Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– доля иностранных граждан в наркоторговле составляет 46,7 %. Самыми наркотизированными в Москве считаются несколько рынков: Измайловский, Черкизовский, Киевский, оптовая база «Выхино».
Война в Чечне
Другой причиной, повлиявшей на всплеск движения бритоголовых, можно считать военный конфликт в Чечне. За то время, пока длилась первая Чеченская кампания в виде операции по наведению конституционного порядка и в настоящее время, когда продолжается вторая Чеченская кампания – антитеррористическая операция, отношение к жителям кавказского региона претерпело существенные изменения.
Жители Кавказа и раньше воспринимались без особой теплоты, поскольку уже несколько лет назад выходцы из Кавказа и Средней Азии стали весьма сильно заметны на российских рынках, воспринимаясь как »торгаши», «обдиратели честных граждан». Впрочем, так же негативно воспринимались почти все, кто торговал на рынке.
По данным опроса, проведенного исследовательским центром РОМИР «лишь 9,6 процентов опрошенных положительно относятся к тому, что на большинстве рынков столицы торгуют в основном выходцы с Кавказа, 72 процента отрицательно, а для 14,4 процентов это безразлично». (35) .
Но после войны и последовавшей за ней нестабильной и угрожающей ситуации, жители Кавказа начинают восприниматься в образе врага, врага «с кавказским лицом», грозящего всем жителям России. Причем «лица кавказской национальности» стали восприниматься именно как враги русских, славян, православных, которым активно противостоят «упертые» исламисты-фанатики, грозящие и использующие самые крайние меры. Не вдаваясь в причины и поводы конфликта, положившего начало этой войне, большая часть молодежи и подростков поняла и уяснила только одно: какая-то часть «черных» убивает русских людей, причем делает это безжалостно, жестоко и зло, не пренебрегая ничем, отказавшись от большинства моральных и этических запретов.
Этому в немалой мере способствовали и российские СМИ, весьма правдиво и беспристрастно освещавшие происходящие события, хотя во время первой чеченской войны с их стороны был явно сделан жалостливый перекос в сторону сочувствия не российским матерям и солдатам-героям, а «маленькому, но гордому народу».
Когда война еще только разгоралась, проблема антипатии к «кавказцам» стояла абстрактно, хотя пострадавшие уже были и не только из Чечни, но и из других мест Кавказа и Средней Азии, где происходили локальные местные конфликты. Но после того колесо войны раскрутилось на полную силу, когда не одна мать, рыдая, получила своего сына в «черном тюльпане», когда вихрем посыпались «похоронки» на братьев, друзей, сослуживцев, именно тогда российская молодежь, подогреваемая массированной пропагандой СМИ и молодежной агрессией, наконец, находит для себя врага, находит «виновного во всем происходящем».
Этим врагом естественно оказываются »чечены», «черные», которые противятся наведению порядка, справедливо наводимому Великой Россией. Хотя естественно, что этот конфликт имеет давние более глубокие корни (например, нефтегазовые, геополитические), но не вся молодежь способна долго размышлять и анализировать.
Довольно сильным вкладом в раздувание национализма и правого радикализма было старание СМИ, в особенности газет и журналов бульварного толка, в погоне за сенсациями так раздуть темы «кавказской мафии», «азиатской угрозы», «африканской наркомафии», что негативные и откровенно отрицательные эмоции в отношении приезжих и иммигрантов с большей или меньшей степенью интенсивности были пробуждены буквально у всех слоев населения. Причем некоторые социальные и возрастные группы населения были раздражены особенно сильно. Этому в немалой мере способствовала фактическая достоверность значительной части газетных статей и телевизионных репортажей.
Несомненно, что несколько террористических акций, до предела накаливших обстановку в столице России, да и в других крупных городах, в немалой степени подогрели волну националистических настроений. Можно сказать, что открытое обещание проведения терактов чеченскими боевиками, взрывы в Воронеже и Нальчике, где явно прослеживается «чеченский» след, поразили все население России своей подлостью и жестокостью. А захват больницы в Буденновске, взрывы в московских троллейбусах и метро, явно выраженная дикая звериная злоба и угрозы в адрес россиян с обещаниями «джихада» вызвали вполне понятную ответную ненависть. Взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске, а также непрекращающаяся череда террористических актов, усилили эту ненависть в несколько раз.
Вполне понятно, что все это явно не способствует пробуждению симпатий и всплеску дружеских чувств к «маленькому, но гордому народу». Ведь этот народ, как во время войны, так и после последующего «мирного сосуществования» ни на миг не забывал демонстрировать открытое пренебрежение, насмешки и угрозы в адрес русского народа и Российской власти. Причем буквально в это же время значительная часть этого так называемого «маленького, но гордого народа» наживалась и спекулировала на русских людях, захватывала «рабов» и заложников, занималась бандитизмом и грабежами.
Ухудшение условий жизни
Еще одним фактором, влияющим на рост движения бритоголовых, является ухудшение условий жизни. Ни для кого не секрет, что за последние 10-15 лет они сильно ухудшились. Как в крупных городах, так и в глубинке, как в центре России, так и по ее окраинам люди живут на мизерные оклады и пенсии, которые к тому же иногда не выплачиваются месяцами. Закрываются предприятия, фабрики, заводы, сокращается количество рабочих мест, растет безработица.
Ухудшение условий жизни вызывает недовольство и, в первую очередь, у самого активного слоя общества – молодежи. Эту точку зрения разделяют и некоторые ученые Запада. Например, Леонард Зескинд, глава научно-исследовательского центра Атланты, занимающегося изучением расистских и неонацистских движений, говорит: «Это первое поколение белых молодых людей на Западе, которые живут не лучше своих родителей. Уже сама эта ситуация вполне может стать причиной проявления группового насилия».
У нас в России огромное количество молодых людей (не вошедшей в число тех, кто преуспевает) с ужасом осознает, что они обречены на прозябание, что они никому не нужны, что они будет жить гораздо хуже родителей. Они понимают, что неопределенность ситуации, происходящей в стране на настоящий момент, будет длиться, еще неизвестно сколько, а значит, перед ними нет будущего.
Это заставляет искать какой-нибудь выход, порождает недовольство, толкает на бунт, на оппозицию существующему государственному строю, власти и обществу, то есть прямиком в объятия оппозиционно настроенных организаций.
Среди этих организаций наиболее привлекательными для молодежи являются крайне правые и крайне левые экстремистские организации, дающие ощущение риска, романтики, возможности активных действий, и не делающие упора на моральные и умственные качества индивида. Часть молодежи (очень незначительная) вступает в ряды официально признанных солидных оппозиционных организаций, в основном левого коммунистического толка. Но там могут удержаться лишь немногие, ведь в этих организациях существует дисциплина и, хоть зачастую и показные, но все же ясно различимые и внешне достаточно твердо соблюдаемые морально-нравственные идеалы и принципы. Одновременно там существует обилие взрослых, и даже пожилых, «упертых» людей, отсутствие «перчика» и «крутых» лидеров. Все это делает традиционные коммунистические организации (типа КПРФ) крайне непопулярными среди российской молодежи.
Однако появившиеся в последнее время крайне экстремистские леворадикальные группы, партии и организации, похоже, готовы удовлетворить спрос российской молодежи на чисто левацкий вид экстремизма. Таких подпольных и незарегистрированных групп и организаций, как «Советские кхмеры», «Клуб юного десантника», «Революционный военный совета РСФСР» в последнее время появилось около десятка.
Конечно, существуют террористические и откровенно анархистские партии, назвать которые правыми или левыми можно только с сильной натяжкой. Но они малоизвестны, малочисленны, «абы кого» не принимают. К тому же за такого рода объединениями всегда приглядывают правоохранительные органы.
Однако участие в деятельности многочисленных национал-патриотических и праворадикальных партий тоже не является наиболее оптимальным выбором. Многие партии принимают только взрослых людей, в них существует огромная масса утомительных обязанностей, большинство из них просто неизвестны основной массе молодежи.
Например, членство в одной из самых крайне правых партий России – РНЕ тоже не является оптимальным и легким. В период наибольшего расцвета партия насчитывала около 25 тысяч участников и активных членов, на настоящий момент партия не зарегистрирована и раздроблена более чем на 5 организаций и насчитывает около 4 тысяч участников (36) . Однако бритоголовых в отрядах РНЕ всегда было немного.
Во многом это было вызвано существованием такой же суровой дисциплины, как и в большинстве коммунистических организаций, если еще не жестче и наличием многочисленных обязанностей, исполнение которых строго обязательно.
В большинстве отрядов РНЕ уже есть полная или частичная укомплектованность именно молодежью, причем молодежью отнюдь не порочной и не глупой, не беспричинно агрессивной, а здоровой, спортивной, дисциплинированной, «идеологически подкованной», свято верящей в русскую национальную идею. Причем значительная часть этой молодежи начинала действовать уже тогда, когда любые проявления нацизма, резкого национализма и фашизма, быстро и безжалостно пресекались практически на любом уровне, в любом социальном и возрастном слое.
Так что в таких организациях для большинства представителей бунтующей, агрессивной и слабоорганизованной молодежи, зачастую не имеющей за душой даже 10 классов, уже заранее отводились непочетные вторые-третьи роли вечных статистов, работающих «на подхвате», куда пошлют и что прикажут, под жестким надзором старших и более опытных «собратьев по борьбе».
На своем нынешнем этапе развития скин-движению еще не требуются особо умные и грамотные, время для внутригруппового сплочения и образования стабильной политической организации еще не пришло. Однако движение бритоголовых постоянно нуждается в притоке новобранцев. Отряды бритоголовых всегда рады принять в свои ряды крепких, здоровых, агрессивных бойцов.
Привлекательность скин-движения для российской молодежи
К тому же, какое молодежное движение, партия, организация, помимо российских скинхедов, позволяет демонстрировать свою неприязнь, злобу и ненависть к представителям Кавказа и Средней Азии (или просто обладателям небелой кожи и не русских (не славянских, не арийских) черт лица наиболее открыто, непосредственно, при любом удобном случае? Да почти что и никакая.
Серьезная право– или леворадикальная партия, заботясь о своем политическом лице, репутации, опасаясь слишком пристального внимания правоохранительных и иных органов, а то и запрета, в категорической форме советует или приказывает членам партии не высказывать явной ненависти, не предпринимать агрессивных действий и не привлекать слишком сильного внимания со стороны общества и СМИ. А если уж митинговать и высказываться, то делать это сплоченно, организованно (иногда даже и завуалировано), стараясь не преступать определенных границ, не допускать расхождения во мнениях об опасных, вредных для организации высказываний.
Скинхеды, наоборот, стараются привлечь внимание к своему движению как посредством резкой пропаганды и лозунгов, откровенно реакционного и экстремистского характера с упором на восстание, проведение массовых погромов, так и посредством специфичности и нестандартности внешнего вида, нарочитой демонстрации своей групповой принадлежности.
Ведь команды скинхедов сильно отличаются от серьезных правых организаций, соблюдающих дисциплину, имеющих определенные нормы поведения, старающихся избегать «острых углов» и вести себя по возможности мирно и корректно (по крайней мере, на людях), стараясь не обнаружить своей истинной, глубинной сущности. Бритоголовые более свободны в совершении агрессивных и противоправных действий по отношению ко всем их идеологическим противникам. В значительной мере это происходит из-за анонимности самого скинхед-движения.
При особо неблагоприятном стечении обстоятельств скинхед вполне способен отказаться от любого подозрения в том, что он является скинхедом. Причем надо заметить, что основная масса молодежи и подростков, причисляющая себя к движению бритоголовых, в принципе не несет вообще никаких обязанностей, и вспоминает о них лишь при определенной благоприятной ситуации, когда у них появляются желание или возможность назвать себя скинхедами.
К тому же сам статус скинхеда, бритоголового, повышает социальный и групповой статус бывшего малолетнего (или просто молодого) правонарушителя, «гопника», уличного хулигана, позволяя ему выглядеть в собственных глазах (да и в глазах многих окружающих) борцом против «кавказцев и азиатов», «защитником идеи», «патриотом России». Это позволяет не только снизить опасность от последствий различных хулиганских выходок, но иногда помогает настраивать на лояльность, как свидетелей его преступления, так и некоторых работников правоохранительных органов.
К этим вышеназванным причинам необходимо приложить еще ряд факторов, которые в совокупности составляют значительный вклад в развитие движения (как впрочем, и любого другого агрессивного неформального молодежного движения). Этими факторами можно считать снижение уровня духовности современной молодежи, потерю многих моральных и нравственных категорий, идеологическое оскудение, отсутствие четких целей, развенчание большего числа идеалов и примеров для подражания. Внедрение далеко не лучших западных «ценностей»: культа силы и денег, понятия половой распущенности и моральной вседозволенности, отсутствие жестких сдерживающих рамок в поведении (а точнее их резкое, а не постепенное снятие) и слабый контроль в некоторых сферах жизни молодежи. Сюда же можно отнести пропаганду насилия и жестокости в их крайних формах в книгах, журналах, газетах и других видах СМИ, а также в кинематографе.
К тому же на рост численности скин-движения во многом влияет существование различных крайне правых организаций, которые в процессе своего развития и жизнедеятельности помогают российскому скин-движению. Многие из них способствуют возникновению и устойчивому существованию таких явлений как расизм, шовинизм и национализм.
Конечно, на формирование и развитие движения бритоголовых влияют общие социологические и психологические причины, которые способствуют созданию любого молодежного неформального движения, группы, течения, начиная от поклонников репа и футбольных фанатиков и кончая уличными «тусовками», «командами», «моталками».
Отношение к бритоголовым со стороны населения
Можно также отметить, что некоторыми москвичами и россиянами деятельность бритоголовых воспринимается отнюдь не негативно, а даже с некоторым одобрением. Особенно там, где скины ведут себя относительно тихо и сильно не безобразничают. Иногда их даже считают «защитниками» и, в крайнем случае, могут обратиться за помощью. В тех же районах, где проживает относительно много «некоренного» населения и приезжих отношение к скин-командам (как впрочем, и ко многим другим национал-патриотическим партиям и движениям) откровенно положительное.
Еще одной причиной роста скин-движения, которую с большей или меньшей степенью можно отнести и к Москве и к России в целом – это усиление активности мусульманской диаспоры. Она начинает активно развиваться и действовать зачастую настолько напористо и активно, что это вызывает огромную тревогу и опасения не только у православной, но и у атеистически настроенной части населения. Особенно это заметно в Москве, где наиболее происходит наиболее активное столкновение и взаимодействуют двух культур: славянско-христианской – православной и кавказско-азиатской – мусульманской.
Усиление активности мусульманской диаспоры наиболее наглядно заметно по значительному количеству вновь отстроенных мечетей, исламских культурных центров, многочисленных фондов и объединений этнических меньшинств и землячеств.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23