Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ни к чему углубляться в библейские тексты. Глобальное загрязнение планеты вызвало мутацию растительной среды, что в свою очередь привело к появлению ягоды Иова, способной погубить все человечество. Те, кто укрылся в стерильных районах, защищенных от внешнего мира, оказались бессильны перед гнилью. Не находя выхода, они пытались затянуть сражение, исход которого был давно предрешен. Они попросту старались выиграть время, чтобы на Массе Причера успели найти пригодный для обитания мир. В этом новом мире горстка избранных эмигрантов человеческой расы должна была начать все сначала и возродить человечество как биологический вид.
Чаз встряхнулся. Такси уже подъезжало к Центральному вокзалу. По указателям, расположенным на панели управления, он отыскал офис Ваки и направил машину по новому адресу. На табло высветился маршрут.
Чаз откинулся на сиденье и задумался. Что случилось с Эйлин? Она выглядела такой уверенной в собственных силах, когда попыталась укротить Серого, но тот лишь посмеялся над ней. Что происходит с колдуньями, утратившими силу своих чар? Чаз порылся в памяти, но так ничего и не нашел. От одной мысли, что Эйлин может попасть в лапы Цитадели, его сердце сжала холодная рука страха.
Эйлин так много сделала для него и теперь, возможно, сама попала в беду. Ничего удивительного, что он беспокоится о ней. Однако их знакомство было слишком недолгим, чтобы он мог по-настоящему привязаться к ней. Чаз всегда считал себя одиночкой, сухим и циничным по отношению к ближним — и к мужчинам, и к женщинам. Он ни за что бы не поверил, что способен на сильные чувства к кому бы то ни было, особенно после столь непродолжительного знакомства. Если только... если только тогда, на вечеринке, они не узнали друг друга значительно глубже. Чаз изо всех сил старался припомнить, что же на самом деле произошло в тот вечер. Жаль, у него сейчас нет времени. Стоит лишь немного напрячься, как следует покопаться в памяти, и все всплывет наружу.
Такси нырнуло в подземный гараж здания, в котором находился офис Ваки. Чаз неуклюже выбрался из машины — ему казалось, что кости скрипят, как рассохшееся дерево; он чувствовал себя намного слабее, чем ожидал. И неудивительно. Резкая вспышка активности — да еще после длительного пребывания в этом чертовом гробу — не могла отразиться на мышцах. Все тело онемело, словно весь предыдущий день он провел, ожесточенно гоняя мяч по футбольному полю.
Энергично вращая руками, Чаз прошелся по пустынной стоянке. Упражнение помогло — кровь веселее побежала по жилам. Направляясь к лифту, он вдруг вспомнил, что на нем белый халат. Он быстро стянул его и сунул в люк мусоропровода, оставшись лишь в брюках да белой рубашке с короткими рукавами. Это, конечно, не общепринятый комбинезон, но и не настолько бросается в глаза, чтобы привлечь к его персоне чрезмерное внимание.
Чаз вышел на этаже, где находился офис Ваки, но дверь оказалась запертой. Он направился к телефону-автомату. Сунув кредитку в щель аппарата, он вызвал Центральную службу поиска и попросил выяснить, можно ли связаться с Александром Вакой.
Ему пришлось немного подождать, пока компьютер занимался поисками. Через несколько минут переговорное устройство мелодично звякнуло и на экране возникло изображение Алекса Ваки.
— Я дома, — сообщил Вака. — У вас что-то срочное? Ах, это вы, мистер Сант.
— Да, очень срочное, — ответил Чаз. — Мне необходимо пройти тест. И как можно скорее.
— Как можно скорее? — с сомнением в голосе переспросил Вака. — Не думаю, что смогу это устроить.
— А разве в ваши обязанности не входит принимать кандидатов для работы на Массе в любое время дня и ночи? — резко спросил Чаз. — Извините, мистер Вака, но это действительно срочно. Настолько срочно, что я буду вынужден, если потребуется, обратиться с жалобой к властям. А такая жалоба может стоить вам лицензии.
Вака недобро усмехнулся.
— Наверное, вам будет интересно узнать, мистер Сант, — ответил он, — что по вашему поводу я уже беседовал с полицией. Вы уверены, что хотите обратиться к властям?
Несколько секунд Чаз в упор разглядывал Баку.
— А как же ваши обязательства перед Массой Причера, о которых вы так распинались в прошлый раз?
Вака нахмурился.
— Хорошо, — отрывисто произнес он. — Квартира номер 4646-Б, в этой же башне. Заходите.
Экран погас.
Чаз извлек из телефона кредитку и прислонился к стене. Он чувствовал глубокое облегчение. Теперь все позади. Все, кроме теста. А с тестом не должно возникнуть проблем. Правда, катализатора сейчас у него нет, однако там, в камере, достаточно было представить камень, и все тут же сработало.
Чаз прикрыл глаза и попытался снова почувствовать в руке камень. Размером с апельсин. Небольшой выступ удобно ложился между указательным и средним пальцами...
Чаз прилагал все усилия, стараясь представить себе камень. Однако в камере изоляции все оказалось значительно легче. В нем зрела уверенность — он не сможет убедить себя в том, что в руке действительно зажат катализатор.
Глава 6
Еще добрых десять минут Чаз не двигался с места, напрягая воображение и пытаясь представить катализатор. Однако теперь он даже не мог заставить себя поверить, что ему это удалось, — хуже того, он не чувствовал той уверенности, которая переполняла его в камере или во время крушения поезда, когда он и в самом деле держал катализатор в руке.
Чаз еще несколько раз повторил попытку и сдался лишь тогда, когда проходившие по коридору люди начали обращать на него внимание.
Да и Вака не станет ждать до бесконечности. Чаз направился по коридору к лифтам, все еще пытаясь вызвать ощущение шероховатой поверхности в ладони. Он находился на двенадцатом этаже. Как правило, на нижних этажах размещались офисы, а на верхних — жилые квартиры, хотя сами здания редко превышали тридцать этажей. Но история Чикаго восходила к временам небоскребов, и Чаз, ступив на движущуюся вверх площадку лифта, понесся ввысь, к самым небесам.
Он вышел на сорок шестом этаже, прошел по узкому коридору и оказался перед отделанной под орех дверью, на табличке красовался номер «4646-Б». Не успел он постучать, как дверь распахнулась, словно Вака стоял по ту сторону, поджидая гостя.
Увидев Чаза, он что-то пробурчал и, выглянув в коридор, быстро осмотрелся по сторонам. В синем домашнем халате Вака казался совсем не таким, каким Чаз привык видеть его в официальной обстановке. Манеры экзаменатора стали проще и грубее, но в то же время в нем появилась какая-то настороженность. Втянув голову в квартиру, он резким движением втащил Чаза и захлопнул дверь.
Никогда еще Чаз не видел столь роскошного жилища. Рядом с входной дверью располагалась небольшая кухня, чуть дальше он увидел — редкую в эти дни роскошь — дверь, ведущую в отдельную спальню.
— Где вы застряли? — рявкнул Вака, явно вознамерившись устроить Чазу хорошую выволочку, но внезапно раздался резкий телефонный звонок. — Ждите здесь!
Он исчез в спальне, плотно прикрыв за собой дверь. Чаз слышал голос Ваки, но не мог разобрать ни слова.
Чаз огляделся; он стоял в центре гостиной. В этой просторной квартире с комфортом могла бы разместиться семья из трех-четырех человек. По непонятной причине мысли Чаза вдруг снова переключились на Эйлин. Он столь отчетливо представил девушку, что ему стоило немалого труда справиться с внезапно нахлынувшей тоской. Эйлин не заслужила тех страданий, которые он, возможно, навлек на нее. Чаз не сомневался, что Эйлин попала в беду и теперь находится в руках Цитадели или полиции.
Но хуже всего, что он ничем не мог ей помочь. По крайней мере до тех пор, пока не пройдет этот проклятый тест и не избавится от необходимости скрываться. А последнее напрямую зависело от результатов теста. И он еще раз напрягся, пытаясь представить катализатор.
И снова ничего не получилось. Чаз не на шутку разозлился. Он не мог понять, в чем дело. Ведь никаких объективных препятствий не существовало. А раз так, то он должен выдержать испытание и без катализатора. Дар — он или есть, или его нет, а Чаз был уверен, что обладает им. Он так просто не отступится. Если он потеряет уверенность в своих силах, то повторит нелепую ошибку Эйлин, которая поддалась детским суевериям и не смогла справиться с Серым. Что же сказал тот тип? Что случилось с Эйлин? Психологический блок? Так вот, его собственные трудности имеют ту же самую природу. Ведь катализатор — это всего лишь психологическая или, если хотите, эмоциональная поддержка.
Решив, что камень не так уж важен, Чаз почувствовал огромное облегчение, словно преодолел какой-то внутренний барьер. Но не успел он разобраться в своих ощущениях, как в гостиную вернулся Вака.
— Звонили из Центра связи. Говорят, что проводят обычную выборочную проверку, — бесстрастно сообщил он. — Вы ведь звонили мне по чужой кредитной карточке?
— Совершенно верно.
— Тогда избавьтесь от нее, пока вас не поймали с поличным. — Вака провел рукой по лбу, стирая невидимую испарину. — Вы понимаете, что ваш звонок зафиксировали? А если они свяжут украденную кредитку с вашей персоной, то сразу поймут, что мне звонили именно вы.
— А какое это имеет значение? — В упор глядя на экзаменатора, спросил Чаз. — Я ведь имею право попытаться получить допуск на Массу. И если я его получу, то власти не смогут ничего сделать — ни со мною, ни с вами.
— Вы ничего не понимаете, — отрывисто бросил Вака. Он пересек гостиную и сел за небольшой стол — самый настоящий стол, а не выдвигающуюся откуда-нибудь из пола или стены панель. Открыв ящичек, он извлек из него ахроматические очки и пенал с разноцветными рисовыми зернами. — Садитесь. Как только мы с этим покончим, я вам все расскажу.
Чаз сел напротив.
— Что еще вас беспокоит, кроме властей? — Он задумчиво смотрел на Ваку. — Вы, случайно, не связаны с Цитаделью?
— Наденьте очки, — велел Вака, пододвигая зерна к Чазу. — Какой цвет вы выбираете?
— Погодите. — Чаз даже не притронулся к очкам. — Я правильно угадал? Вас волнует Цитадель? Но если вы из этой братии, то почему допустили меня к тесту? Насколько мне известно, парни из Цитадели меньше всего хотят, чтобы я попал на Массу Причера. Так почему же вы решили дать мне шанс?
— Да потому что я безмозглый дурак! — взорвался Вака. — Хватит вопросов! Надевайте очки!
— Но сначала кое-что еще. — Чаз взял в руки очки. — Ответьте мне только на один вопрос, и мы сразу же примемся за тест. Знаете ли вы кого-нибудь, кто, будучи полностью уверенным в своих способностях, не смог пройти тест из-за психологического барьера?
— Да. Разумеется, знаю! Я же говорил вам, что тест способны пройти лишь те, кто абсолютно уверен в себе! А теперь, если вы сейчас же не приметесь за тест, я вообще не стану его проводить! Выбирайте цвет.
— Хорошо, — согласился Чаз.
Он отвечал машинально. С ним творилось что-то непонятное. Чазу казалось, что все его прежние знания внезапно перевернулись с ног на голову — словно восток оказался на западе, а север — на юге. Если верить Ваке и собственной интуиции, то катализатор не столь уж необходим. Интересно, как он вообще набрел на идею катализатора? И как ни странно, уверенность в том, что растущий в питательной среде кристалл жизненно необходим для его способностей, возросла еще больше. Чаз неожиданно успокоился; он в любом случае пройдет этот тест — с катализатором или без него. Чаз надел очки, и все вокруг стало серым.
— Выбирайте! — приказал Вака.
Чаз посмотрел на рассыпанные по столу зерна.
— Красный.
Все зерна казались одинаковыми, но глаза Чаза выделяли нужные, словно те сами притягивали его внимание. И хотя зерна оставались серыми, внутренний голос подсказывал: «Вот красное, и вон то...»
На этот раз Чаз не стал выстраивать зерна в линию. Он просто не мог ошибиться. Отодвигая в сторону ненужные, он сгребал остальные в кучку.
Сняв очки, Чаз обнаружил, что ни разу не ошибся — в кучке находились только красные зерна.
Глубоко вздохнув, Вака откинулся в кресле. Напряжение исчезло с его лица.
— Ну вот и все, — вздохнул он. — На этот раз все как надо.
Вака набрал номер. После секундного молчания из динамика раздался мелодичный голос:
— Центральный офис Массы Причера. Экзаменатор Вака, говорите. Ваш доклад записывается.
— Я только что принял тест у добровольца Чарльза Руми Санта и признал его пригодным для работы на Массе Причера. Его гражданский номер... — Вака вопросительно взглянул на Чаза.
— 418657991 Б, — подсказал тот.
— 418657991 Б, — повторил Вака. — Он хочет как можно быстрее отправиться на Массу. Ему может потребоваться защита от преследования местных властей.
Какое-то время телефон молчал, затем на другом конце линии послышался голос:
— Мы проверили Чарльза Руми Санта по вашим предыдущим донесениям. Он шесть раз безуспешно пытался пройти тест. Мы уже сообщили в Центральное управление полиции, что этот человек записался добровольцем на Массу Причера, поэтому любое вмешательство властей недопустимо. Чарльз Руми Сант попадает под непосредственную защиту нашего Центрального офиса в Чикаго. Он свободен в течение девяти часов — до двадцати ноль-ноль сегодняшнего вечера, когда ему надлежит доложить о своей готовности к отправке на Массу Причера. — Он выезжает немедленно...
— Нет! — наклонившись к телефонной трубке, вмешался Чаз. — Говорит Чарльз Руми Сант. Я буду на месте в двадцать ноль-ноль.
— С собой ничего не брать, — донеслось из трубки. — На Массу ничего не разрешается брать с Земли — даже из стерильных районов.
В динамике послышалось гудение.
— Вы рискуете, — положив трубку, произнес Вака.
— Я должен разыскать одного человека, — устало сказал Чаз.
— Вы его не найдете, — возразил Вака.
— Не найду? — Чаз перегнулся через стол. — Что вы об этом знаете?
Лицо Ваки исказила гримаса.
— Вполне достаточно. Разве вы не знаете, что, Попав на Массу Причера, вы никогда не вернетесь назад? Вам следует забыть о ней. И как можно скорее — так будет лучше для вас обоих.
Чаз схватил Ваку за отвороты халата и притянул к себе.
— Что вам известно об Эйлин? Что вы вообще об этом знаете?
Но Вака даже не шелохнулся.
— Вы просто любитель, — с легким презрением бросил он. — Думаете, я испугаюсь? Меня пугали профессионалы, не чета вам...
Чаз отпустил его.
— Ну ладно, — мрачно произнес он. — Я и сам способен разобраться в этой истории. Вы тоже связаны с Цитаделью. Вот откуда вам известно, что случилось со мной и Эйлин. И вы знаете, где она сейчас.
— Этого я как раз не знаю. Клянусь.
— Вы связаны с Цитаделью. Но ведь Цитадель против моего участия в работе на Массе, а вы только что дали мне допуск. Если вы пошли против парней из Цитадели, то почему бы вам не пойти еще дальше и не помочь мне отыскать Эйлин?
Вака поник в своем кресле.
— Я уже говорил вам, что я последний дурак, — обреченно прошептал он. — Но всякой глупости есть предел. А теперь выметайтесь отсюда.
— Ну уж нет... — задумчиво протянул Чаз. — Нет. Возможно, мне придется пробыть здесь все девять часов.
— Убирайтесь! — Вака вскочил на ноги. — Немедленно!
— Успокойтесь, — не двигаясь с места, сказал Чаз. — Я уйду, но только сначала вы ответите на мои вопросы. В противном случае — я остаюсь.
— Если вас здесь застанут, то нам обоим конец, — хрипло сказал Вака. — Неужели вы не понимаете?
— Я рискну, — упорствовал Чаз. — Ну так как? Удовлетворите мое любопытство?
Вака тяжело рухнул на стул.
— Черт вас побери! — беспомощно выдохнул он. — Что мне еще остается? Что вы хотите узнать?
— Все.
— Ну ладно. — Вака пристально посмотрел на Чаза. — Я работаю и на Цитадель, и на Массу Причера. Когда вы пришли ко мне в первый раз, я сообщил о вас в Цитадель. Проверив ваши данные через компьютер и наведя всевозможные справки, они пришли к выводу, что ваше пребывание на Массе для них нежелательно. Только не спрашивайте меня — почему. Это все, что мне известно.
— Нет не все. А Эйлин?
— Они говорили, что собираются приставить к вам человека, — угрюмо буркнул Вака. — Очевидно, это была Эйлин.
— Приставить ко мне человека? Что это значит?
— Им нужен был кто-то... — Вака беспомощно взмахнул рукой, — ну.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19