Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поэтому в тех редких случаях, когда производился ремонт или монтаж куполов в зоне Чикаго, его посылали на работу в зараженную зону. Однажды, когда он возвращался после очередной смены, проверка показала, что у него поврежден скафандр. Его даже не впустили во внутренний шлюз за вещами, а просто-напросто вытолкнули наружу.
Скиталец ненавидел тех, кто выгнал его из стерильной зоны. Первый год он жил одной лишь мыслью, как бы добраться до инспектора, приказавшего выставить его наружу. А когда год прошел, он неожиданно обнаружил, что не знает никого, кто смог бы протянуть в зараженной зоне более нескольких месяцев.
К тому времени уже вовсю обсуждали его феномен. Изгои, бродившие под открытым небом, знали, сколько времени провел здесь Красный Скиталец, впрочем, он и не скрывал этого. Ему передали, что по этому поводу кое-кто испытывает нездоровое любопытство. Среди обитателей зараженных территорий пошли слухи о том, что он шпионит в пользу стерильных зон. Начали поговаривать, будто за услуги с ним расплачиваются секретным лекарством от гнили. До Скитальца дошло, что кое-кто собирается подвергнуть его пытке, чтобы заставить раскрыть секрет и поделиться лекарством с остальными.
Тогда ему пришлось скрыться; целых три месяца он не показывался никому на глаза, выжидая, пока умрут все, кто его знал. Потом разрисовал себе шею язвами и смешался с вновь прибывшими изгнанниками, число которых не убывало.
Довольно долго никто не задавал Скитальцу вопросов, пока однажды он не наткнулся на целую шайку скитальцев — так называли себя бродячие группы изгнанников, объединившиеся в поисках крова и пропитания. Главарем этой шайки оказался один человек, которого Красный Скиталец знал еще год назад. Тот тоже узнал его. Когда они встретились с глазу на глаз, Красный Скиталец испугался, что их встреча может закончиться смертью одного из них. Но вскоре он понял, что хотя люди с иммунитетом встречаются крайне редко, они все же есть, однако, опасаясь разоблачения, они стараются держаться порознь. Так безопаснее, и кроме того, каждый из них является главарем шайки скитальцев.
Носители иммунитета поддерживали между собою связь, и именно через них Красный Скиталец узнал, что Цитадель нанимает желающих поработать, расплачиваясь продуктами и некоторыми удобствами, которые невозможно добыть в нестерильной зоне. Чаще всего работа сводилась к ограблению поездов и доставке нелегальных грузов из одной стерильной зоны в другую. Почти все, кто работал на Цитадель, обладали иммунитетом, но Цитадель об этом даже не догадывалась. Изгнанники ненавидели тех, кто жил в безопасности стерильных зон. Но больше всего они ненавидели представителей Цитадели, которые обращались с ними как с потенциальными мертвецами.
— Ну вот и все, — закончил Красный Скиталец. — Теперь ваша очередь.
И Чаз начал свой рассказ. На то, чтобы изложить всю историю, начиная с крушения поезда, потребовался почти час. В завершение Чаз показал Красному Скитальцу найденный дневник и вкратце изложил его содержание. Некоторое время Красный Скиталец сидел неподвижно. Наконец он протяжно присвистнул и встал.
— Вот, значит, как. Вместо одного с иммунитетом — четверо мертвецов. А я помогал им удерживать дом от мародеров, чтобы все это досталось тому, кто придет за ними. Ну что же, прощайте, друзья, — произнес Скиталец. — Удачи.
— Ты уходишь? — воскликнула Эйлин.
— Вот именно! — ответил Красный Скиталец. — У вас слишком опасные враги, ребята. И они мне не по зубам. Я хочу просто жить, я даже простил того негодяя, что приказал изгнать меня.
— Полагаешь, если ты просто уйдешь, то сможешь избавиться от всех проблем? — спросил Чаз.
— Хм, — фыркнул Скиталец. — Возможно, ты прав. Извини, дружище, но... — Он сунул руку под свитер и достал ручной лазер. — Если мне придется выбирать, то я предпочту вернуть Цитадели ваши тела.
По спине Чаза пробежал холодок, однако он не сдвинулся с места. Голос его был по-прежнему тверд.
— Не стоит отказываться от шанса, — сказал он. — Мы нужны тебе куда больше, чем ты нам. Только не говори, что ты доволен своей жизнью. Спорим, ты готов на все, лишь бы вернуться назад и снова стать членом общества.
Скиталец медлил, не опуская оружия.
— Ну ладно, — наконец произнес он. — Но как я могу вернуться? Не так-то все просто. Насколько я понимаю, вы оба рветесь в бой с Цитаделью, но никому еще не удавалось на равных бороться с этой силой.
— Ничего подобного, — возразил Чаз. — Масса Причера намного сильнее. Тот, кто научился управлять ею, справится и с остальным.
— Но ты сам говорил, что Цитадель уже наложила лапу на Массу Причера.
— Верно, — согласился Чаз. — И именно поэтому с Цитаделью нужно покончить.
— Покончить? Но ведь нет никого сильнее ее! — в ужасе воскликнул Скиталец.
— Ошибаешься, — возразил Чаз. — Та самая сила, что во все времена противостояла тиранам.
— Да ну? И что же это за сила? — с ехидной улыбкой поинтересовался Скиталец.
— Народ, — ответил Чаз. — Человечество. Ответь мне на один вопрос, Скиталец. Предположим, жителей Чикаго и всех прилегающих к нему стерильных зон поставили перед выбором — оказаться снаружи, один на один с гнилью и смертью, или изгнать Цитадель. Как ты думаешь, что они предпочтут?
Красный Скиталец сунул лазер за пазуху.
— Знаешь что, парень, — буркнул он, — ты задел меня за живое. Я сам не раз об этом думал. И если ты хочешь заставить всех этих лицемеров, с утра до вечера предающихся медитациям и молитвам, взглянуть в глаза тому ужасу, с которым я сталкивался изо дня в день последние пять лет, то можешь на меня рассчитывать. Я хочу увидеть, что произойдет, — и не важно, если для этого мне придется умереть.
Глава 13
Скиталец снова сел в кресло.
— Ну ладно. И как ты намерен поставить жителей стерильных зон перед этим выбором? Это не так-то просто. Если бы кто-нибудь из скитальцев знал, как это сделать, то давно бы попробовал поднять восстание.
— На них-то я и рассчитываю, — ответил Чаз. — Как ты думаешь, можно из ваших шаек собрать пару сотен человек, питающих к тем, кто внутри, такие же теплые чувства, как и ты?
— Все зависит от того, для чего они тебе нужны. К тому же не все главари группировок являются носителями иммунитета. Нас не так уж и много.
— Это не имеет значения. Достаточно, если они не струсят в нужный момент.
— Но с двумя сотнями человек тебе не удастся совершить набег на стерильную зону. Как ты собираешься убедить людей поддержать тебя и выступить против Цитадели? — Скиталец пожал плечами. — Даже если мы сможем справиться с полицией, кто нам поверит?
— Главное — пробраться внутрь зоны, а уж там мы справимся. Твои люди возьмут на себя наружную охрану — пока мы будем проводить операцию в стерильной зоне.
— Охрану? А где взять оружие?
— Раздобудем, — отмахнулся Чаз. — Какое угодно и сколько угодно.
— Неужели? Похоже, ты очень уверен в себе. Ну хорошо, скитальцы будут нести охрану, но как ты собираешься напугать тех, кто внутри?
— Взрывчаткой. — Чаз протянул Скитальцу листок. — Я не художник, но вот приблизительная схема стерильных районов Чикаго. Мне кажется, если пробить взрывами восемь больших брешей в стенах и тоннелях, — там, где я отметил, — то половина города окажется под угрозой заражения.
— Вполне возможно, — отозвался Скиталец, изучая схему. — Но это должны быть очень большие дыры. Понадобится черт знает сколько взрывчатки. Тех нескольких динамитных шашек и взрывпакетов, которые можно найти здесь, не хватит и на одну такую дыру.
— Не беспокойся, — заверил его Чаз. — Мы получим взрывчатку из стерильной зоны. Сколько угодно, взрывчатку и оружие.
— И каким же образом?
Чаз кивнул в сторону Эйлин:
— Нам помогут общины.
— Общины... — эхом отозвался Скиталец, удивленно глядя на Эйлин.
— Колдуны объединены в общины, — пояснила девушка. Ее лицо постепенно начало приобретать более здоровый цвет. — Вроде скитальцев, которые собираются в шайки. Я и сама колдунья.
— Колдунья? — переспросил Красный Скиталец. — Ты и в самом деле...
— Почему бы и нет? — с легким злорадством усмехнулась Эйлин. — Ты и сам в каком-то смысле колдун. Помнишь тот фокус с бумажками? Иначе у тебя не было бы иммунитета против гнили. Надеюсь, ты не питаешь предрассудков насчет колдунов?
— Ну... в общем нет... Я просто подумал... Может, не стоит шокировать добропорядочных жителей стерильных зон? Может, просто пустить слух, будто кое-кто выступает против изгнания тех бедолаг, что надышались зараженным гнилью воздухом? — Скиталец оживился. — А как ты намерен все организовать?
Он снова повернулся к Чазу.
— Эйлин известно, что гнездо Цитадели находится в здании, носящем название Эмбри-Тауэр. В качестве предупреждения мы взорвем защитный слой одной из стерильных зон и одновременно нападем на Цитадель. Тем временем другая группа — скорее всего, колдуны — захватит узел связи. Сразу же после взрыва они предупредят жителей Чикаго, что если лидеры Цитадели не будут переданы в руки группы вторжения, то и все остальные районы города лишатся защитной оболочки. Потом они покажут репортаж о том, как мы при поддержке горожан штурмуем Цитадель.
— А что в это время будут делать власти и полиция? — поинтересовался Скиталец.
— Тебе бы следовало это знать, — отозвалась Эйлин. — Власти Чикаго принадлежат к руководству Цитадели. Губернатор Большого Чикаго, шеф полиции и почти все чиновники являются членами Цитадели.
Красный Скиталец охнул.
— Хочешь выйти из игры? — глядя на него в упор, спросил Чаз.
Скиталец покачал головой.
— Значит, ты хочешь, чтобы скитальцы охраняли места закладки взрывчатки? — спросил он.
— Совершенно верно, — ответил Чаз. — И взорвали их только по приказу — по твоему приказу, если его все же придется отдать. Мы не можем здесь больше никому доверять.
— Что верно, то верно. — Красный Скиталец встряхнул головой, будто вынырнул на поверхность воды. — Ну, и с чего мы начнем?
— В первую очередь следует встретиться с общинами. Сегодня днем Эйлин вступила в контакт с одним из представителей ее общины. Они проведут нас внутрь, и мы устроим совещание — сразу же, как только окажемся на месте. Где здесь ближайший шлюз?
— Примерно в пяти милях к востоку, — ответил Скиталец. — Это шлюз для отходов. До него можно добраться за пару часов. Если Эйлин сможет, то лучше идти ночью; у меня есть портативный рефлектор. Так будет спокойнее.
— Я смогу, — заверила Эйлин.
На самом деле прошло не два, а почти четыре часа, прежде чем они очутились в убежище одной из стерильных зон. Там собрались члены общины Эйлин, которых удалось собрать за столь короткий срок. Примечательно, что среди них не было Серого и еще нескольких не вызывающих доверия колдунов.
Представив собравшимся Красного Скитальца, Чаз еще раз изложил свой план.
— Вы сами знаете, — заговорил седовласый колдун, когда Чаз закончил, — что в драке от нас мало толку, да и, кроме того, мы обязаны позаботиться о наших братьях и сестрах. Однако мы можем добыть для ваших скитальцев все, что им потребуется. На самом деле это мы, а вовсе не Цитадель, контролируем транспортные тоннели. Возможно, среди нас найдутся такие, кто разбирается во взрывчатых веществах и умеет обращаться с ними.
— Но кроме взрывчатки нам нужны люди, которые смогут захватить каналы связи и передать репортаж о нашей акции, — сказал Чаз.
Седовласый помялся.
— Возможно, кое-кто помоложе захочет принять в этом участие, — наконец ответил он. — Мы дадим вам точный ответ после того, как свяжемся с другими общинами, но на это уйдет несколько дней. А теперь поговорим о плате за наше участие в деле.
— О плате! — так и подскочил Красный Скиталец. Он произнес это слово с таким негодованием, что оно прозвучало ругательством.
— Прошу прощения, — переводя взгляд со Скитальца на Чаза, произнес колдун, — но, как я уже говорил, мы должны позаботиться о собственной защите и о будущих поколениях колдунов. Только неукоснительно придерживаясь этого правила, мы смогли выжить на протяжении стольких веков.
— Черт бы тебя побрал! — выругался Скиталец. — Сейчас не средневековье! Во всех учебниках сказано, но вы обычные люди, только с особым складом ума, а вовсе не поборники дьявола.
— Прошу прощения, — повторил седой колдун. — Но мы не можем взять и просто так отменить древний закон, по которому жили столько лет. — Он не сводил глаз с Чаза. — Мы хотим, чтобы после того, как с влиянием Цитадели на Массу Причера будет покончено, контроль над ней перешел к колдунам. Нет, я имею в виду не полный контроль над Массой, а лишь над той ее частью, которая имеет непосредственное отношение к Земле: принятие решений, определение политики и тому подобное. Мы не можем рисковать — а вдруг Массу используют против нас?
— Ты уверен, что уполномочен говорить от имени всех своих друзей? — опередив Чаза, спросил Красный Скиталец.
— Разумеется. И кроме того, если вы обратитесь к ним за помощью, то ничего не добьетесь, пока не пообещаете исполнить мою просьбу. — Колдун проговорил это, в упор глядя на Чаза. — Ну так как?
— Что ж... — медленно ответил Чаз. — Я согласен, но при одном условии. Из сообщества колдунов, контролирующих земную часть Массы, не будет исключен ни один человек, обладающий паранормальным даром.
— Это вполне приемлемо, — согласился колдун. — Что ж, приступим к делу.
Они договорились о взрывчатке и прочих припасах для скитальцев, и на этом встреча закончилась. Чаза, Эйлин и Красного Скитальца вывели из стерильной зоны тем же путем, каким они попали туда, — через шлюз для выброса отходов. До рассвета еще оставалось несколько часов, а они уже шагали обратно.
— Почему после того, как заварушка закончится, мы должны отдать контроль над Массой кому-то еще? — напрямую спросил Красный Скиталец.
Чаз внимательно посмотрел на него в свете рефлектора.
— Ты веришь мне, — спросил он, — или нет?
— Разумеется, я тебе верю, — ухмыльнулся Скиталец. — Но если ты меня обманешь, то я достану тебя из-под земли и убью.
На подготовку операции ушло больше недели. Красный Скиталец наведался к шлюзу, через который он передавал сообщения Цитадели, и оставил там записку о смерти Эйлин. Через два дня, наблюдая из укрытия за шлюзом, Скиталец заметил кусок красной ткани, служивший сигналом вызова. Дождавшись темноты, он забрал ответное послание и, отойдя в безопасное место за холмами, прочел его. Красному Скитальцу предписывалось доставить тело Эйлин, а также сообщить о местонахождении человека, описание которого соответствовало приметам Чаза. Погасив рефлектор, Скиталец крадучись отнес записку обратно, прикрыл клочком красной ткани и поспешил убраться подальше от шлюза.
Тем временем общинам колдунов стало известно, что руководители Цитадели со всего мира, включая и Массу, собираются на встречу в Эмбри-Тауэр. Это известие доставил насмерть перепуганный колдун.
— Я ожидал этого, — спокойно сказал Чаз. — У них есть Масса Причера и, по словам Эйлин, люди с паранормальным даром и компьютеры. При помощи логической цепочки они вполне могли вывести, что я затеваю что-то серьезное. Естественно, они решили собраться, чтобы выработать стратегию.
— Но если им так много известно, — пробормотал колдун-посланник, — то они могут догадаться и о том, что мы задумали. И будут ждать нас.
— Они не догадаются, — успокоил его Чаз. — Без фактов невозможно знать обо всем наверняка. А фактов у них как раз и нет.
— Но чего они не знают?
— Ну, например, что среди скитальцев есть люди с иммунитетом; что иммунитет является следствием паранормальных способностей.
Колдун с удивлением посмотрел на Чаза.
— А что еще?
— Не так уж мало, — усмехнулся Чаз. — Вы можете выйти из дела. Но если мы проиграем, то Цитадели не составит особого труда проследить, откуда скитальцы получили взрывчатку и оружие.
А если мы победим, то вам не видать желанной власти над Массой Причера.
Колдун ушел. В оставшиеся до начала акции несколько дней не поступало никаких сообщений о том, что общины решили выйти из игры.
Нападение на Цитадель планировалось провести в воскресенье. В три часа пополудни Чаз, Эйлин и Красный Скиталец с десятком своих людей, половина которых была иммуноносителями, засели в тоннеле снабжения, ведущем в здание Цитадели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19