Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В конце концов он поднял вверх руки:
– Милые дамы! Я прошу вас сделать небольшой перерыв. Мне нужно подумать.
И воцарилась желанная тишина.
Пошатываясь, словно пьяный, он побрел через весь зал, к трактирной стойке, чтобы перекинуться с хозяином парой слов. Неразлучные сестры собрались в тесный кружок и начали зловеще перешептываться, бросая на Фауста недоверчивые взгляды. Их резкие голоса раздавались прямо в мозгу Фауста, приводя ум несчастного доктора в полное расстройство, вызванное раздвоением (а точнее, расчетверением) его личности.
«Ох», – думал Фауст, чувствуя, что находится на грани помешательства, – «я не помню даже, из-за чего я попал в такую неприятную ситуацию… У меня так сильно шумит в голове, что я не могу собраться с мыслями… Я должен был что-то решить… Что именно? Ах, да, Елена… Елена?.. Как я могу думать о ней, если эти ведьмы чуть не свели меня с ума своими воплями?»
Фауст считал эти мысли своими собственными, но на самом деле они были внушены ему тремя фуриями, стоявшими в стороне.
«Стоит ли упрямиться и держать у себя Елену», – рассуждал он, – «если у меня в голове то и дело вертятся обрывки чужих мыслей – то рецепт приготовления кровавого пудинга, то сто пятьдесят семь способов жульничества при игре в маджонг… Приходится признать, что противным старухам все-таки удалось взять надо мной верх».
И он сказал вслух:
– Ну, ладно, если эта женщина вам так уж необходима, забирайте ее.
Едва он проговорил это, как Алекто, Тисифона и Мегера исчезли, словно их и не было. Фауст огляделся: Елены, Одиссея и Ахиллеса тоже нигде не было видно – очевидно, Эринии забрали их с собою.
Наконец-то измученный доктор Фауст мог спокойно перекусить. Он сел за стол и приказал трактирщику подать каравай хлеба и стакан вина. Жуя хлеб и запивая его вином, Фауст наслаждался тишиной и покоем. Его, конечно, огорчала разлука с прекрасной Еленой; однако облегчение, которое он испытывал, избавившись от преследования Эриний, примиряло его с этой утратой. Нет худа без добра, думал Фауст; вернув Елену посланникам из царства Аида, он тем самым развязал себе руки. Теперь уже ничто не будет отвлекать его от главного дела – изгнания самозванца Мака и доблестного завершения фаустовских подвигов в Тысячелетней войне меж силами Добра и Зла.
Допив вино, Фауст встал из-за стола. Времени оставалось в обрез, и ему нужно было торопиться. Бросив на стол монету, Фауст вышел из трактира и вскочил на коня. Вскоре он уже мчался по дороге в Сен-Менехольд, по следам Мака и Маргариты.
Глава 9
Мак выехал на широкую поляну. Вдали виднелись деревянные постройки – это был провинциальный городок Соммевесл, где Мак ожидал встретить герцога де Шуазеля, одного из самых верных людей короля.
Герцог де Шуазель сидел у трактира, глядящего окнами в лес; перед ним была развернута парижская газета. Герцог просматривал объявления о купле и продаже лошадей.
– Вы герцог де Шуазель? – спросил Мак, подойдя к нему.
Герцог отложил газету и взглянул из-под пенсне в тонкой золотой оправе на стоящего перед ним светловолосого молодого человека:
– Да, это я.
– Я привез известия о короле!
– И вовремя, – ответил герцог де Шуазель. Он аккуратно сложил газету – на первом листе крупными буквами был набран заголовок: Парижский Революционный Журнал. Герцог указал на одну из передовых статей:
– Вы видели это? Дантон и Сен-Жюст призывают к кровопролитию. Они требуют казни короля и Марии-Антуанетты. Подумать только, ведь совсем недавно подобные вещи назывались инсинуациями, а их авторов сурово наказывали. Но теперь иные времена. Каждый может писать, что ему только вздумается. И они еще называют это прогрессом!.. Итак, сударь, где сейчас король?
– Через некоторое время он будет здесь.
– Когда именно?
– К сожалению, я не могу назвать вам точное время…
– Великолепно! – герцог де Шуазель дал волю своим чувствам. Сняв пенсне и вставив монокль в левый глаз, он строго поглядел на Мака. Его тонкие губы скривились в иронической усмешке. – Я жду уже несколько часов; жители этого города готовы напасть на мой отряд – они, видите ли, приняли нас за сборщиков королевских податей – а вы объявляете, что король будет здесь через некоторое время! Ну, и когда же наступит это время?
– Когда речь идет о коронованных особах, трудно знать что-нибудь наверняка, – сказал Мак. – Они едут так быстро, как только могут. Королева покинула дворец несколько позже назначенного срока – очевидно, что-то задержало ее величество. Я могу сказать вам только одно: оставайтесь здесь и ждите. Их величества скоро прибудут.
– Боюсь, что королевские подданные намного опередят их, – герцог протянул руку в направлении города. Мак поглядел в ту сторону, куда указывал герцог де Шуазель, и увидел толпу людей, вооруженных вилами и заостренными кольями. Они стояли плечом к плечу, угрожающе выставив свое примитивное оружие.
– Ну и что? – пожал плечами Мак. – Это же простые крестьяне. Если они попробуют напасть на вас, откройте огонь.
– Вам легко говорить, молодой человек! – ответил герцог. – Вы, по-видимому, иностранец и никогда не жили в провинции. А вот у меня поблизости есть несколько поместий, где живут эти самые простые крестьяне, как вы изволили выразиться. Возможно, кое-кто из них сейчас находится среди вон тех молодцов, готовых попотчевать нас дубьем и вилами. Боюсь, мне нелегко будет найти с ними общий язык в будущем, если я сейчас напомню им о droit du seigneur{73}. Здесь Франция, молодой человек, не забывайте! Кроме того, эти вооруженные вилами крестьяне – всего лишь небольшая часть многотысячной толпы, собравшейся за городом, – передовой отряд, так сказать. Их много, очень много, и каждый час к ним прибывают новые подкрепления. Они перережут нас, как овец. А вы говорите – открыть огонь!
– Я только предполагал…
– О! – воскликнул герцог, поворачиваясь спиной к Маку. – Кто там?
На дороге показался всадник в черном. Он погонял измученного коня, и полы его сюртука развевались за спиной, как два крыла. Это был Фауст. Спешившись у трактира, он подошел к герцогу де Шуазелю и сказал:
– Сударь, положение изменилось. Немедленно уводите свой отряд.
– Вот как? А вы сами-то кто, сударь? – спросил герцог.
– Доктор Иоганн Фауст, к вашим услугам.
– Нет! – воскликнул Мак. – Не слушайте его! Я Иоганн Фауст!
Герцог де Шуазель окинул обоих насмешливым взглядом.
– Ну и дела, – задумчиво произнес он. – Два Фауста привозят противоречивые приказы. Вот что я скажу вам, господа. Я задержу вас до полного разъяснения всех обстоятельств. Эй, солдаты!
Несколько человек схватили лошадь Фауста и его самого. Знаменитый маг попытался вырваться, но его держали крепко. Мак, стоявший в стороне, понял, что события принимают неожиданный оборот и медлить нельзя. Он решил бежать, пока солдаты не добрались до него. С проворством зайца, удирающего от своры гончих, он метнулся через двор к коновязи и вскочил на коня. Вонзив шпоры в бока своего скакуна, он помчался прочь от городка Соммевесл, обогнув перелесок, где стоял конный отряд герцога де Шуазеля. Фауст, бьющийся в руках стражи, посылал ужасные проклятия ему вслед.
Глава 10
Эмиль Друэ, почтмейстер деревни Сен-Менехольд, сидел у окна своей спальни. Было довольно поздно, и жители деревни уже легли спать, однако Друэ глядел на дорогу не смыкая глаз: он ожидал гонцов из Парижа. Ночная прохлада и тишина была так приятна после дневных тревог! В Париже произошло столько важных событий! Революционный Комитет наверняка пришлет свежие новости. В тот день через деревню проехало множество карет со следами поспешно снятых гербов на дверцах и закутанных в плащи всадников, в которых за версту можно было узнать людей благородного происхождения. Все они направлялись к границе.
Постепенно мысли Друэ обратились к практическим вещам. Революция интересовала его прежде всего с обывательской точки зрения. Он начал размышлять о том, что станет с почтовой службой после революции.
Эмиль Друэ обладал философским складом ума. Вчера за обедом он сказал жене:
– Правительства приходят и уходят, а почтовая служба остается. В чьих бы руках ни находилась власть, почтмейстер всегда останется при деле.
Но теперь им овладели сомнения. Как быть? Революция – весьма ненадежная штука…
Полная луна освещала просторный двор перед трактиром, куда выходили окна почтовой станции. Несмотря на поздний час, люди ходили по двору; порой Друэ слышал топот копыт, которому вторило эхо в дальних холмах. Всадники бесшумно, словно призраки, появлялись из леса и выезжали на большую дорогу. Они не останавливались в трактире, не меняли лошадей. Они въезжали в деревню, чтобы, проехав по ее улицам, направиться дальше, к границе.
Мак въехал во двор и слез с коня, поправляя фуражку с кокардой – символом принадлежности к числу сторонников революции. Он огляделся по сторонам. Вряд ли он ожидал встретить здесь кого-нибудь в столь поздний час. Однако казалось, что он был слегка разочарован тем, что не увидел ничего особенного. Следом за ним появилась всадница на вороной лошади – это была Маргарита.
Подойдя к окну Эмиля Друэ, Мак негромко проговорил:
– Господин Друэ, я хочу показать вам одну чрезвычайно любопытную вещь.
– Кто вы такой, сударь? – спросил его почтмейстер, высунувшись из окна.
– Я, – ответил Мак, – посланник парижского консула. Я приехал из Парижа. Спускайтесь и идите со мной.
Сунув ноги в тяжелые деревянные башмаки и завернувшись в плащ, Друэ спустился по лестнице.
– Куда мы идем? – спросил он Мака.
– Следуйте за мной. Я покажу вам кое-что. Маргарита, подержи лошадей.
Мак повел почтмейстера по кривой и темной деревенской улочке, мимо конюшен, покосившихся заборов, отхожих мест и помойных ям, и вышел за околицу. Здесь проходила старая, заброшенная дорога.
– Зачем вы привели меня сюда? – спросил Друэ.
– Это окольный путь, по которому можно проехать мимо Сен-Менехольда, – сказал Мак.
– Но это же старая дорога. По ней никто не ездит!
Мак не хуже почтмейстера знал, что по этой дороге уже давно никто не ездит. Но он знал и другое: как раз в этот самый момент через деревню должна была проезжать королевская карета. Он специально увел Друэ из дому, чтобы тот случайно не выглянул из окна и не узнал короля. Он был уверен, что ему удалось предотвратить роковую случайность, помешавшую их величествам благополучно пересечь границу.
– Вы с ума сошли! – негодовал почтмейстер, ноги которого были мокрыми от холодной росы. – Какой дурак ночью поедет по этим ухабам?
– Да, путники обычно ездят по большой дороге, – сказал Мак, стараясь придать своему голосу оттенок таинственности. – Но тише! Неужели вы не слышите топота копыт? Кто-то едет…
И он сделал вид, что прислушивается. Удивленный Друэ замолчал. Вытянув шею, он завертел головой, оглядываясь по сторонам. Удивительно, какой силой обладает воображение, подумал Мак. Он мог поклясться, что слышит далекий топот лошадиных копыт. Звук становился все громче, словно всадники приближались… Нет, конечно, это ему послышалось!
– Да, теперь я слышу! – воскликнул Друэ.
– Еще бы! – сказал Мак, довольный своей удачной выдумкой.
Однако вскоре, к удивлению Мака, стук подков стал слышен совершенно отчетливо, и ухо могло даже разобрать пофыркивание лошадей, скрип колес и позвякивание рессор – королевская карета медленно тащилась по неровной, размытой дождями колее, порой наклоняясь так сильно, что, казалось, она вот-вот перевернется.
Молодая листва поблескивала в лунном свете; легкий ветерок качал верхушки деревьев. Друэ замер, приподнявшись на цыпочки и вытянув шею. Он глядел в ту сторону, откуда доносился лошадиный топот. Наконец из-за поворота показалась карета. Лошади шли почти шагом, осторожно обходя глубокие ямы на разбитой дороге. Почтмейстер заглянул в окошко кареты – и тотчас отпрянул в сторону со сдавленным криком, словно увидел призрак.
– Его величество! – воскликнул он.
– Что случилось? – спросил Мак.
Карета проехала мимо.
– Вы видели? – сказал Друэ, повернувшись к Маку. Голос почтмейстера дрожал от волнения. – Это же король Людовик собственной персоной! Я видел его в прошлом году, на приеме для служащих королевской почты. И королева тоже была вместе с ним!
– Вы, должно быть, ошиблись, – сказал ему Мак. – Вы приняли за короля кого-то другого. В Париже есть немало людей, похожих на него. Да и на королеву тоже…
– Нет-нет, – перебил его Друэ. – Это король и королева, я узнал их! Спасибо вам, гражданин. Вы вовремя привели меня сюда. Я должен вернуться в деревню и поднять тревогу!
Почтмейстер повернулся, чтобы идти. Мак не понял, что произошло, однако почувствовал, что нужно действовать быстро и решительно. Он вытащил из кармана тяжелый, туго набитый мешочек с песком – всякий опытный грабитель имеет при себе вещи такого рода – и когда Друэ повернулся к нему спиной, размахнулся и со всей силы ударил его по затылку этим мешком. Даже не вскрикнув, почтмейстер тяжело повалился в высокую сырую траву.
Вновь послышался стук лошадиных копыт, и из-за поворота вылетел высокий всадник на горячем коне. Короткий малиновый плащ развевался за его плечами. Это был Мефистофель. С первого взгляда в нем можно было распознать адского духа; его волшебный конь летел словно птица, едва касаясь копытами земли. Когда демон подъехал ближе, Мак заметил, что из ноздрей коня вырывается пламя, а из глаз сыплются искры.
– Вы видели? – прокричал он. – Здесь только что проехала королевская карета!
– Да, – ответил Мак, – я видел ее. Но почему они выбрали эту дорогу?
– Я показал им этот путь, – сказал Мефистофель с гордостью. – Я сделал так, что королевская карета объехала Сен-Менехольд стороной. Почтмейстер Друэ никак не сможет заметить ее из окна своего дома. Я же говорил, что помогу вам!
– Ну и натворили вы дел! – в сердцах воскликнул Мак. – Теперь все пропало! Вы спутали все мои планы! Зачем вы только вмешались! Я же говорил вам, что справлюсь сам!
– Я же хотел вам помочь, – сердито ответил Мефистофель и тут же пропал вместе со своим конем, словно его и не было.
Мак повернулся к Друэ, лежащему без чувств. Было похоже, что очнется он еще не скоро. Мак взял его под мышки и оттащил подальше от дороги, в кусты, прикрыв тело листьями папоротника. Затем пошел обратно к дому почтмейстера, где его ждала Маргарита с лошадьми. У него остался только один шанс спасти королевскую чету. Мост в Вареннах! Если Друэ не придет в себя еще несколько часов, ему хватит времени, чтобы приехать туда вовремя и освободить дорогу для королевской кареты. Если ничто не задержит их на мосту, королевская чета сможет благополучно добраться до Бельгии!
Глава 11
Заря едва занималась, когда Мак наконец подъехал к городу Варенны. В предрассветной мгле смутно вырисовывались темно-серые контуры каменных домов. Сонные солдаты Национальной Гвардии, охраняющие покой горожан, стояли на перекрестках, опершись на мушкеты. Предрассветную тишину нарушил громкий топот копыт по булыжной мостовой, стократно усиленный эхом от высоких каменных стен – Мак мчался по тесным кривым улочкам мимо дремлющих на своих постах солдат.
Проскакав галопом через спящий город, Мак выехал к мосту через реку Эр. Это был небольшой деревянный мост. На каменном основании стояли толстые сосновые балки, поддерживающие арку моста, под которой Эр медленно и плавно нес свои воды к морю.
Несмотря на ранний утренний час, мост был запружен крытыми повозками и телегами, груженными разным товаром. Усатые парни с длинными кнутами в руках переругивались друг с другом, пытаясь проехать вперед в этой немыслимой тесноте, и громко чертыхались, когда колесные оси их телег цеплялись за спицы колес соседних повозок. Топот, стук колес и скрип телег, крики возниц, ржанье лошадей – весь этот шум напомнил Маку день, проведенный в лагере франков под стенами Константинополя.
Было ясно, что громоздкой королевской карете ни за что не проехать по этому мосту. Может быть, почтмейстер Друэ успел поднять тревогу, а может быть, по какой-то другой причине, но путь к границе был прегражден. Однако Мак решил не отступать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44