Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Надо отметить, что и раньше и сейчас в прессе и СМИ встречаются упоминания о «штурмовиках из Люберец», «панках-националистах» в основном только о представителях этих двух течений люберов и панков и весьма часто. Но ни в одном из расистских и националистских проявлений отдельных членов вышеназванных групп не наблюдалось такой массовости и сплоченности, такой резкости и непримиримости, как в течении бритоголовых, вся суть движения которых, не исключая, конечно, музыкального аспекта, построена на сплаве расизма, фашизма и национализма.
«Поскольку большинство хиппи и панков лишь на ограниченное время попадают в контркультурную среду (они живут в семье, учатся и работают), их сознание циклично: то отклоняется к психоделическому способу переживания, то функционирует в нормальных условиях. Если даже в жизни и не происходит настоящих сюжетных событий, она наполняется «яркими пятнами», «псевдособытиями», возникает иллюзия ее движения» (71) .
В среде бритоголовых, как и в среде хиппи и панков огромное количество участников движения связывает с периодом нахождения в данной среде почти все самое хорошее и интересное, что с ними происходило и произошло. Отчасти это связано с тем, что человеческое сознание функционирует таким образом, что запоминая, и удерживая в памяти все приятное и хорошее, оно стремится смазать и затушевать (а в дальнейшем и полностью забыть) все плохое.
В повседневном существовании бритоголовых тоже можно встретить свои яркие пятна: походы на праздники и концерты, футбольные стадионы, совместные выпивки, а также дружба и товарищество, чувство силы и принадлежности к группе. Отдых в тесном сплоченном кругу друзей, способных понять, могущих развлечь, развеселить и утешить, помочь при опасности и угрозе (зачастую и спровоцированной кем-либо из членов группы). Таким образом, все, что может дать дружба, товарищество, чувство коллектива, служит еще одной причиной пополнения отрядов бритоголовых и скинхед-группировок.
Иные мотивы вступления в скин-движение.
Помимо «неформальных» и подростковых мотивов, существуют и иные мотивы вступления молодежи в российское скин-движение.
Для некоторых причиной вступления в скин-движение является возможность отомстить. В молодежной среде всегда происходят конфликты. Довольно часто они перерастают в серьезные стычки, драки и избиения. На настоящей момент бывают ситуации, когда молодежные конфликты происходят между подростками из различных этнических, расовых и национальных групп.
При этом пострадавшей стороной может оказаться любой подросток любой национальной и этнической группы. Пострадавшие в таких конфликтах испытывают ненависть к обидчикам и вполне обоснованное желание мести. Для расплаты с обидчиками пострадавшие прибегают к помощи друзей и знакомых. И чем серьезнее конфликт, тем большее количество близких людей надо просить о помощи. Однако большая часть русской молодежи склонна к индивидуализму и разобщенности. В этом она во многом проигрывает молодежи с кавказскими и азиатскими корнями, среди которой всегда присутствует национальная и расовая сплоченность. Личная конкретная ненависть к обидчикам часто перерастает в расовую и распространяется на неопределенное количество людей.
Часть молодежи приходит в скин-движение по чисто патриотическим мотивам. Такая категория молодежи искренне желает помочь своей стране и своему народу. Скинхеды-патриоты стремятся не просто «жить по понятиям» бритоголовых но и активно развивать скин-движение, вести вербовочную деятельность, пропагандировать скин-культуру среди молодежи. Со временем, большинство скинхедов этой категории, повзрослев, покидает скин-движение, переходя в какую-нибудь политическую партию национал-патриотического или расистского толка.

Глава 6
Места наибольшей концентрации и активности членов скиндвижения
Известных мест, где постоянно можно встретить скинхедов, очень немного, можно даже сказать мало. Еще меньше мест, где можно встретить хоть какую-нибудь активность «юных патриотов».
Отчасти это связано с самой противоправной спецификой некоторых действий бритоголовых, отчасти с относительной молодостью этого вида неформального контрикулътурного течения. Существуют и некоторые другие причины, которые в их совокупности не позволяют участникам данной неформальной субкультуры развиваться и функционировать, так как это присуще обычному сходному с ним неформальному течению.
Старый Арбат
Одно из мест, где иногда можно встретить скинхедов, является старейшая улица Москвы – Старый Арбат. Арбат – это исконное место сборища всех московских неформалов. Для них всех Арбат – это одно из любимейших, а главное постоянных мест для встреч и общения.
Основные заповеди для неформалов на Арбате на редкость просты: делай что хочешь (естественно, с учетом некоторых общепринятых норм поведения), одевайся, во что пожелаешь, лицо, волосы, шею, одежду украшай, как тебе вздумается, одно запомни – не мешай другим, окружающим. Короче, на Арбате царит мир и гармония, большую часть времени громких воплей, криков, кличей не слышно, драк и стычек не возникает, поведение большинства неформалов весьма пристойное. Особенно это заметно воскресными вечерами, когда на Арбате наблюдается пик активности неформалов.
Тихо двигаются различные группы и группки, идут по улице, стоят в переулках, сидят на всех мало-мальски пригодных для этого местах, хвалятся талантами, атрибутикой. Кто-то играет на гитаре, кто-то негромко общается с группой сотоварищей, кто-то просто смотрит на медленно текущую перед ним людскую реку, все спокойно, тихо и пристойно. Такое спокойствие и порядок поддерживается также и небольшими мобильными милицейскими патрулями, время от времени тихо идущими через пеструю толпу молодежи. К ним относятся достаточно настороженно, но терпят, просто так и абы – кого на Арбате не задерживают и не забирают.
Но вот Арбат замирает, по нему от человека к человеку несется шепот: «Скины пришли». Начинается некоторое оживление, в пестрой плотной толпе неформалов намечаются некоторые перемены, кое-кто «уносит ноги», ныряет в переулки, заходит «поглазеть» в ближайшие магазинчики, или просто исчезает с улицы, отправляясь в какое-нибудь другое более спокойное место.
Внезапно вся середина улицы заполняется плотной толпой бритой чернокурточной и чернорубашечной молодежи. Вся неформальная «тусовка» настороженно замирает и с некоторой тревогой ждет дальнейшего развития событий, обычно развивающихся по нескольким вариантам.
Иногда толпа скинхедов просто проходит через весь Арбат из начала в конец, она торопится и особо агрессивных действий не предпринимает. В этом случае обычно страдают наиболее яркие и одиозные личности и фигуры. Малиноволосого панка могут дернуть за гребень, разбитную девицу в рваных расклешенных джинсах хлопают по заду, длинноволосому усатому хиппи отвешивают пару легких пинков (сапогами со стальными мысами и стальными подковами). Обвешенных цепями, длинноволосых пареньков-металлистов не трогают (свои, социально близкие).
Другой вариант развития событий обычно чреват тем, что у наиболее богато и пестро одетых ребят «убедительно» попросят «на пиво», «на торжество белой идеи», причем ясно дается понять, что лучше бы деньги нашлись. Особо «яркие» личности, наиболее сильно возмутившие эстетические вкусы бритоголовых, уволакиваются в ближайшие подворотни для короткого «разбора».
Однако, крупных побоищ между скинами и арбатской «тусовкой» еще не происходило, а сейчас, наверное, вряд ли может произойти. И это связано, в первую очередь, с коммерциализацией Арбата и постепенным вытеснением из него молодежной неформальной субкультуры.
Надо еще отметить то, что при виде милицейского патруля все это «грозное войско» спешит скорее ретироваться, оставив свои жертвы в покое.
Хотя кое-какие небольшие эксцессы между милицией и скинами происходят, но в целом сейчас Арбатская милиция относится к бритоголовым неплохо. По словам одного из них: «Зря нас менты не хватают и просто так дубинками не буцкают». Конечно, на Арбате имеется и несколько своих постоянных бритоголовых и даже свои местные знаменитости. Но на самом Арбате эти скины ведут себя относительно тихо, ходят, общаются, собираются в группы, а свою активность проявляют в каком-либо другом месте.
Раньше скинов на Арбате было довольно много, иногда их число доходило до сотни и более, чаще всего они скапливались либо у «стены Цоя» (небольшой боковой улочке в середине Арбата), или в начале улицы в подземных переходах. Но в связи с резкой коммерциализацией Арбата, ростом числа развлекательной инфраструктуры, а значит и охраны, им стало «скучно» и «тесно», ни разгуляться, ни дебош учинить, даже лозунги громко покричать нельзя, могут разогнать. Окончательной уход с Арбата основной массы бритоголовых состоялся после нескольких крупных конфликтов с милицией, закончившихся массой задержанных. И после этого крупные группы бритоголовых с агрессивными, нехорошими намерениями на Арбат не ходят и на самой улице большой толпой не скапливаются.
Музей Ленина
Иногда только небольшие группы московских скинхедов следуют через улицу транзитом в сторону Гоголевского бульвара, а оттуда мимо библиотеки им. Ленина – к Красной площади, рядом с которой располагается другое место скин-тусовки – небольшой пятачок около музея Ленина.
У небольшого пятачка рядом с музеем постоянно стоит относительно небольшая группа народа, которая никуда не уходит, в ней постоянно встречаешь одни и те же лица. В недалеком прошлом эти лица были продавцами литературы патриотического и откровенно националистического толка. Там можно было купить прессу любого уклона: от ярко красного до густо коричневого, а при некотором доверии со стороны продавцов и особо запрещенные книги типа «Майн кампф» и видеокассеты того времени. Рядом с музеем Ленина очень часто разворачиваются оживленные дискуссии и микромитинги.
Это одно из любимых мест встреч и общения скинхедов-интеллектуалов, политиков и идеологов движения и некоторых «старых скинхедов». Они приходят туда поговорить с более образованными продавцами литературы, послушать и обсудить последние слухи и сплетни, договориться о совместных действиях. Однако основное значение этого места – продажа литературы. С некоторым основанием можно утверждать, что среди московских скинов популярны три вида изданий. На первом месте стоит, конечно, газета «Штурмовик» – издание Русского национального союза, газета «Я – русский», издаваемая Народной национальной партией, а также газета «За русское дело».
Остальные члены скин-движения, не такие «продвинутые», грамотные и образованные, чаще всего проходят мимо импровизированных прилавков с литературой и покупают что-либо только из любопытства. Одно время около музея Ленина продавались первые образчики скин-прессы, однако большого интереса в то время – 1994-1995 г. они не вызывали и их продажа прекратилась. Иногда на стене музея появляются наклеенные афиши, приглашающие на то или иное скин-мероприятие.
ДК Горбунова (Горбушка)
В 1995-2000 годах основным местом для сбора и общения бритоголовых являлся рынок неформальной атрибутики, расположенный рядом с ДК Горбунова и носящий слэнгово – молодежное название «Горбушка». На настоящий момент рынок ликвидирован и перенесен в закрытое помещение. На этом же рынке продавалась масса аудио и видеокассет, СД дисков, раньше частью «пиратских» и нелегальных, но и вполне законных и разрешенных к продаже.
И конечно там регулярно появлялись скинхеды, российские бритоголовые, они ходили по рынку, приценивались к скин-атрибутике и скин-прессе, общались между собой, словом, чувствовали себя «как дома». До настоящего времени особо политизированные бритоголовые собираются у самого здания ДК Горбунова, стоят, разговаривают, пьют пиво, оживляясь при появлении «особо авторитетных» скинов. Иногда к сборищу подходят издатели скин-прессы или продавцы скин-атрибутики, палатки и ларьки которых хаотично разбросаны по рынку. Бывает, что в группах бритоголовых присутствует изрядное количество подвыпивших, расхристанных, агрессивно настроенных металлистов, реже панков. В любом случае обычный разговор ведется вокруг торжества белой расы, спасения России, предполагаемых погромах и избиениях, скинхеды хвалятся уже совершенными «подвигами» и подбивают на такие же «славные» действия панков и металлистов.
Университет Дружбы Народов
Еще одним из самых массовых мест сборища бритоголовых является метро Юго-Западная. Одной из главных причин выбора именно этого места служит расположенный неподалеку «Лумумбарий», бывший университет имени Патриса Лумумбы, ныне переименованный в университет Дружбы народов. На настоящий момент именно в этом вузе присутствует наибольшее число студентов-иностранцев, в том числе и негров – любимой «дичи» скинхедов.
Иногда здание университета и прилегающая к нему территория бывает просто охвачена в живое кольцо, состоящее из плотной злобной и агрессивной толпы бритоголовых. И причин здесь несколько. Первая заключается в том, что «Лумумбарий» в сознании московских скинхедов является живым и наглядным символом распространения «чуждой России афро-азиатской культуры» и рассадника «всяческого рода заразы, в том числе и в самом прямом смысле». Еще одна причина ненавидеть Университет Дружбы Народов – это небеспочвенные обвинения студентов института, в основном негров, нигерийцев, в хранении, употреблении и продаже наркотиков. А это дает бритоголовым возможность не только выглядеть в собственных глазах борцами за физическое здоровье «белой расы», но и в некоторой степени получать поддержку своих действий у населения столицы.
Бывает, что особо возбудившиеся скины начинают орать песни или скандировать лозунги и призывы, устраивать импровизированные микромитинги, которые возбуждают большой интерес у молодежи данного района. Много раз сборища около университета фиксировались на фотопленку, производились кино– и видеозаписи.
Во-вторых, рядом с университетом почти всегда можно отловить пару-тройку студентов-иностранцев и дать пару зуботычин, а то и обчистить карманы и сумки. Естественно, что это делается не просто так, а «на нужды белого народа» в качестве «налога» за право проживать и ходить по русской земле. Кроме того, при нападении скинхеды могут вдоволь поглумиться над учеными «недочеловеками», поиздеваться, показать «крутизну» и «силушку». Хотя сравнительно недавно студенты института Дружбы Народов, устав от бесконечных «наездов», нападок и издевательств со стороны скинхедов, собрали группу, которая несколько раз сумела дать отпор «бритоголовым патриотам».
Правда, после этого случая, у некоторых из них появилось большое желание реванша и мести и они заговорили о взрывах, поджогах или массовом налете на территорию ненавистного «Лумумбария». Но в целом весь этот шум особой тревоги не вызывал и мог остаться относительно неизвестным. Но об этом случае написали в «Московском Комсомольце» и это всерьез разозлило некоторых «авторитетных» скин-лидеров, которые посчитали эти действия студентов серьезным вызовом всему московскому скин-движению и подрывом авторитета собственных скин-группировок. И через некоторое время против студентов были предпринят ряд агрессивных действий. Некоторое время весьма значительное количество «бритоголовых» практически постоянно околачивалась около института Дружбы народов, периодически избивая группы студентов. Нормализовать ситуацию помогло только увеличение милицейских постов в районе станции метро Юго-Западная, и увеличение охраны на территории самого института Дружбы Народов.
Метро Бабушкинская
К вечеру около метро собираются целые толпы скинов и футбольных фанатов, аналогичные компании, но поменьше, собираются у следующей станции метро Медведково. Бритые головы, нашивки, камуфляж, цепи на боку, многие из них выглядят весьма колоритно. И ребята там собираются довольно взрослые, высокие, крепкие, средний возраст – 16-18 лет.
Причины такой активности бритоголовых именно на этих станциях метро так до конца и не ясны, однако можно сделать некоторые предположения. Ведь раньше именно на станциях метро Бабушкинская и Медведково продавалась газета «Штурмовик», в которой широко освещалась субкультура западных и европейских скинхедов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23