Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Совсем не нравишься.
— Это не входит в мои обязанности, — ответил Кайл.
— Может быть, — принц усмехнулся. — Но твое-то имя мне известно, не забудь!
Разговор оборвался, и в течение следующего получаса они не обменялись ни единым словом. Однако постепенно раздражение принца улетучилось, и он принялся напевать под нос песенку на незнакомом Кайлу языке. Потихоньку к нему возвратилось хорошее настроение, и вскоре он обратился к Кайлу так, словно между ними не возникло никаких трений. Неподалеку находилась Пещера Мамонтов, принц высказал желание посетить ее. Потом они двинулись вверх по течению Зеленой реки. Принц как будто позабыл о ссоре в пивной и стремился очаровать всех, кто попадался им навстречу. Солнце уже клонилось к закату, когда путники достигли крохотной деревушки с придорожным трактиром, позади которого был выкопан пруд, а вокруг росли дубы и сосны.
— Чудесный вид, — проговорил принц. — Что ж, Кайл, здесь мы заночуем.
— Как вам будет угодно, господин.
* * *
Они спешились. Кайл отвел лошадей в стойло, а затем отправился на поиски принца. Тот сидел в зале, пил пиво и флиртовал со служанкой. Она выглядела моложе той, что танцевала с принцем на площадке: невысокая, с пушистыми волосами и с большими карими глазами, которые так и сияли от восторга. Еще бы, ведь на нее обратил внимание такой красавец!
— Да, — сообщил принц Кайлу, искоса поглядев на своего телохранителя, когда служанка удалилась, чтобы принести кофе, — это место мне подходит.
— Подходит? — переспросил Кайл.
— Для того, чтобы поближе познакомиться с людьми, — принц рассмеялся. — Я буду наблюдать, а ты станешь объяснять их поведение. Договорились, мой добрый Кайл?
Кайл задумчиво посмотрел на него.
— Я расскажу вам все, что знаю, господин, — пообещал он.
Они приступили к ужину. Принц забросал Кайла вопросами о том, что увидел, и о том, чего увидеть не успел.
— Но почему вы все живете прошлым? Допустим, мир может быть музейным, но люди... — он на секунду отвлекся, чтобы улыбнуться служанке, которая вдруг оказалась у их столика.
— Мы не экспонаты, господин, — возразил Кайл, — мы живые. Единственный способ сохранить народ и его культуру — не дать им умереть. И потому мы, земляне, стали как бы древним эталоном Молодых Миров.
— Забавно, — пробормотал принц, не сводя глаз со служанки, которая то и дело поглядывала на него.
— Это не то слово, господин, — сказал Кайл, однако принц, по всей видимости, его не услышал.
После ужина они возвратились в бар. Принцу, видимо, уже наскучила беседа с Кайлом, и он взялся за соседей. Кайл какое-то время наблюдал за ним, но решив, что все в порядке, вышел, чтобы проверить лошадей и договориться с трактирщиком о завтраке. Когда он вернулся, принц куда-то исчез. Кайл уселся за столик, ожидая, что юноша вот-вот придет, но того все не было, и Кайл забеспокоился. Снедаемый тревогой, он вновь отправился посмотреть, как там лошади. Те мирно жевали овес. Жеребец, учуяв Кайла, тихонько заржал и повернул к нему голову.
— Ничего, приятель, все в порядке, — буркнул Кайл. Хотя сам он в этом уверен не был.
Кайл направился в бар и сел у открытого окна. Мало-помалу толпа посетителей стала редеть. Часы, что висели на стене над рядами бутылок, показывали без чего-то полночь. Внезапно снаружи донеслось конское ржание. Кайл бросился в конюшню. Ворвавшись туда, он увидел в свете ночника принца: бледный, тот седлал мерина. Дверь в стойле жеребца была распахнута настежь. Заметив телохранителя, принц отвернулся. Кайл заглянул к жеребцу: конь по-прежнему оставался на привязи, но явно был чем-то взбудоражен. На полу валялось седло.
— Уезжаем — торопливо проговорил принц.
— Мы же собирались переночевать здесь, — напомнил Кайл.
— Ну и что? Я передумал. Мне нужно проветриться, — принц кое-как взгромоздился на мерина и, не дожидаясь Кайла, послал коня в ночь. Кайл торопливо оседлал жеребца. Определить в темноте, куда умчался принц, было невозможно, поэтому Кайл дунул жеребцу в ухо: тот заржал, и вдалеке послышалось ответное ржание мерина.
Кайл догнал принца на вершине холма. Мерин лениво брел по тропинке, а юноша мурлыкал под нос ту же песенку, которую пел раньше. Завидев Кайла, он усмехнулся и запел громче. Слов было не разобрать, однако мелодия настораживала. Внезапно Кайл догадался.
— Девушка! — воскликнул он. — Та служанка, что с ней?
Ухмылка на мгновение исчезла с лица принца, потом возвратилась.
— Попробуй угадать, — отозвался юноша со смешком; на Кайла пахнуло перегаром. — Она в своей комнате, довольная и счастливая. Девушка и не подозревает... что ее осчастливил сын императора... Надеется встретить меня поутру... но зря... правда, мой верный Кайл?
— Зачем это, господин? — спросил Кайл тихо.
— Зачем? — принц пьяно воззрился на него. — Кайл, у моего отца четверо сыновей, а у меня трое братьев. Но императором стану я один. А император не отвечает на вопросы, он их задает.
Кайл промолчал. Принц не сводил с него взгляда. Так прошло несколько минут.
— Хорошо, я скажу тебе зачем, — заявил принц, продолжая прерванный разговор. — Ты не мой телохранитель, Кайл. Я тебя раскусил. Ты охраняешь не меня, а их.
Кайл стиснул зубы. Темнота скрыла выражение его лица.
— Ну и пусть, — принц взмахнул рукой и качнулся в сторону, — наплевать. Поступай как знаешь, я не в обиде. Только давай посчитаем очки, идет? Тот мерзавец, который посмел прикоснуться ко мне, — ты сказал, что никто не назовет его имени. Что ж, очко в твою пользу. Но вот девчонку ты проморгал, — так что поровну. Кто победит, добрый Кайл?
Кайл глубоко вздохнул.
— Господин, — произнес он, — однажды вам придется жениться на девушке с Земли...
Принц засмеялся.
— Не много ли чести? — бросил он. — Впрочем, таковы все земляне...
Вновь установилось молчание. Придерживая нетерпеливого жеребца. Кайл внимательно наблюдал за юношей. Тот, похоже, задремал — голова свесилась на грудь, пальцы выпустили поводья. Спустя какое-то время принц встрепенулся, выпрямился в седле и огляделся по сторонам.
— Я бы не отказался чего-нибудь выпить, — сказал он ровным голосом. — Где здесь можно найти пиво?
— Сейчас, господин, — отозвался Кайл. Он повернул направо. Мерин послушно поскакал следом за жеребцом. Всадники перевалили через холм и спустились к озеру, вода которого поблескивала в лунном свете, а дальний берег терялся во мраке. Недалеко за деревьями сверкали огоньки.
— Вот, господин, — проговорил Кайл, — приют рыболовов. Тут есть бар.
Они подъехали к приземистому зданию, выходившему окнами на озеро. Из окон лился свет, так что можно было различить причал с привязанными к нему лодками. Принц спешился и сопровождаемый Кайлом прошел внутрь. Зал, где они очутились, был просторным и довольно-таки скудно обставленным. Вдоль одной из стен протянулась стойка. Над ней висели три или четыре рыбины, а за ней возвышались трое барменов: один уже в летах, внушительный, а двое других, помоложе, крепко сбитые и мускулистые. Посетители, в основном мужчины, сидели за квадратными столиками или стояли у стойки.
Принц уселся за столик. Кайл пристроился рядом. Когда подошла официантка, они заказали пиво и кофе, принц опустошил свою кружку, едва ее принесли, и вновь подозвал официантку.
— Еще, — сказал он и улыбнулся. Официантка, женщина лет тридцати с небольшим, улыбнулась в ответ, поставила перед ним пиво и вернулась к стойке, где возобновила разговор с двумя мужчинами примерно своего возраста. Один из них был очень высокий, второй — коренастый и широкоплечий. Принц поднес кружку к губам, жадно опорожнил ее и лишь сейчас, по-видимому, заметил, что Кайл сидит за тем же столиком.
— Ты, верно, думаешь, что я пьян? — спросил он.
— Пока нет, — отозвался Кайл.
— Молодец, — одобрил принц. Ну а если я захочу напиться? Кто посмеет остановить меня?
— Никто, господин.
— Молодец, — повторил принц. Осушив кружку до дна, он махнул официантке. Скулы его заалели румянцем. — Когда попадаешь в паршивый мирок, где полным-полно паршивых людишек... Привет, Ясноглазка! — перебил он сам себя. Официантка, поставив очередную порцию, засмеялась и упорхнула обратно к стойке. — ...Приходится развлекаться, как получается. — Он расхохотался. — Я вспоминаю своего отца... И Мости... они прожужжали мне все уши... — Принц искоса поглядел на Кайла. — Знаешь, одно время мне и впрямь было страшновато... Впрочем, я ничего не боюсь... просто было не по себе из-за того, что в будущем меня ожидало путешествие на Землю. Я тревожился, что не сумею... как это... показаться землянам! Кайл, тебе доводилось бывать в Молодых Мирах?
— Нет, — ответил Кайл.
— Я так и думал. Тогда послушай, что я тебе скажу: там намного интереснее, чем здесь. А я, Кайл, будущий император. И потому лучше всех. Догадайся, какими я вижу всех вас? Ну, давай, давай, мой добрый Кайл. Говори правду. Я повелеваю?
— Не вам судить нас, господин, — откликнулся Кайл.
— Что? Не мне? — Голубые глаза яростно сверкнули. — Разве я не будущий император?
— Судить не позволено никому, — возразил Кайл, — ни императору, ни слуге. Император необходим нам как символ, чтобы удержать вместе сотню миров. Но главная задача любого народа — выжить. Потребовался почти миллион лет, чтобы на Земле развилась жизнестойкая цивилизация. На планетах, которые только осваиваются, общество нестабильно, культура подвержена вырождению, а потому никак не обойтись без эталона или, если хотите, без источника, первоначального генетического материала.
Принц ухмыльнулся.
— Прекрасно, мой добрый Кайл, прекрасно! Все это я уже не раз слышал и, заметь, не верю ни одному слову. Я видел землян собственными глазами. Вы ли — венец творенья? Мы развиваемся, а вы застряли на месте, закуклились, остановились. — Юноша рассмеялся в лицо Кайлу. — Вы боялись, что ваша ложь станет очевидна всем, так оно и случилось. Я видел вас, я узнал вас. Я сильнее и храбрее любого из тех, кто сидит здесь, и знаешь, почему? Нет, не потому, что я сын императора. Потому что сила и храбрость у меня — врожденные! Врожденные! Я могу поступать, как мне заблагорассудится, и на всей вашей планетке не найдется человека достаточно смелого, чтобы остановить меня. Смотри. — Он встал из-за стола. — Я хочу, чтобы официантка выпила со мной. Предупреждаю тебя заранее. Ну что, попробуешь остановить меня?
Их взгляды встретились.
— Нет, господин, — произнес Кайл. — Мне поручали другое.
— Надеюсь, — хмыкнул принц и двинулся к стойке, у которой стояла официантка, по-прежнему занятая беседой с двумя мужчинами. Принц встал поблизости от женщины и заказал бармену кружку пива. Получив ее, он повернулся к стойке спиной, оперся локтями и заговорил с официанткой, перебив высокого мужчину.
— Вы не против перекинуться со мной парой словечек? — услышал Кайл.
Женщина, похоже, удивилась, но, когда обернулась, узнала принца и улыбнулась ему, по-видимому, польщенная его прямотой и тем, что ее выделяет такой красивый молодой человек.
— Не возражаете? — справился принц у высокого мужчины. Тот хмуро посмотрел на него, раздраженно пожал плечами и отвернулся.
— Видите? — улыбаясь, сказал принц, — он знает, что вы должны говорить со мной, а не...
— Погоди-ка, сынок.
Это подал голос широкоплечий коротышка. Принц повернулся к нему с наигранным изумлением. Коротышка положил руку на плечо своему высокому приятелю.
— Не грусти, Бен, — сказал он. — Паренек всего лишь малость перебрал. Проваливай отсюда, — последнее относилось к принцу. — Клара останется с нами.
Принц ошарашено уставился на него. Коротышка, как ни в чем не бывало, вернулся к прерванному разговору, и тут принц очнулся.
— Минуточку, — произнес он, схватив коротышку за плечо. Тот развернулся, взял со стойки кружку принца и выплеснул ее содержимое в лицо юноше.
— Остынь, паренек.
Принц на мгновение застыл, как вкопанный, а потом, не потрудившись даже вытереть с лица пену, коротко размахнулся левой рукой, готовясь повторить удар, который продемонстрировал в пивной. Но коротышка, как понял с первого взгляда Кайл, сильно отличался от поверженного принцем официанта: был фунтов на тридцать тяжелее, лет на пятнадцать опытнее и по характеру являлся, очевидно, непременным участником всяческих потасовок. Он не стал дожидаться, пока его ударят, и, поднырнув под кулак юноши, обхватил принца своими ручищами. Драчуны покатились по полу.
Кайл устремился к ним; трое барменов разом перемахнули через стойку. Высокий приятель коротышки, сверкая глазами, старался уловить момент, чтобы побольнее пнуть принца. Рука Кайла сдавила ему горло. Он закашлялся, задергался, норовя высвободиться. Кайл отпустил его, взглянул на старшего бармена и развел руками.
— Ладно, — сказал бармен, — но больше не вмешивайся. — Он повернулся к своим помощникам. — Оттащите его.
Молодцы в фартуках живо разняли драчунов. Мгновение спустя коротышка оказался словно зажатым в тиски, он попытался вырваться — и затих.
— Дайте мне проучить его! — прорычал он.
— Не здесь, — ответил старший бармен.
Принц медленно поднялся на ноги. Из ссадины на лбу сочилась кровь, лицо было бледным, как у утопленника. Он посмотрел на стоявшего рядом Кайла, открыл рот и издал диковинный звук, нечто среднее между рыданием и проклятием.
— Так, — произнес бармен, — мотайте на улицу и разбирайтесь там.
Принц огляделся. Посетители бара окружали их плотной стеной. Он перевел взгляд на Кайла.
— На улицу?
— Понятно, а куда же еще, — проговорил бармен. — Драка-то началась из-за тебя. Это ваше дело, но не здесь! Проваливайте!
Он подтолкнул принца к выходу, но тот уперся, вцепившись рукой в кожаную куртку Кайла.
— Кайл!..
— Простите, господин, но деретесь вы — не я.
— Пойдем выйдем, — буркнул коротышка. Принц воззрился на них с таким видом, словно ему явились некие неизвестные доселе существа.
— Нет, — сказал он, отпустив куртку Кайла, и вдруг его ладонь метнулась к кобуре на поясе телохранителя. Миг — и в руке принца оказался пистолет.
— Не сметь! — взвизгнул юноша. — Все назад!
На последних словах голос сорвался. Из толпы донесся то ли рык, то ли стон; она откачнулась. Народ попятился. На месте остались лишь Кайл и широкоплечий коротышка.
— Ах ты, недоносок! — пробормотал коротышка. — Я знал, что у тебя пороху не хватит...
— Заткнись! — рявкнул принц. — Все заткнитесь! И не вздумайте преследовать меня! — Он двинулся к двери, поводя пистолетом из стороны в сторону. Мало-помалу к нему возвращалась уверенность. У двери он остановился и вытер рукавом кровь с лица.
— Свиньи! — бросил он и, выйдя наружу, захлопнул дверь.
Кайл шагнул вперед и преградил дорогу коротышке. Их взгляды скрестились, и Кайл понял, что противник признал в нем бойца.
— Мы уходим, — сказал Кайл. Коротышка не ответил, да ответа и не требовалось. Кайл подошел к двери и осторожно отворил ее. Ничего не случилось; тогда он нырнул в ночную тьму и сразу кинулся вправо, чтобы не попасть под выстрел. Однако выстрела не последовало. На мгновение Кайл будто ослеп, но вскоре зрение вернулось к нему, и он направился туда, где, по его мнению, находился навес для лошадей.
Принц уже отвязал мерина и готовился вспрыгнуть в седло.
— Господин, — окликнул его Кайл. Принц вздрогнул, но, овладев собой, кинул через плечо:
— Убирайся!
— Господин, — повторил Кайл, — вы потеряли голову. Это бывает. Не было бы хуже. Отдайте мне пистолет, господин.
— Отдать пистолет? — Юноша какой-то миг недоуменно разглядывал телохранителя, затем издевательски расхохотался. — Отдать тебе пистолет, чтобы ты снова позволил отколотить меня?
— Господин, пожалуйста, ради вашего собственного блага, отдайте мне пистолет.
— Убирайся! — крикнул принц. — Убирайся, пока я не всадил в тебя пулю!
Кайл глубоко вздохнул.
— Обернитесь, господин.
Он судорожно обернулся, в свете, что падал на землю из окон трактира, холодно блеснул металл оружия. Быстро нагнувшись, Кайл сунул руку в сапог и стиснул пальцами рукоять кинжала. Экономным, точно рассчитанным движением — принц не успел даже сообразить, что происходит, — он вонзил клинок в грудь юноши.
1 2 3