Левое меню

Правое меню

  бережная доставка      удобная навигация на сайте 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Минер автора, которого зовут Титаренко Евгений Максимович. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Минер в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Титаренко Евгений Максимович - Минер, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Минер равен 268.42 KB

Титаренко Евгений Максимович - Минер - скачать бесплатную электронную книгу



Сканирование, вычитка, fb2 Chernov Sergey
«Титаренко Е.М. Критическая температура»: Центрально-Черноземное книжное издательство; Воронеж; 1978
ISBN
Аннотация
«…Что там ни говори, а священнодействия минеров возле вышедшего из повиновения оружия вызывают зависть.
Вот он опустился на одно колено, рядом положил взрывчатку, на случайный камень по другую сторону от себя – зажженную сигарету. Достал кусок запального шнура, капсюль. Медленно, осторожным движением вставил шнур в капсюль, помедлил немного и специальными щипчиками обжал капсюль на шнуре. Готовый запал опустил в углубление на взрывчатке, закрепил его шкертиком, затем обвязал взрывчатку и подвесил к мине с таким расчетом, чтобы взрывчатка легла вплотную к днищу, где находится заряд.
Курнул начавшую затухать сигарету и поднес огонек ее к кончику шнура. Брызнули искры. Минер встал и все тем же неторопливым шагом направился прочь, к облюбованному укрытию.
Для нас это тоже послужило сигналом к отступлению. …»
Евгений Титаренко
Минер
Нe удивляйтесь, если я буду говорить несколько путанно и не всегда правильно. Достаточно пожить бок о бок несколько лет с таким человеком, чтобы понять, какой это подвиг, что я вообще не забыл русской речи. Впрочем, о Старшем Лейтенанте я расскажу чуть ниже.
Наша небольшая зенитная батарея располагалась в скалах на берегу довольно узенького пролива, почти у самого выхода в море.
Метров на сто от берега пролива простиралась каменистая мель, так что к нашему причалу могли подходить лишь катера с небольшой осадкой. Фарватер был у противоположного, отвесного, будто срезанного ножом берега. Причем лишь здесь, у выхода в море, пролив расширялся, дальше он напоминал собой типичный, со многими поворотами шхер, где с трудом расходились катера, а когда проливом шел теплоход – самое солидное и единственное солидное относительно других курсирующих мимо нас суденышек, – катера, предупрежденные заранее, старались держаться у причалов.
Я сказал: «небольшая зенитная батарея», что отнюдь не значит «слабенькая». Это были не те допотопные орудия, которые один наводит в горизонтальной плоскости, другой – в вертикальной, третий заряжает, четвертый стреляет, пятый командует и т. д. Наши орудия «сами» следили за целью и разворачивались со скоростью звука…
Если ночью выйти из кубрика и ткнуть пальцем в снежную тьму, можно угадать направление, где километров за семь-восемь от нас располагались в скалах мощные радары, хозяева которых уверяли, что не только знают то, где, в какую минуту и какой самолет поднялся в воздух, но и могут описать лицо летчика и даже назвать марку сигарет, которые он курит.
Это было явным враньем. К высказываниям радарщиков мы вообще относились осторожно. Болтуны они отменные.
Если, выйдя из кубрика, развернуться на сто восемьдесят градусов и снова ткнуть пальцем в снежную тьму, – можно угадать, где, километров за пятнадцать от нас, расположен в скалах аэродром. С ребятами оттуда нам приходилось встречаться редко, и потому я о личных их качествах воздержусь говорить. Но знаю, что именно они время от времени провожали до береговой полосы самолеты, отказавшиеся отвечать на позывные. Однажды это было предоставлено нам. И, честное слово, мы выполнили свою задачу ничуть не хуже. Зато с какой помпой! Хозяева мы гостеприимные.
Наконец, еще дальше, – Город. Сказочный и потому заманчивый, где бывать нам удавалось лишь по одному-два раза в год…
Все наше хозяйство (помимо орудий) – это склад, камбуз, перегороженный надвое, одна половина которого служила матросской столовой, другая пышно именовалась «кают-компанией офицерского состава». Кроме этого, был еще жилой корпус. В одном его кубрике жили матросы, в другом мы, в количестве шести человек – тот самый офицерский состав. Небольшую пристройку к этому корпусу занимал живший отдельно от нас Майор.
Во всей этой тесноте каким-то чудом удалось еще выгородить несколько клетушек, которые назвали соответственно «Кабинет», «Ленинская комната», «Библиотека», «Баталерка», «Фельдшерский пункт».
Вот и все наше бытовое хозяйство. О хозяйстве боевом я умолчу.
Газеты и письма доставлялись нам случайными катерами. Тяжелая амуниция – вездеходами по дороге в скалах, которая открывалась лишь на несколько месяцев лета.
Точнее всего характеризует наше житье одна из необъяснимых выходок пресловутого Старшего Лейтенанта. Неизвестно откуда он как-то приволок в кубрик железный ящичек наподобие сейфа. И каждый раз, получив жалованье, он бросал его в этот ящик, затем, придавив каблуком, чтобы захлопнулась крышка, говорил:
– Еще один шаг к Рокфеллеру.
Хорошо, истратить деньги у нас негде и не на что, но зачем же их каблуком-то трамбовать?
Самые практичные из нас переводили свои деньги на книжку. Во всяком случае, ящика не стерпел никто. Мы раздобыли у старшины-хозяйственника огромный замок и повесили его на этот сейф, а ключ, естественно, утопили в проливе.
Хоть и достаточно отрицательных качеств у Старшего Лейтенанта, взломщик из него получился бы скверный. Часов пять он колдовал с ломиком, прежде чем открыл крышку, да и то с другой стороны – там, где раньше были петли.
Еще нетерпимей был для меня его флирт с непонятной девочкой.
Дело в том, что далеко на побережье у нас не было ни одной женщины.
Ребята мы молодые и, как один, в графе «семейное положение» писали – «холост». Была раньше жена у Майора, но здесь же, на батарее, и умерла. Гроб с ее телом отвезли в Город, потому что здесь у нас, в скалах, не вырубишь даже крохотной могилки. И, случайно попадая в Город, мы считали за правило навестить ее последний заполярный приют, посмотреть, в порядке ли могила, а если цвела морошка, то и положить на каменную плиту букетик цветов.
Майор же как-то замкнулся после ее смерти, купил себе упряжку собак и каждое воскресенье, захватив ружье, старался уехать в сопки. Но дичи привозил мало, хотя ее кишмя кишело кругом…
Вернемся, однако, к Старшему Лейтенанту.
Почти каждую ночь, в то самое время, когда сон бывал уже где-то совсем рядом, меня возвращал к действительности ощутимый толчок в ребра. И это лишь для того, чтобы я услышал коротенькое сообщение: «Ялта». Или: «Батуми», «Сочи». Я должен был сделать отсюда вывод, на каком из курортных пляжей загорает нынешней ночью Старший Лейтенант. Он мнил о себе, что имеет потрясающее воображение, и утверждал даже, что каждое утро кожа его становится темнее. (Это его-то чернющая, как у индейца, кожа!) Посещение курортов имело двойной смысл, потому что загорал Старший Лейтенант вместе с девочкой. Он мог сутки напролет рассказывать, какая она и сколько подарков он ей дарит.
Мое же мнение о степени его фантазии было не очень высоким, ибо мне казалось, что дарит он своей возлюбленной только купальники. Причем одно и то же банальное бикини. Время от времени менялся лишь цвет этой пары.
Несвоевременные побудки надоели мне. Говорю однажды:
– Почему ты ездишь все время не дальше Черного моря? Почему бы тебе не махнуть разок за границу? Карловы Вары, например, или, на худой конец, Ницца.
Он задумался.
– Ты знаешь, я размышлял над этим… Все в женщине совершенно, но ее страсть властвовать может победить однажды. И вдруг тогда какой-нибудь зачуханный Рокфеллер… Я не могу рисковать.
Как ни стоек, как ни выдержан человек, если ему без передышки твердить о черных глазах, голубых купальниках и прочем – он может не выдержать в конце концов.
Собираясь в ночное дежурство, я сам разбудил чернокожего Дон-Жуана.
– Слушай, – говорю, – нет ли у твоей знакомой подружек?
А он мне:
– Есть, но только культурные.
Вот ведь. Не станешь же избивать его накануне дежурства.
Чтобы до поры до времени закончить начатый здесь разговор, представлю вам еще одного нашего знакомца: капитана Теплохода, Который Развозил Женщин. Существовал у нас такой транспорт. И если честно сказать, это был не теплоход, а теплоходишко, судно больших габаритов войти в наш пролив и не могло. Ходил Теплоход, Который Развозил Женщин, примерно раз в полмесяца – когда набиралось достаточно пассажиров.
Рыбаки с дальних промыслов редко отлучались со своей работы, если же возникала такая необходимость, пользовались своим транспортом, а мы и вовсе были прикованы к боевым постам. Поэтому теплоход, метеором проносившийся мимо нас в открытое море (и дальше – вдоль побережья), был загружен, как правило, женским полом. Это были девчата, отправляющиеся на рыборазделочные пункты, жены и родственники рыбаков, жены офицеров, служивших на каких-то других точках.
Капитаном этого необыкновенного судна был человек совершенно одержимый. Стоило поглядеть на его шевелюру: огненно-рыжую, лохматую. Зимой и летом он свирепствовал на мостике без фуражки. Хорошо еще, если моталась где-то за спиной зюйдвестка.
Рыжего считали на побережье самым отчаянным капитаном.
Ну, еще бы!. Любая порядочная вьюга, любой порядочный шторм за кабельтов обойдут такого хама. Сейчас я поясню эпитет.
То, что ближайшая от нас остановка теплохода аж у летчиков, – еще терпимо: летом пятнадцать километров пешком, зимой – на лыжах; тем более, что подойти к нам по нашему мелководью нельзя. Поссорились мы на другой основе. Проносятся мимо нас десятки хорошеньких (симпатичных, красивых) женщин, а мы для них – пустое место, будто и нет нас.
Решили мы при удобном случае, переговорив с капитаном, поправить это дело.
Всходим к нему на мостик.
Так и так, разлюбезный наш, раскрасавец наш капитан, нельзя ли по-товарищески: мы к тебе с душой, ты к нам… Что если на подходе к нашей точке ты будешь чуть-чуть сбавлять ход и одновременно давать команду: «Проветрить помещения!» Пассажирки твои на пять минут выходят на палубу…
Договорить он не дал. Схватив свое неизменное оружие – мегафон, он уткнул его буквально в наши лица и во все горло заорал:
– Да лучше я их в холодильник посажу!!! По крайней мере довезу в целости и неиспорченными! Я вас…
Страшный матерщинник.
К следующему его рейсу мы уже имели собственный мегафон, и, едва нос теплохода появился из-за поворотной скалы, начались переговоры.
Мы желали ему, чтобы у него борт оторвался, чтобы ему корму тюлени отъели… Он нам тоже что-то желал. Сущий оборотень.
Все это, само собой разумеется, происходило в буднях с ночными занятиями, дежурствами… Но я расскажу только о Минере и лишь о том, что сколько-то его касалось.
Оказался он среди нас по причине более чем основательной.
Тральщики после войны, кажется, по нескольку раз избороздили море на сто миль вокруг. А северные ветры нет-нет да и выбрасывали к нашим берегам круглые, поросшие тиной и водорослями шары. Это были обыкновенные, с рожками, немецкие мины.
Однако случалось, что они оказывались и отечественными. Нам от этого было не намного приятнее.
Впрочем, года два уже мы ничего не слышали о подобных сюрпризах.
Тут же вдруг – как по заказу. В полнейший, редкий для этого времени года штиль наблюдатель с сопки в двух кабельтовых от берега заметил первую «гостью».
Захватив бинокли, мы поспешили на пост.
Благо, в воздухе ни снежинки. А солнце в ту пору еще приподнималось над землей. На видимость жаловаться нельзя было.
Темная округлая масса колыхалась на водной глади по каким-то одним ей ведомым законам: то появляясь на поверхности почти до половины, то вовсе исчезая.
Радировали на главную базу, чтобы выслали минеров и предупредили окрестные точки.
Часа через полтора к нам пришел катер с минерами. Часа через два все было кончено.
Но с этого случая море будто полюбило нас.
Вторую злодейку удалось перехватить уже у самого нашего проливчика.
Началась непрерывная полоса снежных зарядов и штормов.
Кто-то из матросов-романтиков, невзирая на погоду, решил, перевалив через невысокую сопку (единственное, что отделяло нас от моря), прогуляться вдоль прибрежной полосы, и чуть было не налетел на еще одну незваную и нежданную пришелицу. (Романтики часто платятся за непредусмотрительность.) Был прилив, и она лежала, уткнувшить в песчаную отмель.
Мы выставили на безопасном расстоянии от мины посты ограждения – кто ее знает, не вздумает ли она кувыркаться во время отлива? А Майор опять вызвал базу.
Позже, насколько это правда – не ручаюсь, нам объяснили, что некий Циклон, разыгравшийся в некоем далеком Квадрате, расположенном вне наших вод, поднял волну до двенадцати баллов и мало-помалу рвет проржавевшие со временем тросы, которыми мины крепятся к якорю, и, ликвидируя таким образом минное поле, по недостаточно выясненной еще кривой экспортирует его в нашу точку.
Выбор со стороны Циклона столь же лестный, сколь и неприятный.
Прибыл Минер поздно вечером.
Кстати, когда я буду говорить в дальнейшем «ночь, день, утро, вечер», я буду иметь в виду «когда мы спим, когда работаем, когда встаем и когда ложимся». С этими понятиями Большой земли не расстаются в Заполярье даже те, чья жизнь от рождения и до седых волос проходит то в свете долгого дня, то в сумерках не менее долгой ночи.
Минер прибыл с четырьмя матросами и, оставив их в коридоре, сам пришел к Майору. А мы, чтобы не выдать кровной своей заинтересованности в нем, закрылись в кубрике и болтали, лежа в постелях, не раздеваясь.
Из кабинета Минер вышел на крыльцо и долго молча вглядывался в темноту. Снежный заряд к этому времени стал таким плотным, что нечего было и помышлять о работе.
В похожий вечер я шел однажды из кают-компании, до которой от нас всего сто метров. И около получаса блуждал по пояс в сугробе, уже отчаялся, а находился при этом, как выяснилось, всего в трех шагах от крыльца и в шаге от тропинки.
Майор вошел к нам с новым постояльцем, и мы разом повскакали с кроватей. Нам уже сообщили, что Минер пробудет на батарее не один день.
Коротко представив его, Майор удалился. Мы тоже назвали себя, по очереди протягивая руки.
И, странное дело, вместо трепачей и зубоскалов, которые только что окружали меня, я увидел вокруг удивительно суровые, в гордой замкнутости лица. Кажется, моя физиономия тоже вытянулась в благообразной неподступности.
Столь внезапное превращение было результатом реакции на выражение лица Минера.
Нет, оно не было гордым или слишком суровым – оно было просто отсутствующим. Мы могли находиться в кубрике, а могли и не находиться, могли подавать ему руки, а могли и не подавать. Он попросту не замечал нас.
Было ему лет около сорока, и в темных волосах змеились белые нити. Лицо большое, но правильное. Фигура сильная, сложен он был хорошо.
– Надолго к нам?.. – попытался затеять разговор Старший Лейтенант.
Он как будто кивнул. Однако в ответ мы услышали вдруг что-то похожее на «ум-м…»
«Глухонемой!..» – с ужасом подумали мы, хотя знали, что этого быть не может.
Минер прошел, чтобы положить на тумбочку свою фуражку. А мы переглянулись в негодовании, дружно разошлись по кроватям и стали раздеваться.
Минеру досталась средняя, самая неудобная, а потому и пустовавшая койка.
Мы легли, демонстративно отвернувшись от него. А Минер лег на спину, заложив руки за голову. Так что получилось довольно симметричная композиция, если бы какой-нибудь художник решился написать на этот сюжет картину.
Мы были оскорблены, решив, что он хочет показать свое превосходство над нами.
Во-первых, мол, я старше вас, во-вторых, больше видел, а в-третьих (самое оскорбительное), я, мол, настоящий корабельной службы моряк, а вы береговики.
Что правда, то правда: его форму отличали от нашей золотые нашивки на рукавах. Но мы бы хвастаться этим не стали.
Ведь ждали его, как бога! Новый человек – с новой биографией, с новыми рассказами… А он…
Утро не принесло ничего нового, если не считать, что на обращенное в пространство приветствие, с которым всегда просыпался Старший Лейтенант: «Доброе утро!» – автоматически отозвался один Минер:
– Доброе утро…
«Слава богу! – подумали мы. – Он кроме языка древних папуасов знает еще несколько слов».
Однако, уходя, он опять что-то «хмыкнул» – как бы про себя.
Старший Лейтенант выпучил глаза от изумления, но что сказать, не нашел.
Теперь я, возвращаясь назад, объясню, почему из всех своих товарищей я описал одного Старшего Лейтенанта.

Титаренко Евгений Максимович - Минер => читать книгу далее


Надеемся, что книга Минер автора Титаренко Евгений Максимович вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Минер своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Титаренко Евгений Максимович - Минер.
Ключевые слова страницы: Минер; Титаренко Евгений Максимович, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://plitkaoboi.ru/plitka/plitka_dlya_kuhni/na-fartuk/      https://plitkaoboi.ru/plitka/mozaika/nastennaya/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/unitazy/Cersanit/