Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/ceramica-classic/venice-176066-collection/      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/Tarkett/Force/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эта развалина - историческая ценность. Побродишь вокруг такого сокровища и душу отведешь...
- Возможно, и так, - ответил Рябов. - Я-то занят другим, мне пока не до этого.
К Белоусову Рябов и Дьяконов вошли вместе.
- Случайно встретились у развалин церкви, - простодушно доложил Рябов.
- Я не сомневался в том, что вы его там встретите, - ответил Белоусов, еще не успевший раздеться после возвращения с улицы.
- Не понял? - удивился Дьяконов, и с лица его начала сходить краска. - Что значит не сомневались? Вы меня что, там раньше видели?
Белоусов пододвинул Дьяконову газету:
- Читайте вот это место.
Тот, вскинув брови, поднес газету к близоруким глазам, затем положил ее на стол. Помолчав, едко ответил:
- Что же тут особенного? Обычное объявление. Их публикуют десятками в каждом номере.
- Если бы так, - вздохнул Белоусов. - Не скрывается ли за объявлением некоей дочери Венгеля что-то другое?
Дьяконов пожал плечами и, уже нервничая, ответил:
- В объявлении о выступлении сотни зверей в нашем богоспасаемом городишке тоже можно найти некий тайный смысл. Не лучше ли не тратить зря время на поиски шифра в неграмотных окских рекламах? Тем более что сейчас есть дела поважнее. Нужно готовиться к облаве в ресторане. А то за ребусами забудем о главном.
Он неспеша полез в карман. Рябов следил за каждым его движением. Дьяконов достал носовой платок, вытер подбородок, шею. Похоже, предатель старался выиграть время, соображал, прикидывал: действительно ли попался? Если да, то все ли потеряно? Он знал: нет трудных ситуаций, из которых нельзя было бы выйти победителем, надо только думать, думать...
- Теперь нам эти объявления кое-что говорят, - заметил Белоусов.
- Увы, не случайно ты оказался около церкви, - добавил Рябов.
Однако веских улик против Дьяконова пока не было.
Начальник оперчасти резко повернулся к Семену Гавриловичу:
- Вот еще новости! Ну и зачем же я туда ходил?
- А вот и надо разобраться, - уклончиво проронил Белоусов и тут же повысил голос: - Какого черта все-таки ты делал у этой развалюхи? Архитектурой, говоришь, любовался, и это в то время, когда получил от меня срочное задание? Ну как? Сам расскажешь или подсказать?
Дьяконов молча уставился на Белоусова, соображая, какие же у них улики против него.
- Ты неискренен, - продолжал начальник милиции. - Могу сказать определеннее, но, надеюсь, суть похода к церкви ты доложишь сам.
- Да вы что? В чем меня подозреваете? Что за глупость! - вскипел Дьяконов. - Не нужен вам - уйду на фронт. Там мне всегда роту солдат дадут. Повоюю, не впервой. Давно замечаю, не доверяете мне.
И Белоусов, и Рябов медлили, понимая, что прямых улик против Дьяконова пока нет. В конце концов оторваться от задания, даже срочного, чтобы прогуляться часок-другой по морозцу, когда все так измотаны службой, это всего лишь... ну нерадение, ну должностной проступок, к тому же не бог весть какой тяжелый. Однако... Ждали возвращения Калинина. Тянули время в разговоре вокруг да около.
Наконец раздался телефонный звонок. Калинин отрапортовал: "Убили швейцара гостиницы. Он зашел после Дьяконова в церковь. При нем найдена записка со сведениями о предстоящей ночной операции в ресторане Слезкина".
- Несите ее сюда, - приказал Белоусов - Немедленно!
Вскоре Калинин вошел в кабинет и положил на стол Белоусова трофеи.
Увидев на столе свою записку, Дьяконов выхватил из кармана пистолет. Но выстрелить не успел - Рябов крепко схватил его за руку, а Калинин мощным ударом уложил предателя на пол,
- Ладно, ваша взяла, - угрюмо пробормотал Дьяконов, сплюнул с губ кровь и зло закричал: - Но и вас всех, как собак, не сегодня-завтра передушат!
- Предатель, - брезгливо поморщился Белоусов. - Под трибунал негодяя!
Когда Дьяконова увел конвой, Белоусов сам себе задал вопрос:
- Как он к нам проник? Ведь мы с первого дня полностью ему не доверяли. А проверять стеснялись...
- Вот наше первое спасибо сотруднику МУРа Столицыну, - заметил Семен Гаврилович.
Кто-то постучал. На пороге появился священник в черной рясе. Сжимая пухлыми пальцами медную ручку двери, проговорил:
- Я по важному делу. Оградите храм от разгрома. Сохраните Божьи ценности. Гибнут они от разбойников на глазах прихожан.
- Что случилось? - спросил Белоусов.
- Подчистую разорили этой ночью Никольскую. - Батюшка горестно качал головой. - Унесли бриллианты, иконы, украшенные алмазами и жемчугом. Забрали изумительной работы кресты, цепочки. Духовные лица города в отчаянии. Извещен его преподобие архимандрит Арсений. Бога ради вас просим... - Священник сдвинул клобук на вспотевший от волнения лоб и страдальческим голосом продолжал: - И ведь не в первый раз вторгаются в храм, супостаты. Еще третьего дня после вечерни пытались. Слышу, по водосточной трубе и по выступам в стене крадется грабитель. У окна привязался и стал пилить решетку. Мы с дьяконом Никифором онемели от страха. Богу стали молиться. Вору воспрепятствовала окованная ставня.
- Вы знаете, куда сбывается церковная утварь? - спросил Рябов.
- В ювелирные да мастерские. Куда же еще. На рынке торгуют. Прихожане наблюдали. Истинный Бог, светопреставление! Деды наши и пращуры в изделия душу всю вкладывали, мастерили, отливали, а варвары все под молот пускают и торгуют слитками. Церковный жемчуг продавал в харчевне Кудеярова некто Бибин. Тот самый, которого два года назад осудили за убийство и грабежи к пожизненной каторге. Уже на свободе! Разгуливает по городу.
- Постараемся найти Бибина и все, что нужно, сделаем, - пообещал начальник милиции.
- Верю, потому больше не ропщу. Новой власти, знаю, Бог не помеха. Священник, задев толстым боком за дверной косяк, вышел из кабинета, оставив после себя специфический церковный запах.
Максим Андреевич пригласил секретаря:
- Катюша, ко мне никого не пускай. Закрой на ключ дверь приемной. Сама пользуйся входом через дежурную комнату. Мы с Семеном Гавриловичем будем заняты, и долго.
Новогодний бал близок
- К вам можно, Герман Карлович? - раздался голос Лизы. - Я не одна.
- Прошу. Входите.
- Вот, телефонист пришел, - уточнила Лиза, вводя в номер Савкова. Не помешает вам? Ему надо починить аппарат.
- Что вы, Лиза, пусть заходит, - ответил Столицын. - Хоть я телефоном и не пользуюсь, звонить некому, однако...
- Я вам не нужна сегодня? Мы с Шурой уходим на собрание.
- Нет, пожалуйста, можете быть свободны.
Лиза торопливо удалилась. Теперь можно было поговорить с приятелем.
- Новостей полный короб, - сразу же начал Савков. - Арестован Дьяконов. Это раз.
- Когда?
- Только что.
- Значит, газета...
- Через старую церковь шел обмен информацией. Предатель пойман. Он передал сведения о сегодняшней операции бородатому швейцару.
- Успел-таки передать?
- Дьяконов-то успел, но швейцар убит. Записка была при нем.
- Ну!
- Могу еще порадовать вашу светлость, - улыбнулся Савков. - Это уже будет два. Утром арестованы управляющая Соболева и распорядительница Гоголева, она же Ердецкая. Были в одной шайке со швейцаром. Да, еще проверкой установлено, что сосед Платонов - сбежавший растратчик из тамбовского продовольственного комиссариата. Разыскивается. Есть данные, что до революции сидел в Таганской тюрьме вместе с Ленькой-Иголкой. После хищения казенных денег в Тамбове приехал сюда. Устраивал его в гостиницу Леонид. Это показания управляющей. Старуха сразу раскисла на допросах. Распорядительница - покрепче орешек... Вот такие новости. Осталось вручить вот это, - связной достал из внутреннего кармана пиджака пакет, подбросил его на руке.
- Что такое? - заинтересовался сотрудник МУРа.
- Разберись сам, я займусь телефоном. - Он раскрыл ящичек с инструментами. В пять минут сменил аппарат, позвонил на станцию, убедился в хорошей слышимости, дал отбой двумя оборотами ручки.
- Телефон сдаю в полной исправности. Пользуйся, кстати, им осторожно. На станции могут подслушивать. А там далеко не все за большевиков. Как и в этой гостинице.
Он надел шапку, застегнул полупальто.
- Что передать Белоусову?
- Скажи, что план не меняется. Встречаемся в ресторане. Мы с Кривоносовым будем там. Это передай на словах. В отношении Зоси добавь, что рыбка на приманку клюнула. Это пока лишь начало. Но оно обнадеживает. Об этом я сообщаю в письме. Вот, держи.
Савков вышел. Тихон запер дверь и вскрыл конверт. С трудом прочитал он записку Белоусова, торопливо написанную плохо отточенным карандашом. "Будь в эту ночь особо внимателен, остерегайся, не выдай себя. Продолжай осваиваться в логове. Ищи пути к атаману. Держись ближе к певице. Благодарю за сведения о Дьяконове. Жму руку". В пакете находилось также несколько справок. Одна из них - об отправке багажа из Москвы в Вену, вторая - о временном выезде в Россию для завершения учебы в Московском университете. Был еще документ, удостоверяющий, что господин Беккер Герман Карлович является сыном царского дипломата, пожелавшего в сентябре тысяча девятьсот семнадцатого года принять австрийское подданство. Имелось также множество квитанций, диплом об образовании, дневник на немецком языке. Словом, губмилиция постаралась на совесть.
Кроме того, в пакете были деньги, два дамских перстня и браслет. Кому они предназначались? Конечно, прелестной Зосе. Значит, Белоусов согласился с предложением Тихона время от времени вручать певице презенты. Ставка сделана на нее. Дорогие подарки, предназначенные девушке, должны окупиться не менее ценными сведениями о банде.
За широким окном, зашторенным занавеской, сгущались сумерки. Считанные часы остались у тысяча девятьсот семнадцатого года. Тихон лег на тахту. Ему надо было собраться с мыслями. Приятный полумрак успокаивал. Тихон уставился в чисто выбеленный потолок так пристально, точно там были написаны ответы на все тревожащие его вопросы.
Перебирая в памяти события последних дней, Тихон как бы подводил предварительные итоги. Появление Беккера расценили нужным образом. К нему благоволят старший официант Иголка, хозяин ресторана, Зося и другие. Проверяют, конечно, для порядка. Так и должно быть. Пошли на пользу игра на рояле в холле, разговор с какой-то приезжей девицей в ресторане Слезкина на немецком языке, при свидетелях. Это, конечно, подействовало на официантов, а через них и на тех, кто глазами, ушами лакеев следит за постояльцем.
Потеряв Дьяконова, бандиты оказались в полном неведении о планах милиции. Вечером они наверняка попадут в ловушку, так как не знают о ней.
Тихон потянулся на тахте. Она едва проминалась под его тощим телом. Посмеиваясь над своей худобой, пощупал под рубашкой ребра. Прошелся по ним пальцами, как по клавишам рояля. Но тут же задумался; "Съезд Советов на носу, а порядка в Окске еще нет. Мало толку и от нас с Кривоносовым". И в то же время... Раньше Тихон ежедневно читал в газетах о погромах в советских учреждениях, грабежах. В последние дни сообщений на эту тему почти не появлялось. Реже стали налеты бандитов. Мероприятия милиции все же давали результаты.
Тихон включил свет. Заиграли блики на золотистых обоях, на дорогой полированной мебели. Он провел рукой по сверкающему никелем ободку тахты, ударил кулаком в гору подушек. Не снится ли ему, что он живет в такой роскоши? Открыл платяной шкаф. Выбрал лучшую кремовую рубашку, светло-коричневый в белую полоску галстук. В тон им надел коричневый костюм, обулся в темно-коричневые полуботинки. Разложил в карманах документы. Надел дорогое пальто на меху, меховую шапку пирожком. Посмотрел в зеркало: щеголь! Пышные волосы выбивались из-под шапки. Он вымыл их утром средством "Перуин-Пето", предварительно трижды прочитав надпись на флаконе: "Опасность грозит волосам, когда начинает появляться перхоть, а следом за ней идет выпадение волос, но бороться с этим злом не так трудно, если регулярно употреблять "Перуин-Пето" из Парижа". Тихону сразу же захотелось привезти домой флакончик и показать своим сестрам...
Новый высокий худой швейцар поклоном проводил постояльца, выходящего из гостиницы. Тихон не удостоил его ни малейшим вниманием.
Площадь перед рестораном Слезкина постепенно заполнялась народом. Несмотря на разруху, голод, молодежь веселилась. После мороза наступило потепление. Горожане восприняли это как предзнаменование грядущих перемен к лучшему - очень уж хотелось этого лучшего. Те, кто мог себе позволить побывать у Слезкина, толпились у входа в ресторан, ожидая назначенного часа. Они уже предвкушали новогодний бал-маскарад. Тут же ходил инвалид из бывших солдат и предлагал за махорку тоненькие брошюрки:
- Подходите, приобретайте. Драгоценные советы знаменитостей! Конец мучениям, тоске и подавленности! Спасение найдено. Покупайте книгу "Половое бессилие и его лечение". Мужчины, спешите узнать, как получить могучую энергию и пользоваться всеми радостями жизни, забыв об ошибках молодости. Все без обмана! Издает аптека Российско-Американского товарищества!
Чуть в стороне от входа в ресторан щебетала стайка девушек. Среди них Тихон увидел Шуру и Лизу. Они слушали свою подругу Веру Гуревич руководителя организации "Молодежь" при Совете депутатов. Та, запрокинув голову, что-то говорила очень горячо и убежденно. Молодежь то и дело хлопала в ладоши. Лиза, обняв Шуру, кокетливо поглядывала в сторону Тихона.
Облава
В банкетном зале уже кипело веселье. У елки кружились ряженые. В малом зале и в отдельных номерах шумело праздничное застолье. Шныряли официанты с подносами, тяжело груженными бутылками и закусками. Промелькнул старший официант Ленька-Иголка. Звенели фужеры с вином, звякали рюмки с крепкими напитками. Взрывались бутылки шампанского, пробки летели в потолок.
- Дамы! Господа! Разрешите приступить к новогоднему представлению, стараясь перекричать публику, надрывался знакомый Тихону конферансье, рыская взглядом по маскам. - Бал открывает любимица публики, наша обожаемая Зосенька. Исполняется романс "Нам жить осталось долго!"
Тихон стоял у буфетной стойки. Старший официант, увидев его, улыбнулся, но тут же снова стал серьезным.
Часы с боем, вставленные в чучело медведя, пробили десять. Осталось два часа до полуночи.
Вышла Зося, одетая в розовую кофточку и длинную светло-серую юбку. Все в ней очаровывало Тихона, девушка уже была ему небезразлична. Улыбаясь, певица несколько раз поклонилась и начала петь. "Великолепный голос", - подумал Тихон. Зося была в ударе. На бис исполняла номер за номером. Прекрасное пение приводило публику в восторг. Весь зал пел вместе с Зосей незатейливую застольную песенку ресторана Слезкина:
Всяк гражданин или воитель,
В часы досуга не забудь,
Что где-то есть твоя обитель,
Туда держи свой спешно путь.
Со вкусом можно здесь покушать,
Ведь ресторан наш хоть куда,
Оркестра музыку послушать
И отдохнуть после труда.
Тихон сдержанно улыбался: "Слабенькая рекламка".
Чем ближе время подвигалось к полуночи, тем беспокойнее становился Леонид. Покрикивал на официантов, суетился, перебегая от кабинета к кабинету, остро всматривался в каждую маску. Кого-то он искал или ждал. Подойдя к Тихону, Леонид с фальшивой улыбкой сказал:
- Господин Беккер, милости прошу за мной. Вы еще не определены? Не годится. Вот сюда, если не возражаете, прошу, это столик холостяков. Отсюда чудесно видна елка. Сцена тоже.
Тихон, пожав плечами, подчинился официанту и уселся на указанное место. Вскоре Леонид, извинившись, подвел к его столику мужчину лет тридцати, худого, с короткими русыми волосами, длинным прыщавым лицом на тонкой кадыкастой шее. Мужчина подчеркнуто недовольно что-то буркнул в адрес старшего официанта и представился Тихону:
- Иоганн Ротэ.
- С вашего позволения... - склонился было к Тихону Леонид, но тот его отстранил.
- Беккер, - изысканно поклонившись, как и подобает воспитанному человеку, ответил вновь подошедшему Столицын.
Леонид удалился, по-прежнему беспокойно шаря взглядом по сторонам.
Тихон посмотрел в центр зала. Там высокий круглолицый мужчина атлетического телосложения с бритой головой подал кому-то знак властным кивком и направился по мраморной лестнице вверх, на второй этаж.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/keramin-1/plitka-keramin-sakura-1s-275kh40-208548-product/ 
 Интернет-магазин Плитка-Обои 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevye-dveri/razdvizhnye/