больно и противно, что я больше никогда в жизни не отдамся мужчине." Мама
засмеялась и сказала:" Это только в первый раз больно и неприятно. Быть
женщиной великое счастье и, познав один раз мужчину, ты обязательно захо-
чешь его в дальнейшем." "Нет",- сказала я маме, -"больше никогда не допущу
к себе Рема." "Запомни",- ответила мама,-" чувство оргазма приходит не сра-
зу, но оно придет и тогда ты поймешь, что значит мужчина в жизни женщины."
Мы долго просидели с мамой в ее комнате и она раскрыла чудесную книгу жиз-
ни, из которой многое, ранее не понятное прояснилось для меня.
Рано утром Рем вышел к завтраку с таким видом, будто в его жизни ничего
не произошло. Он был в отличном настроении, шутил со мной и сделал маме
несколько комплиментов. Мама тоже не подала вида, что ей все известно и,
поев, мы пошли гулять. Рем спросил, как я себя чувствую и долго целовал ме-
ня в глухой аллее, не прилагая усилий вновь овладеть мною. Он пообещал при-
ехать в ближайшие дни и, проводив его к автобусу, я вернулась домой.
После отъезда Рема два дня я была совершенно одна и имела возможность
разобраться в своих чувствах. Мама на эту тему больше со мной не говорила,
как будто ничего не было. Я с нетерпением ждала приезда Марты, которая
засиделась в городе. Приехала она только на четвертый день и сразу же при-
бежала ко мне. Ее мама осталась в Копенгагене и мы сразу же пошли к ней.
Марта притащила из города полную сумку разных книжек эротического со-
держания и мы с интересом принялись их рассматривать. На многих фотографиях
были показаны половые сношения в самых разных позах. Мы не могли оторвать
от них глаз. Особенно отчетливо можно было рассмотреть, как мужской член
входит в женщину, находящуюся на четвереньках. Она стояла опершись на спин-
ку кресла, а мужчина стоял на полусогнутых ногах, заталкивая ей со стороны
зада во влагалище свой громадный член. При этом женщина почему-то улыба-
лась. Мы так и подумали, что ей это очень приятно.
Под влиянием картинок Марта очень сильно возбудилась. Глаза ее засвер-
кали каким-то сумасшедшим огнем, ноздри начали раздуваться и губы задрожа-
ли. Она предложила мне сыграть в лесбиянок и я охотно согласилась. Мы быст-
ро разделись и, как это было на одной из картинок легли на кровать валети-
ком. Свои ноги мы просунули под бедра друг другу и наши половые органы
сильно прижались меж собой. В такой позе, раздвинув руками половые губы, мы
стали тереться промежностями. Наши клиторы при этом сильно соприкасались,
скоро мы пришли в состояние экстаза и бурно кончили почти одновременно. Та-
кое сношение мне понравилось больше, чем с Ремом. И я поклялась больше ни-
когда не связываться с мужчиной.
Сначала я хотела промолчать о потере невинности, но под влиянием сноше-
ния с Мартой я ей все рассказала. Слушая меня, Марта то бледнела, то
краснела. Ее трудно было узнать. Она требовала от меня деталей и подроб-
ностей: как я отдавалась и как я могла вообще ... Я ей все рассказала. Нео-
жиданно Марта сказала:" Бетти, ты любишь меня?" Я, разумеется, ответила,
что да. "Тогда ты должна сделать так, чтобы и я осталась с Ремом." Я сказа-
ла, что сделаю все возможное, чтобы оставить их вдвоем.
Рем приехал через четыре дня на своей машине. Мы все трое пошли ку-
паться, а потом пообедали у Марты. Я чувствовала, что Рем хочет остаться со
мной, но сославшись на головную боль, пошла в спальню и попросила Марту
прогуляться с гостем, а потом проводить его. Рем как-то странно посмотрел
на меня, посадил в машину Марту и поехал к ее даче. Марта была одна дома и
я уже представляла, что там происходит. Потом я легла спать и долго не мог-
ла уснуть.
Встала я часов в 6 утра и направилась к дому подруги. Первое, что я
увидела была машина Рема, которая медленно отходила от дачи. Значит Рем но-
чевал у Марты. Чувство глухой ревности охватило меня. Я ругала себя за то,
что так глупо отдала подруге первого в своей жизни мужчину, который для ме-
ня теперь далеко не безразличен. Я мысленно представила себе, как Рем лежал
с Мартой, как овладел ее телом и заплакала от обиды и унижения.
Проводив взглядом машину, я приняв, несколько таблеток, заснула тревож-
ным сном. Утром мама едва разбудила меня к завтраку и сказала, что заходила
Марта и просила передать, чтобы я обязательно зашла к ней. Сгорая от рев-
ности и любопытства, кое-как поев, я прибежала к подруге. Марта была бледна
и взволнованна. Только расцеловались с Мартой как она начала рассказывать:"
Когда мы остались вдвоем, Рем долго меня целовал, я очень сильно возбуди-
лась, и, когда он стал снимать трусы, совсем не сопротивлялась, а что было
потом даже трудно рассказать. Помню только, что его тело оказалось меж моих
ног, помню его жгучие поцелуи и, наконец, как было больно, когда его член с
большим трудом стал входить в мое влагалище.
1 2 3 4 5