Левое меню

Правое меню

  широкий выбор тут      Легкопол в Москве 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Взлетная полоса автора, которого зовут Беляев Александр Романович. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Взлетная полоса в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Беляев Александр Романович - Взлетная полоса, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Взлетная полоса равен 479.36 KB

Беляев Александр Романович - Взлетная полоса - скачать бесплатную электронную книгу




«Взлетная полоса»:
Александр Павлович Беляев
Взлетная полоса

Роман
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ТАНКОДРОМ
В просторном кабинете сидели двое: маршал авиации и генерал-лейтенант. Оба чуть старше средних лет. Маршал был несколько полнее. Генерал постройнее, посуше. Темные волосы маршала гладко зачесаны назад. Седая шевелюра генерала волной вздымалась надо лбом. Говорили вполголоса. Маршал продолжал:
– Мало того, что уже в два-три раза обогнали звук, так теперь еще ночью хотим летать, как днем. А это знаешь сколько сразу проблем породило?
Генерал ничего не ответил, только понимающе кивнул.
– Одним словом, как за два "м" перевалили, сразу стало ясно, что этот "ночной глаз", который мы сейчас используем, ни к черту не годится. Не успевает летчик отреагировать на то, что видит через этот прибор. Самолет-то несется с бешеной скоростью. Смотри…
Маршал снял трубку, кому-то сказал:
– Начинайте. Прямо со второй части.
В кабинете неожиданно погас свет. И на экране, повешенном в простенке между окнами, с большими искажениями перспективы замелькали детали рельефа: поля, перелески, овраги, - промелькнула светлая лента речушки, снова мелькнуло поле.
– С трудом, но кое-что различаю, - сказал генерал.
– Различать - мало. Летчику бомбить надо, - заметил маршал. - А как он сбросит туда бомбы, если все это от него в стороне не за два и не за три километра? А когда он начинает искать цель по маршруту полета, короче говоря, под собой, "ночной глаз" не больших скоростях и малых высотах слепнет.
И тотчас на экране все превратилось в сплошные серые полосы. Когда экран погас, в кабинете опять зажегся свет.
– Эта съемка велась хоть и ночью, но при ясной погоде. А при дожде, в туман вообще ни черта не разберешь. Так что нужен мне другой прибор. Совершеннее. Есть у тебя что-нибудь в этом плане?
– Кое-что намечается, - ответил генерал. - Три года КБ Кулешова работает. Испытания начали еще в прошлом году.
– Новый прибор ночного видения? - оживился маршал.
– С очень широким полем видимости.
– Так это как раз то, что мне требуется!
– Кулешов для сухопутчиков его готовит. На танках уже установили.
– Неважно! Переделаем! - обрадовался маршал. - Сам же говоришь: ему и туман не помеха, и поле зрения у него очень широкое. Значит, летчик увидит все, что надо. Лучше сориентируется. Точнее отбомбится. Когда опробовать можно?
– Надо сначала самому посмотреть, - улыбнулся генерал. Он поднялся из-за стола, заложив руки за спину, прошел до двери кабинета, вернулся, остановился у окна. Внизу, по проспекту, сплошным потоком мчались автомобили. - Завтра поеду посмотрю, что у них получилось, - задумчиво проговорил он. - "Совой" назвали.
Глава 1
Перевалив через подъем, танк тяжело плюхнулся в выбоину, разбрызгав по обочинам трассы скопившуюся на дороге грязь. Не останавливаясь, он помчался дальше, вперед, в глухую темноту ночи. Через минуту на подъем, следом за ним, взлетела вторая машина. За ней - третья… Ветер неожиданно разорвал тучи. В просвете между ними показалась луна и осветила трассу, танкодром, обступившие его со всех сторон леса, косогор с могучими соснами и танками: шесть забрызганных грязью и оттого казавшихся еще приземистыми и мрачными движущихся друг за другом по дуге бронированных машин. Седьмой двигался как бы в фокусе образованного ими полукольца, примерно на равном удалении от головы и хвоста колонны.
В его башне, внимательно наблюдая за экраном установленного для испытания прибора ночного видения, сидел командир роты капитан Сергей Кольцов. Выражение лица его было хмурым, взгляд - сосредоточенным. Время от времени Кольцов брался за ручки настройки прибора, стараясь улучшить резкость изображения. Но на экране все было видно словно сквозь дымку.
– Это крот какой-то, а не "Сова", - не сдержался в конце концов Кольцов.
Неожиданно на экране появился силуэт какой-то башни. Кольцов пригляделся и скорее по памяти, нежели сумел что-либо разглядеть, определил, что это часовня. Она стояла у самой границы танкодрома, за полем и выпасом. Кольцов попытался поточнее настроить прибор на часовню, но на экране появились линии помех. Видимость стала еще хуже. Кольцов включил кнопку автоматической подстройки и, открыв люк, поднялся над башней. В лицо ударил поток сырого воздуха. Танк двигался по низине. В разрыве туч проглядывала луна. Вдоль трассы, как в молоке, плыли вершины деревьев, темнел косогор, и ясно как на ладони Кольцов вдруг снова увидел часовню. Но теперь она была совсем рядом. Это так поразило Кольцова, что с языка у него сама собой сорвалась команда:
– Стоп! Что за чертовщина?!
Танк остановился. Рядом с Кольцовым из башни поднялся сержант Звягин. Оглядевшись по сторонам, он не удержался, похвалил механика-водителя:
– Вот жмет Акрам! Уже полмаршрута проскочили!
– Часовня-то рядом! - не мог успокоиться Кольцов.
– Конечно… Где ж ей быть?
– А сколько "Сова" до нее показывает?
Звягин нырнул обратно в танк, снова вылез из башни.
– А "Сова" показывает до нее еще километра два! - доложил он.
– Вот тебе и "конечно"! Сделай контрольный замер.
Сержант проворно припал глазом к небольшому прибору, установленному на броне машины. Нажал кнопку подсвета. Внутри прибора зажглась лампочка. Окуляр под глазом сержанта засветился нежным зеленоватым светом.
– Триста двадцать метров! - доложил он.
Кольцов сделал запись в тетради, затем скомандовал:
– Вперед!
Он осмотрел трассу и поежился. Сырой воздух забивался под комбинезон, холодил грудь. Осень заявила о себе не по времени рано и неожиданно. "Вот и лету конец", - подумал Кольцов, вспомнив о том, что еще совсем недавно, всего каких-нибудь два-три дня назад, даже вот в такую позднюю вечернюю пору на танкодроме нечем было дышать.
Все лето выстояло сухим и знойным. В мае прошли дожди. И знатоки природы наперебой заговорили о том, что ясной погоды ждать не придется, что и июнь, и июль, а может, и август будут сырыми. Но все получилось наоборот. В июне дождь покрапал лишь для порядка. В июле солнце безжалостно высушило все болотца и мочажины. А в августе пожухла даже осока. Земля растрескалась. Гимнастерки солдат побелели от частых стирок. Над танкодромом и прилегающими к нему дорогами постоянно собиралось густое облако пыли. Поднятая гусеницами и колесами машин пыль подолгу висела в воздухе, лезла в открытые люки, под чехлы оружия и приборов, под шлемофоны, мешала дышать, забивалась в рот, противно скрипела на зубах. И вдруг, когда казалось, что этой жаре и этой пыли не будет конца, на пересохшую землю обрушился дождь - шумный, обильный, тяжелый, обложной дождь. Он шел день, ночь, еще день, словно хотел затопить округу. А когда кончился, сразу стало свежо…
Не увидев в темноте знакомых габаритных огней танков роты, Кольцов запросил по радио командира первого взвода:
– "Буря-12"! Как там у вас?
– Полный порядок, товарищ капитан! - раздалось в ответ в переговорном устройстве.
– Движешься по прибору?
– Так точно!
– Ну и где же ты?
– Подхожу к переезду.
– А, так ты на высотке… У тебя туман есть?
– Никак нет…
– Тогда вот что, - принял решение Кольцов, - веди взводы в пункт сбора…
– Есть!
– Приведешь - доложи. И жди меня.
– Понял!
Кольцов начал вызывать командира батальона.
– "Гром"! "Гром"! Я - "Буря". Первый и второй взводы задачу выполнили. Колонну в пункт сбора ведет лейтенант Аверочкин.
– Я - "Гром". Вас понял! - послышался в ответ глуховатый голос комбата майора Семина. - А вы чем занимаетесь?
– Продолжаю проводить замеры.
– Много осталось?
– Работы на полчаса, не меньше, - доложил Кольцов.
– Заканчивайте быстрее. Вас ждут, - предупредил Семин.
Танк командира роты миновал низину, проскочил березовую рощу и поравнялся с косогором, заросшим развесистыми, кудрявыми соснами. Кольцов невольно повернул голову в сторону косогора.
Сейчас с танкодрома, при свете луны, косогор выглядел угрюмым, темным пятном. Но днем, особенно в солнечную погоду, он виделся веселым, зеленым водопадом, льющимся прямо с неба. Перед косогором лежала большая поляна. Воздух над ней быстро нагревался, поднимался вверх. И тогда косогор окутывала дрожащая таинственная дымка, отчего синеватая хвоя сосен казалась воедино слитой с голубой далью горизонта, а их янтарные стволы начинали как бы светиться. И еще Сергею казалось, что если заглянуть за этот водопад, то увидишь совсем удивительный мир, в котором прошло его детство. Вот почему, сколько бы раз ни приходилось ему водить роту по маршруту препятствий, всякий раз, миновав березовую рощу, он оборачивался к косогору и вспоминал родной уголок рязанской земли, где жили его отец и мать, и ту далекую и невозвратную пору, когда еще мальчишкой купался в озере нагишом, спал на сеновале… Мелькала в воображении рябина, стоявшая у Кольцовых в огороде, и замшелый сруб колодца во дворе. От этого колодца начинали каждый в свое время путь в большую жизнь все Кольцовы.
Первым в семье ушел служить, еще до войны, отец - Дмитрий Кольцов. Домой вернулся в победном сорок пятом с наградами и нашивками за ранения на груди. Следующим, в Москву, в университет, уехал Сергей. Его с детства тянуло в науку, и по всему было видно, что старший сын после учебы останется в городе, в каком-нибудь конструкторском бюро или институте. С тех пор у стариков была одна затаенная думка: удержать при себе младшего сына, Владимира. К этому даже имелись определенные основания. Жизнь в деревне стала совсем не той, что была лет десять назад. Теперь профессию по душе при желании можно было найти и дома. Но Владимир раздосадовал родителей. Окончив десятилетку, он, никому не сказав ни слова, поступил в военное авиационное училище - да и был таков. Обиды на него никто, конечно, не держал. Молодым дорогу заказывать трудно. Но все же отец для начала рассердился на сына. А когда получил от Владимира первое письмо из училища, немедленно отправился на почту и тотчас оформил подписку на газету "Красная звезда"…
Сергей спустился в башню. После темноты ночи в танке было светло и уютно. Тут подсвечивали шкалы и индикаторы приборов, согревало тепло двигателя. Сергей неожиданно почувствовал усталость. Сказывались еженощные выезды на танкодром. Экипажи выматывались. Особенно за это время досталось механикам-водителям. Сергей подумал об этом и окликнул младшего сержанта Ахметдинова:
– Держишься, Акрам? Работы еще на полчаса осталось…
– Прошлый раз тоже полчаса было. А домой только утром вернулись, -вспомнил механик-водитель.
– Прошлый раз прибор не сработал, - заметил заряжающий Шульгин.
– Тогда - прибор. Сегодня - еще что-нибудь, - не сдавался Ахметдинов.
– Значит, устал, раз ворчишь, - сделал вывод Кольцов и скомандовал: - Включить дальний свет.
Узкие лучи полуприкрытых козырьком фар, как в стену, уперлись в густую пелену тумана. Но все же стало немного виднее. Мутное облако на экране тоже вроде бы сделалось прозрачнее. Но зато помех обозначилось значительно больше.
– Так что же, Акрам, мы будем докладывать о новом приборе? - снова обратился к механику-водителю Кольцов.
– А что можно, товарищ капитан? Прибор как прибор, - не задумываясь, ответил Ахметдинов.
– Да как он теперь после модернизации: лучше, хуже?
– По-моему, такой же…
– А если поконкретнее разобраться? - допытывался Кольцов.
– Понять не могу, - уклончиво ответил Ахметдинов.
– Думать тебе неохота, - заметил Кольцов. - Разве туман тебе не мешает? Чуть что - фару включай. Это дело?
– Как же через туман видеть можно? - даже удивился Ахметдинов.
– Должна техника его пробить, в конце концов! Понимаешь? - уверенно проговорил Кольцов.
Механик-водитель ничего не ответил.
– А Звягин что скажет? Твое мнение, Николай? - продолжал расспрашивать Кольцов, поняв, что от механика-водителя он ничего больше не добьется.
– Мне обзор нравится. Панорама-то - во какая! Что из люка, что в прибор смотришь. В прибор даже, - высказал свое мнение сержант.
– Ты не только обзор учитывай. Ты и о помехах не забывай. Разве они не мешают? - подсказал Кольцов.
– Помехи, конечно, имеются. И они создают трудности в работе, -ответил Звягин.
– Вот в этом-то и дело, - недовольно заметил Кольцов. - Генералу Ачкасову и полковнику Бочкареву выводы серьезные нужны…
– Насчет полковника и генерала вы, товарищ капитан, не беспокойтесь, - заверил Звягин. - Генерал Ачкасов еще в прошлом году сказал, что эту "Сову" еще делать да делать. Он и в этом образце наверняка уже разобрался.
В разговор неожиданно вступил Шульгин:
– А полковник вчера вернулся с ночных стрельб и говорит лейтенанту Беридзе: "Вы, товарищ командир взвода, не порадовали меня". А лейтенант отвечает: "Разрешите, товарищ полковник, я это упражнение со старым прибором с первого снаряда выполню!" А полковник засмеялся, говорит: "Со старым кто угодно выполнит. Надо с новым научиться. Жить все равно с новым придется".
– Если кто и будет нам душу мотать, так только Руденко. Вроде он вчера опять приехал, - добавил Звягин.
– Подполковник-инженер? - вспомнил Кольцов.
– Так точно. Вот кто нам в прошлом году давал прикурить! Мы с ним полтора месяца с этой "Совой" танкодром утюжили и ни по одному вопросу договориться не могли, - признался Звягин. - Я ему говорю: "Плохо видно, товарищ подполковник". А он мне отвечает: "Вы ничего не понимаете в техническом прогрессе". А потом как начал политграмоту читать!.. Помнишь, Акрам?
– Угу, - подтвердил механик-водитель.
– А я почему ничего об этом не знал? - засмеялся Кольцов.
– Вы же вели тогда пристрелку с этой "Совой". А мы водили, - напомнил Звягин.
– Ладно. И Руденко доложим все так, как оно есть, - сказал Кольцов. - Давайте сделаем последний замер и закончим работу. Не спеши, Акрам.
Помехи неожиданно пропали. И на экране отчетливо стала видна опушка леса и высохшая, еще в позапрошлом году разбитая молнией береза. "Вот и последний ориентир", - подумал Кольцов и снова, в который раз за этот заезд, поднялся из люка башни. Луна уже скрылась. Вокруг было темно. Только в стороне железной дороги сквозь дымчатую кисею тумана тускло просвечивало большое розовое пятно.
– А туман-то розовый! Никогда не видел! - удивился Кольцов. -Сколько же, однако, отсюда до этой березы?.
Вдруг в лучах светомаскировочного устройства перед танком словно из-под земли появился человек. Он бежал по дороге навстречу машине, размахивая руками и что-то крича. Ахметдинов резко затормозил. Танк, тяжело прижимаясь к земле, остановился. Только теперь Кольцов разглядел бегущего. Судя по форменной одежде, это был кто-то из железнодорожников. Он продолжал что-то кричать, но Кольцов не сразу разобрал в общем шуме, что именно пытается сообщить бегущий. Да и до этого ли ему сейчас было? Зазевайся Ахметдинов на какой-то момент, и от железнодорожника не осталось бы, как говорится, и мокрого места.
Кольцов перегнулся над башней и сам закричал:
– Вы что, ошалели, лезете под гусеницы?!
– Беда, братцы, там! Беда! Помогите! - кричал железнодорожник.
Капитан сорвал с головы шлемофон.
– Что случилось?
– Пожар на путях! Цистерна горит! - тяжело отдуваясь, продолжал железнодорожник и замахал рукой в направлении неясного розового пятна в тумане.
– Какая цистерна? - не понял Кольцов.
– Цистерна на путях! С нефтью! А сейчас пассажирский пройти должен! Помогите, братцы!
Кольцов вылез из башни на броню и протянул железнодорожнику руку. Он затащил его на танк и, уже немного успокоившись, попросил:
– Вы толком расскажите: где, что?
– Обходчик я, - проговорил железнодорожник. - Цистерна там и две платформы с лесом отцепились. Ну и, наверное, букса задымилась. А потом пошло, занялось. Мы кое-как растащили их. А дальше-то что? По путям-то вот-вот пассажирский пойдет!
Кольцов сунул голову в башню и коротко скомандовал Ахметдинову:
– Свет в стороне видишь? Вперед - на этот ориентир!
Танк взревел, свернул с дороги и, подминая под гусеницы кусты, понесся вперед. Кольцов и сам еще толком не знал, чем может быть полезен железнодорожникам в этой ситуации. Но то, что сделать что-то надо и непременно, было уже совершенно ясно.

Беляев Александр Романович - Взлетная полоса => читать книгу далее


Надеемся, что книга Взлетная полоса автора Беляев Александр Романович вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Взлетная полоса своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Беляев Александр Романович - Взлетная полоса.
Ключевые слова страницы: Взлетная полоса; Беляев Александр Романович, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/belleza/kerol-10185710-collection/ 
 https://plitkaoboi.ru/laminat/classen/laminat-classen-natural-prestige-dub-oksford-138508-product/ 

 унитаз напольный vitra s50