Левое меню

Правое меню

 керамическая плитка александрия      https://legkopol.ru/catalog/laminat/svetlyj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А это я откуда знаю? Я ведь никогда раньше не бывала в этом доме, никогда не заходила в эту комнату и, конечно же, не держала в руках эту замызганную куклу. Откуда же эта уверенность, причем не только в поступках, но и в ощущениях? Откуда это убежденность, что лестница находится слева, шерсть у слона мягкая, а голова Петрушки плохо держится на кукольных плечах и с ней нужно обращаться осторожно? Откуда все это?
Мерно покачивая кукольную голову в ладони, я принялась спорить сама с собой:
- А может бывала, но забыла? Если более важных вещей не помню, то и это легко могла забыть. Хорошо, я забыла, а хозяева дома? Как быть с Марией Ефимовной и лысым Стасиком? Они тоже все забыли и потому не узнали меня? Так? Или узнали, но притворились, что не помнят?
Такой поворот в собственных рассуждениях мне не понравился, он загонял меня в тупик, выхода из которого я не видела. Как не напрягала я свою фантазию, придумать причину, вынуждающую хозяев дома притворяться и делать вид, что мы не знакомы, не могла. Изрядно помучившись, решила посмотреть на проблему с другой стороны:
- А может в действительности все обстоит значительно проще? Никаких воспоминаний нет, а все это фокусы моего травмированного разума? Вроде, есть такое явление, когда человеку незнакомые вещи представляются знакомыми? Кажется, "ложная память" называется. Может, после травмы у меня и возникла эта самая "ложная память"?
Идея понравилась, она позволяла объяснить все странности моего поведения и я принялась крутить её в голове. Я примеряла её к себе и так и этак, но в конце концов со вздохом отбросила:
- Допустим, в отношении игрушек это объяснение ещё можно принять. Возможно, в моем туманном прошлом я видела похожие предметы, воспоминания о них отложились где-то в глубине сознания, а при виде слона и куклы вдруг взяли да и всплыли. Так сказать, по ассоциации! И свои сегодняшние выводы я сделала, основываясь на опыте прошлых лет! И они оказались правильными! Может такое быть? С некоторой натяжкой отвечаю: Да! А как быть с лестницей? Откуда я знала, в какую сторону идти? С того места, где я стояла, её видно не было, а я, между тем, ни секунды не сомневаясь рванула влево. Какая уж тут ассоциация! Я знала, что лестница в том конце! Знала, хоть ты тресни! А откуда?
Вопросы, вопросы, вопросы.. А ответов нет! От всех этих бесполезных размышлений начала болеть голова. Пока ещё она ныла слабо, но, если не прекратить над ней измываться, приступ мне был гарантирован. Допустить этого было никак нельзя-место и момент были совсем уж неподходящими и я твердо отбросила в сторону все сомнения, решив, что обдумать их можно и на досуге. Аккуратно пристроила Петрушку на кровать и собралась покинуть детскую, как вдруг заметила дверь в другую комнату. Внезапно появилось чувство, что мне нужно туда попасть и я найду ответы на все вопросы. Чувство было таким сильным, что я не колебалась ни минуты.
Если там была детская, то здесь была спальня взрослого человека, причем небольшая и очень скромная. Вид у комнаты был совершенно нежилой. Все прибрано, кровать застелена и ни одна мелочь не указывала на то, что в ней кто-то живет. Только на комоде перед зеркалом сиротливо стоял пузатый флакон с духами. Я подошла, отвинтила пробку и в ноздри ударил горьковатый, до боли знакомый аромат трав. В тот же миг голова закружилась, в висках запульстировала боль, в глазах потемнело. Чтоб не рухнуть, я ухватилась рукой за край комода и, пытаясь перебороть головокружение, закрыла глаза. Подождав, пока комната перестала вращаться вокруг меня, осторожно вернула духи на место и побрела назад. Покидать в таком состоянии дом было бы безумием. Мало того, что первый приступ отнял все силы, он мог и повториться, причем прямо посреди дороги.
Перед глазами стелилась пелена, пол колыхался и норовил уплыть из под ног, ступни казались налитыми чугуном. Хотелось лечь прямо на ковровую дорожку и затихнуть, но я, цепляясь руками за стены и борясь с подкатывающей к горлу дурнотой, упорно продвигалась вдоль коридора к "своей" комнате. Наконец, добралась до распахнутой двери, сделала над собой последнее усилие, шагнула через порог и замерла.
За то время, что я отсутствовала, комната разительно изменилась. Исчезла светлая с обильной позолотой мебель на изящно-гнутых ножках, не стало зеркал и кровати под серым шелковым покрывалом, вместо всего этого великолепия появился практичный кожанный диван немаркого зеленого цвета и три огромных кресла. По стенам громоздились массивные шкафы с книгами, между ними были развешаны гравюры в строгих рамах. В углу примостился музыкальный центр, около окна стоял длинный письменный стол с компьютером. Все очень солидно, дорого и... мрачновато. Из общей картины выбивалась только гитара, небрежно брошенная посреди комнаты на ковре.
Перед монитором во вращающемся кресле вальяжно раскинулся худощавый парень и с веселым любопытством смотрел на меня. На вид ему можно было дать не больше двадцати, хоть он и пытался бороться с этим недостатком, отрастив для солидности усы. Однако, усилия пропали даром, усы у него получились такие же несерьезные, как и он сам. Чересчур светлые и совсем не густые, они смешно топорщились над верхней губой и не только не скрывали возраст владельца, а напротив подчеркивали его молодость. Немало способствовала этому и лохматая шевелюра, в которую он имел привычку непрерывно запускать пятерню. Одет незнакомец был в демократичные линялые джинсы с прорехами на коленях, тяжелые ботинки и бесформенную футболку с надписью "Через секс-к свободе!"
- Ты кто? - нахмурилась я.
Парень удивленно вздернул белесые брови, ткнул себя пальцем в грудь и переспросил:
- Я?!
Я осторожно, стараясь не разболтать ту муть, что колыхалась под черепной коробкой, кивнула.
- Константин. - охотно откликнулся парень.
- Постоялец?
Спросила, между прочим, без всякой подначки, просто он со своей неформальной внешностью совешенно не вписывался в этот чопорный интерьер. На мое счастье парень не обиделся, беззаботно ухмыльнулся и сказал:
- Вообще-то я довожусь сыном хозяину этого дома, но, если зрить в корень, то можно считать меня и постояльцем. А ты, та прекрасная незнакомка, что кинулась вчера под колеса отцовской машины? Я правильно понимаю?
Он театрально закатил глаза и слегка подвывая торжественно продекламировал:
"И веют древними поверьями её упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука."
- Это не про меня. - покачала я головой.
Парень окинул меня цепким взглядом и охотно согласился:
- Точно не про тебя.
Неожиданно, я почувствовала себя задетой, хотя ещё минуту назад сама сказала то же самое.
Интересно, что ему во мне не понравилось? Неужто мой наряд? Ну, так это он зря! Я ж не виновата, что моя собственная одежда пришла в такое состояние, что место ей только на помойке, а в сундуке у бабы Глаши ничего новее этого платьица сороколетней давности не нашлось. И, вообще, не так уж он и плох, мой наряд. Это, между прочим, выходное платье Глаши, шила она его к собственной свадьбе, берегла, как зеницу ока, и одевала потом считанное количество раз. А может ему показалось, что талия у платья не на месте и длина немного не та? Ну, так это с какой стороны смотреть! Если же принять во внимание, что мода развивается циклично и в ней суперновое-это хорошо забытое старое, так оно вообще может считаться предвестником грядущих перемен в портняжном искусстве. А что платок у меня на голове повязан на манер колхозницы, так это не от хорошей жизни. Когда баба Глаша выстригала мне ножницами волосы, она о красоте не думала. Это потом мы с ней сообразили, что такую голову людям показывать-только пугать. Вот и снабдила меня сердобольная Глаша своим выходным платком, что б было чем обкромсанные пряди прикрыть.
Я строптиво вздернула подбородок и послала наглецу гневный взгляд, который по идее должен был испепелить его на месте. К сожалению, взгляд на парня никакого действия не оказал, а вот боль у меня в затылке всколыхнулась и запульсировала сильнее. Я не сдержалась и непроизвольно скривилась, что не прошло незамеченным для моего собеседника. Он перестал улыбаться и внимательно глянул на меня:
- Плохо чувствуешь себя? Неужели вчера так крепко к машине приложилась? Вообще-то тебя ночью осматривал наш домашний доктор, его отец вызывал. Так вот он сказал, что с тобой все в порядке. Машина задела тебя вскользь, да и упала ты очень удачно. Если б свалилась на асфальт, то наверняка расшиблась, а ты умудрилась отлететь в кусты. Они самартизировали и ты отделалась царапинами и ушибами.
Говорливость парня меня стала раздражать и я уже сделала шаг назад, собираясь его покинуть, как он вдруг добавил:
- Правда, на голове рана имеется, но она давнишняя и почти зажила. Кстати, откуда она у тебя?
Последний вопрос, хоть и заданный мимоходом, мне вообще не понравился и чтоб пресечь дальнейшие расспросы, я нехотя процедила:
- В автомобильную аварию попала.
Я надеялась, что от поймет неуместность своего любопытства и отвяжется от меня, но просчиталась. Мой ответ не только не угомонил собеседника, а напротив, привел в необыкновенное восхищение:
- Ну, ты даешь! Так это с тобой случается регулярно? Ты, что, под все проезжающие мимо машины кидаешься?
Я подняла брови и выразительно посмотрела на него, намекая, что парень сморозил глупость.
Он на мою гримасу внимания не обратил, заговорщицки подмигнул и, понизив голос, спросил:
- А может ты нарочно под колеса отцовской тачки кинулась, а?
Спросил, склонил голову к плечу и очень хитренько на меня посмотрел.
- Ты хоть сам понимаешь, что несешь? Зачем бы я стала это делать? возмутилась я, забыв о собственном отвратительном самочувствии.
- Ну-у, не знаю. Может у тебя какая тайная цель была. Деньги, например. - задумчиво протянул он и остро глянул мне в глаза.
Еще минуту назад я, утомленная пустой болтовней и мучающаяся головной болью, мечтала прекратить разговор и уйти, но такой неожиданный поворот меня изумил:
- А деньги здесь при чем?
- Отец у меня человек не бедный. Так я подумал, ты под машину кинулась, чтоб потом компенсацию требовать. - охотно пояснил Костя. Потом шмыгнул носом и доверительно добавил:
- Вокруг папаши много народу крутится и все денег хотят.
- Ты тоже? - ехидно поинтересовалась я.
Мой выпад его искренне позабавил:
- А как же? Чем я хуже других? Мне деньги очень нужны! Девушки, гулянки, запчасти к мотоциклу... А потом, я ведь непутевый! С меня спроса нет! Все знают, что я ни работать, ни учиться не хочу. Числюсь студентом, а глаз в институт не кажу.
Константин почесал переносицу и доверительно поделился:
- Скучно там! Не интересно! Я считаю, чем на лекции дремать под нудный голос препода, лучше на гитаре поиграть или за компьютером посидеть. Это по мне!
- С тобой все ясно! Ты - лоботряс! - с пониманием кивнула я и тут же поплатилась за это новым приступом головокружения. - А по поводу вчерашнего ты заблуждаешься. Никакой скрытой цели я не преследовала, случайно все вышло. Дорогу я в неположенном месте переходила.
- Что ж ты так неосторожно? Необдуманные поступки часто кончаются трагически. - задумчиво проронил мой собеседник и на мгновение показался мне старше своих двадцати лет.
- Учту. - вяло промямлила я и повернулась к двери, собираясь уходить.
- Куда торопишься? Давай ещё поболтаем. Делать все равно нечего, а ты, как я погляжу, человек интересный.
- В другой раз. Неважно мне. - отмахнулась я.
Видно, я действительно выглядела плохо, потому что он всполошился и вскочил из кресла:
- Давай провожу! Твоя комната рядом, через стенку.
Заботливо подерживаемая под локоть новым знакомым, я кое-как доковыляла до кровати, без сил рухнула на неё и закрыла глаза.
- Если что нужно, кричи, я прибегу. И не бойся меня потревожить, ничем серьезным я не занят. Деньги кончились, а новых не дают, вот и приходится дома сидеть.
Эти слова были последними, что я слышала, потом хлопнула дверь и в комнате стало тихо.
В ожидании новой волны боли, я сжалась в комок и крепко обхватила голову руками. Боль, действительно, пришла, но, хоть это и странно, не такая сильная, как я ожидала. Некоторое время я боролась с ней, потом расслабилась и заснула. Нет, видно права была Глаша, когда убеждала меня, что болезнь постепенно пройдет. Раньше приступы длились дольше и были более изматывающими.
Спала я на удивление спокойно. Мне ничего не снилось и проснулась я, хоть и разбитой, но без головной боли и тошноты, что в моем теперешнем состоянии было большой удачей. Осторожно повернувшись на бок, я прислушалась к себе, но тревожных симптомов не обнаружила и потому посчитала себя на ближайшее время совершенно здоровой. В комнате было сумрачно и я лениво отметила, что на дворе уже вечер. Встала, медленно подошла к окну и выглянула наружу. С высоты второго этажа открывался вид на сад, какие-то одноэтажные строения и лужайку перед домом, по которой важно расхаживали жирные чайки и что-то собирали в траве.
- С озера прилетели. - подумала я и перед моим внутренним взором встала гладь небольшого озера с поросшими камышом берегами и лодочной пристанью. Картина была такой яркой, что я ни на минуту не усомнилась в реальном существовании озера, но, как ни странно, ни капли не расстроилась по поводу очередного фортеля собственной памяти. Я так устала от всех этих загадок, что сил не было думать о них. Ну есть озеро и ладно! Вспомнила я о его существовании и хорошо! А откуда я о нем знаю, потом разберусь.. Не это в тот момент заботило меня, гораздо важнее было собраться с силами и добраться до собственной квартиры. Все-таки у меня там лежал труп, а я уже целые сутки находилась вдали от него.
Я медленно спускалась по лестнице, осторожно неся свою больную голову и стараясь резким движением не спровоцировать нового приступа. Ноги по щиколотку утопали в ковровой дорожке, устилающей ступени, рука легко скользила по атласной поверхности резных перил и я лениво подумала, что денег в этом доме немеряно, а значит всегда найдутся охотники ими поживиться. Так что Костя, скорей всего, прав, опасаясь чужих людей и подозревая всех без разбору в коварном желании урвать кусок от имущества своего отца.
На площадке между пролетами стояла крепко сбитая, ладная девушка и усердно терла оконное стекло. Заметив краем глаза движение за спиной, с улыбкой обернулась, ожидая увидеть кого-то из своих, и тут её взгляд наткнулся на меня. Она как стояла с поднятой тряпкой в руках, так и застыла, не замечая, что грязная вода капает на светлый ковер. Улыбка медленно сползла с круглого лица со здоровым деревенским румянцем, уголки пухлых губ опустились, глаза испуганно округлились. В одно мгновение кровь отлила от щек и они из розовых стали мертвенно бледными. Сообразив, что своим неожиданным появлением напугала бедную девчушку, я растянула губы в улыбке и смущенно прошептала:
- Извини, не хотела тебя пугать.
Девушка ничего не ответила, только судорожно дернула головой, быстро отвернулась и снова принялась тереть невидимое пятно на стекле. Я секунду постояла, затем пожала плечами и продолжила свой неторопливый путь вниз по лестнице. Ее реакция меня немного огорчила, но совсем не удивила. Я уже начала привыкать к тому, что люди при виде меня цепенеют и слегка пугаются. Думаю, я никогда не была особенно красива, а после болезни исхудала и стала выглядеть просто ужасно, да и наряд меня не красил. Я подумала, что в ближайшие дни нужно обязательно сходить в магазин и купить себе что-то более подходящее из одежды. Но эти мысли прошли мимоходом, мелькнули и тут же исчезли. В тот момент меня больше волновало, как выбраться из дома и избежать встречи с хозяевами, особенно с Марией Ефимовной. Хлопотливая старушка могла опять пристать ко мне с уговорами остаться, а я не была уверена, что у меня хватит сил им сопротивляться.
Благополучно одолев спуск, я оказалась в холле первого этажа. Прямо передо мной был выход на улицу, справа-дверь в столовую, слева - в кабинет, за спиной-в кухню.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
 керама марацци фрегат отличный магазин, заказывайте тут 
 магазин ПлиткаОбои 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/mebel-dlya-vannyh-komnat/penaly/napolnye-25-30-sm/