Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В Воронеже существует организация бритоголовых до полусотни человек. Как ни странно, сотрудничают с левыми (НБП).
В Краснодаре скинхеды имеют тенденцию к организации. Предпринимают активные политические акции, к примеру, 7 ноября 1996 года до трех десятков скинов пришли на антифашистский митинг Левого антифашистского сопротивления, воспользовавшись численным перевесом (антифашистов было около 20), сорвали флаг и затеяли драку.
В Нижнем Новгороде до 1000 скинов, в Самаре, Томске, Владивостоке, Рязани, Пскове от одной до нескольких сотен (77) .
В Сибири существует и активно действует относительно небольшая и сплоченная скин-группа численностью около десяти человек (78) .
В Иваново имеется собственная скин-группа «Ультра», выступающая не только в Иваново, но и в ряде крупнейших городов России – Москве, Санкт-Петербурге, и ряде других.
Помимо собственной музыкальной скин-группы «Ультра» до августа 1997 года в Иваново существовало так называемое «бритоголовое братство». В эту организацию входило до 200 человек, некоторые участники были детьми весьма высокопоставленных родителей. Однако организация была раскрыта органами МВД и местной милицией. Тем не менее, значительная часть бритоголовых – членов « бритоголового братства» не попала в поле зрения правоохранительных органов и уцелела, продолжая активную деятельность (79) .
В Волгограде и Волжском за период 1997-1998 годов деятельность бритоголовых заметно усилилась. В основном волгоградские скинхеды – это подростки 14-20 летнего возраста, придерживающиеся расистских убеждений. Очень часто группы бритоголовых совершают нападение на посетителей рок-концертов в местном кинотеатре «Родина» города Волжского, на аллее Героев Волгограда, а также в учебных заведениях (школах, институтах, и прочих), где обучаются некоторые из них. Культ силы и агрессии привлекает в их группировки все больше подростков и молодежи. Акции Волгоградских и Волжских бритоголовых становятся все серьезнее.
Например, 12 сентября 1998 года группа из восьми скинхедов обрезком железной трубы и ногами избила несколько человек, возвращавшихся с концерта в кинотеатре «Родина». В Волжском, в районе Дома Торговли и в 26 микрорайоне, где собираются бритоголовые, почти ежедневно происходят избиения и драки, зачинщиками которых, как правило, являются скинхеды (80) .
В Архангельске, довольно долгое время существовала организованное и сплоченное скин-объединение численностью до несколько десятков активных членов. Начало организованного периода существования архангельской организации начинается с первой половины 1997 года, когда 10 человек в возрасте от 14 до 18 лет создали свою организацию скинхедов. Целью своего общественного объединения подростки ставили изгнание из Архангельска лиц, относящихся к нациям и народностям Кавказа путем применения к ним насилия. Все они – учащиеся ПТУ, колледжей и гимназий, – носили черные куртки, джинсы, высокие ботинки и были острижены «под ноль». Атрибутами организации стали нарукавные повязки со свастикой и черный флаг. Основным результатом деятельности организации стало совершение серии хулиганских нападений с нанесением тяжких телесных повреждений нескольким гражданам азербайджанской и грузинской национальности. Это послужило причиной привлечения внимания правоохранительных органов к деятельности организации и, в конечном счете, к раскрытию ее деятельности. В ходе судебного следствия некоторые участники архангельской скин-организации были осуждены. Однако основная часть «верхушки» архангельских бритоголовых или не попала в поле зрения правоохранительных органов или сумела получить условные сроки тюремного заключения (81) .
Однако число неорганизованных скинхедов, воспринявших символику и отчасти праворадикальную идеологию «правых бритоголовых» в этих и прочих городах значительно больше, чем более-менее организованных.

Глава 7
Противодействие со стороны власти
Естественно, что Правительство и правоохранительные органы в полной мере озабочены вспышками молодежного неонацизма и настроены на активное противодействие вплоть до полного подавления движения «бритоголовых». Особенно сильное внимание к этой проблеме было привлечено в период 2001 – 2002 годов. В этот период произошел ряд массовых противоправных выступлений бритоголовых. В связи с этим в СМИ прошел целый ряд публикаций и репортажей, посвященных бритоголовым, который достиг своей вершины к 20 апреля 2002 г. После этих публикаций высшее руководство МВД и Прокуратуры пообещало серьезно заняться проблемой существования скин-движения.
Однако проблемой существования бритоголовых, как и иных молодежных экстремистских объединений в системе МВД, стали интересоваться гораздо раньше, чем к ней было привлечено пристальное внимание общественности. Уже в 80-х годах в системе МВД имелся материал по нескольким молодежным правоэкстремиским группам, а с начала 90-х годов в МВД уже существовал отдел, занимающейся деятельностью различных экстремистских объединений. В настоящее время его сотрудники отслеживают деятельностью анархистов, леворадикалов, футбольных фанатов, ну и, конечно, бритоголовых.
В спецотделе МВД имеется подборка фотографий некоторых особо «отличившихся» скин-лидеров, а также и наиболее агрессивных и опасных «боевиков». На многих из «бритоголовых» заведена специальная картотека. Там же имеются и досье на многие из скин-групп, особенно рьяно проявивших себя в деле «борьбы за белую расу».
Значительная часть данных добывается аналитиками отдела, основываясь на анализе экстремистской прессы – журналов, газет, материалов интернет-сайтов, а также обобщения данных получаемых из районных отделений милиции.
В наиболее «засвеченных», то есть в наиболее известных местах тусовок бритоголовых, периодически могут присутствовать молодые сотрудники МВД и смежных с ним структур, переодетые в скин-атрибутику. Они следят за обстановкой, слушают обрывки разговоров и слухов, вычисляют и запоминают наиболее активных и хитрых скин-лидеров. Обо всем, что им удалось увидеть и запомнить, составляются подробные отчеты, разбираемые аналитиками отделов МВД.
Но как говорят сами сотрудники МВД – работать со скинами очень трудно, а пресечь их агрессивные действия зачастую невозможно, очень сильно мешает специфика деятельности бритоголовых. Ведь того, что человек обрил голову и нацепил на куртку кельтский крест, явно недостаточно для судебного приговора, поскольку у нас ведь демократическое государство. Можно косичку на голове отрастить, можно панковский гребень или голову побрить наголо, теперь все это можно, теперь за это в милицию не потащат. И за слова, сорвавшиеся с языка, с ходу на лет 5-8 не посадят.
А бритоголовые естественно изо всех сил стараются от тюрьмы уберечься, тем более что совершение преступлений и правонарушений для них не профессия, а хобби. И за «чистотой рядов» они стараются следить строго, если чувствуют предателя или стукача, то «разбор» (проверка) следует короткий, дай Бог на своих ногах уковылять.
Кроме того, по настоящему внедрить в скин-среду своего человека очень трудно и не только из-за возраста или жесткой проверки, а еще из-за того, что ему надо действовать весьма активно: и на негров и кавказцев нападать, и лозунги орать, и в погромах участвовать, короче, завоевывать авторитет. А до такой степени никто внедрять не позволит, ни прямое начальство, ни вышестоящее руководство.
Надо отметить, что некоторая и весьма значительная часть сотрудников правоохранительных органом может относиться к бритоголовым со скрытым сочувствием. Доброжелательное отношение может варьироваться от противодействия возбуждению уголовных дел или «спуску их на тормозах» до игнорирования фактов совершения противоправных действий.
Естественно, что сочувствие и снисходительное отношение к бритоголовым проявляется неофициально. Все сотрудники правоохранительных органов регулярно (особенно часто в период 2001-2002 г.) получают информацию о дружбе между народами России и недопустимости проявлений расизма и национализма. Однако на некоторых сотрудников правоохранительных органов вся эта формальная «словесная болтовня» по-видимому не производит особого впечатления.
Во многом это происходит из-за того, что большая часть сотрудников правоохранительных органов состоит из представителей так называемого славянского этноса, в основном, русских и украинцев, а значительная часть преступников и правонарушителей принадлежит к кавказским, тюркским, азиатским, африканским и иным некоренным этническим и национальным группам. Кроме того, сотрудники правоохранительных органов по роду своей работы особенно часто сталкиваются с самыми негативными проявлениями нелегальной миграции и иммиграции. Сотрудники правоохранительных органов – МВД, Прокуратуры, судов и. т. д. являются обычными российскими гражданами, которые в полной мере подвержены господствующим в обществе настроениям. А в настоящее время националистические настроения в обществе выражены достаточно ярко.
Некоторые бритоголовые считают, что сотрудники правоохранительных органов, а особенно милиции сами должны быть им благодарны за их деятельность, поскольку бритоголовые делают за милицию часть их работы – «разбираются» с приезжими незаконными иммигрантами и своими действиями способствуют вытеснению их с «Исконно Русской земли». Тем самым, по мнению бритоголовых, они способствуют «оздоровлению обстановки», «экономии денег налогоплательщиков», и «уменьшению загруженности милиции». Несмотря на то, что данные высказывания крайне примитивны и не соответствуют действительности, они вызывают скрытое согласие некоторых сотрудников правоохранительных органов, а особенно рядовых сотрудников милиции.
Однако в последнее время, в связи с возросшим количеством сотрудников милиции и прокуратуры неславянской этнической группы – в частности, жителей кавказского региона, отношение к бритоголовым становится гораздо жестче. Этому также способствует общий курс руководства правоохранительных органов на усиление мер по борьбе с проявлениями политического экстремизма, в том числе и с бритоголовыми.
Противодействие со стороны общественно-политических объединений
Большинство общественно-политических организаций демократической и правозащитной направленности просто не замечают бритоголовых. Для них они слишком несерьезны, особенно по сравнению с крупными и известными правоэкстремистскими объединениями. А многие просто не знают, какие методы борьбы нужно использовать в борьбе с данным явлением. К тому же многие из тех, кто уже достаточно хорошо «познакомился» с деятельностью бритоголовых просто стараются не связываться со скинами, зная их непредсказуемую агрессию. Борец со скинхедами всегда рискует.
В период 1995 – 2000 г. самым сильным борцом против бритоголовых можно было считать Антифашистское Молодежное Действие (АМД), межрегиональное объединение демократической молодежи, особенно активно выступающее против бритоголовых по всей России. В данное движение входят представители различных молодежных неформальных групп, в том числе панки, хиппи и реперы.
Участники АМД распространяли антифашистскую литературу, проводили семинары, митинги и концерты. Значительная часть такой деятельности была направлена именно против российских бритоголовых. Хотя антискиновская деятельность АМД распространялась на всю Россию, наибольшие помехи они создавали бритоголовым из Москвы и Подмосковья.
Однако московские бритоголовые тоже старались предпринимать какие-то ответные меры. Несколько раз пикеты и демонстрации АМД подвергались нападениям небольших мобильных групп бритоголовых. Периодически активисты АМД «вычислялись» бритоголовыми в местах их проживания и подвергались значительным избиениям, запугиваниям и издевательствам. На настоящий момент самое крупное нападение на АМД было совершено 19 февраля 1999 года во время проведения крупного антифашистского концерта. До и после концерта группам бритоголовых удалось подстеречь и избить более 50 человек, пришедших на концерт АМД.
Противодействие со стороны неформальных субкультур
Неформальная молодежь в своей массе недолюбливает бритоголовых. Чрезмерная агрессия свойственная российским скинам, очень часто толкает их на различного рода нападения и провокации в отношении большинства российских неформалов.
В этом скины во многом выступают как продолжатели дела «люберов»– костоломов маргиналов. Те мотивировали свои агрессивные действия тем, что они хотят очистить молодежь от заразы западной культуры. Поэтому они срывали у неформалов странные и эпатажные эмблемы, рвали в клочья необычную одежду, «конфисковывали» украшения и символы. Люберы считали, что лучшим средством для вразумления и воспитания «заблудших» неформалов выступает крепкий кулак, утяжеленный шипастым кастетом. Естественно, их аргументация часто служила лишь оправданием их агрессии по отношению к более слабым, а также помогала в объяснениях с милицией, взрослыми, родителями и. т. д.
Во многом мотивы нападения бритоголовых на неформалов сходны с мотивами люберов. Они тоже хотят самоутвердиться, издеваясь над более слабыми и менее физически подготовленными. Скинам, как и люберам, хочется выплеснуть свою молодежную агрессию, показать свою удаль и молодецкую силушку.
Однако мотивы для избиений и издевательств неформалов выбираются несколько другие. Бритоголовые считают, что большинство неформалов – это трусы, занимающиеся ерундой, в то время как «белые патриоты» мозолят кулаки в «расовой войне» за счастье русского народа.
Аполитичность, непатриотичность и интернациональность большинства неформалов, по мнению скинов, позволяет именовать неформалов не только трусами но и «предателями белой расы» и русской нации. Следовательно, любой бритоголовый имеет право размять руки, оскорбить и унизить любого из неформалов.
Однако бритоголовые уважают тех из неформалов, кто хотя бы отчасти разделяет их взгляды. Одновременно необходимо, чтобы неформалы были в представлении скинов достаточно «крутыми», в основном это касается байкеров, металлистов, отчасти панков и некоторых других видов неформалов.
Реперы.
Из всех неформальных молодежных групп наиболее ненавистными для скинов являются реперы – подростки и юноши, поклонники реп-музыки и реп-стиля. Причина ненависти на редкость проста: реп – это любимая музыка негров – «ниггеров», ими самими придуманная и у них же пользующаяся наибольшей популярностью.
Сначала реп, а также и регги-музыка сочинялась и распространялась в среде чернокожих – негров и латиноамериканцев. Но постепенно, с течением времени, реп– и регги-музыка становится популярной среди всех молодежных, да и всех социальных слоев населения. Сильные позиции реп занимает и в нынешней российской музыкальной культуре, на настоящий момент он находится на подъеме. В России реп начинает распространяться быстрыми темпами, появляются русские реп-коллективы, ориентированные исключительно на молодежь. Сильное подспорье получает реп – культура и из-за рубежа, откуда в Россию постоянно проникают «пиратские» или легальные музыкальные новинки.
Реп – рифмованный набор фраз, быстро произносимых под резкую, ритмичную танцевальную мелодию. После резкой популяризации репа в конце 90-х годов в Россию проникает хип-хоп субкультура. Хип-хоп – это развитая молодежная субкультура и под этим термином подразумевается несколько взаимосвязанных между собой составляющих: стиль одежды, граффити, искусство ди-джеев, собственно реп, брейк-данс и его разновидности. Однако именно реп является главной составляющей хип-хоп субкультуры. Как и всякая молодежная субкультура хип-хоп устанавливает для своих поклонников определенный образ жизни и стиль поведения.
В целом по стилю одежды и нормам поведения российские реперы стремятся во всем подражать беднейшей уличной «шпане» (криминальной молодежи) из трущобных Нью-йоркских кварталов. Реперы копируют готовые образцы одежды и поведения из клипов и фильмов (в основном про афроамериканцев), а обращение «ниггер» считается в этой тусовке в высшей степени уважительным. Широкие штаны, безразмерные футболки, характерные жесты и ужимки, ну и конечно же, музыка:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23