Левое меню

Правое меню

 на сайте PlitkaOboi      https://legkopol.ru/catalog/linoleum/vinilovaja-plitka-pvh/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Диксон Гордон Руперт

Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку]


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] автора, которого зовут Диксон Гордон Руперт. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку], причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] равен 126.97 KB

Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] - скачать бесплатную электронную книгу



Дорсай – 1

HarryFan; Доп. вычитка – KLex Harry Fantasyst SF&F OCR Laboratory
«Гордон Диксон. Рождение Дорсая/ Авторский сборник. 487 с.»: АСТ, Terra Fantastica; М.; 1998
ISBN 5-7921-0190-6,5-15-000818-4
Оригинал: Gordon Dickson, “Necromancer”
Перевод: Николай Б. Берденников
Аннотация
В будущем жизнь на Земле прекрасна. Болезни побеждены, голод закончился, война и страдания уничтожены. Справедливость доступна всем, и ни один человек не покушается на волю другого.
Уолтер Блант непременно хочет разрушить это. Его Союз, Чентри Гилд, провозглашает девиз: «ГИБЕЛЬ» и своей силой над Альтернативными Законами проникает в самое сердце человеческого общества с разрушительным эффектом.
Безвольное орудие его зла Пол Форман, калека, чье психическое взаимодействие с Альтернативными Законами выделило его, как наследника Бланта. Но Форман, испугавшись, начал подозревать, что его желание получить эту власть исходит из души, целиком ему не принадлежащей...
Гордон Диксон
Некромант
(Дорсай-1)
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ИЗОЛЯЦИЯ
Глава 1
Рудник, вообще-то говоря, был автоматизирован. Его оборудование, ценой 180 миллионов долларов, развернутое на 3,5 кубические мили в золотоносной скале – гранит и кварц, – контролировалось единственным центром, в котором находился дежурный инженер.
Как громоздкий, многоцелевой организм, рудник двигался по пластам скалы. На разных уровнях он словно выгрызал золотую руду, скатывал в катыши размером с гальку и поднимал в вагончике на высоту 600 футов, а то и выше. По мере того как техника двигалась, она оставляла заброшенный ствол шахты, подъемные тоннели, новые разведывательные штольни и стопоры.
Она вытягивала огромную центральную пещеру, сквозь которую могучая техника и ее контролирующий центр упорно ползли вперед, укладывая перед собой рельсы, а затем их убирая.
За всем следил единственный дежурный инженер. Но здесь не было мании величия. Он сидел перед контрольными приборами, как единое с ними целое. В его обязанности входил окончательный контроль. Логическое решение и факты, на которых он основывался, просчитывались компьютерными элементами в оборудовании. Логически оптимальное решение можно было получить, прикоснувшись к кнопке. Но обнаружилось, что оно было больше техническим, чем логическим.
Лучшие инженеры имели ЧУВСТВО. Эта чувствительность рождалась из опыта, из таланта и даже чего-то вроде любви. Любви не только к горам, но и к технике, которую они оседлали и направляли.
Это тоже дополняло список человеческих качеств, для которых необходим был особый талант. Менее десяти процентов молодых горных инженеров, подготавливаемых ежегодно, оказывались способными слиться воедино с титаном. Даже на переполненных специалистами аукционах двадцать первого века шахты постоянно охотились на горных инженеров. Всего четыре часа работы для десяти процентов самых талантливых оказывалось приличным временем, чтобы чувствовать себя выжатым как лимон. А машины никогда не отдыхали.
В свое первое утро на шахте Малабар Пол Форман покинул небольшое белое надувное жилище и увидел горы. И неожиданно ЭТО повторилось снова, как бывало уже несколько раз со времени несчастного случая в лодке. Он произошел пять лет назад, а казалось, недавно, на днях.
Но сейчас это было не открытое море. Даже не смутное ощущение удушья, не темная фигура в чем-то вроде накидки и в высокой остроконечной шляпе.
Ему всегда казалось, что именно эта фигура вернула его к жизни и положила в лодку, чтобы в конце концов его нашла и спасла береговая охрана.
На этот раз были горы.
Внезапно повернувшись от белой пластиковой двери, он остановился и увидел их. Вокруг возвышались крутые склоны с белыми строениями шахты Малабар. Слабая голубизна весеннего неба над ним перекликалась с темной синевой глубокого озера внизу, заполнявшего расселину горной скалы. Со всех сторон простирались Канадские Утесы, уносясь на тридцать миль в одну сторону к Британско-Колумбийскому городу Кэмлупс и в другую – до прибрежной цепи, к каменистому берегу, достигая прибоя соленого Тихого океана. Неожиданно он их почувствовал.
Горы стояли по-королевски величаво. Кровь прокатилась волной, и внезапно он вырос, стремясь сравняться с ними. Он был человек-гора. Вместе с ними он чувствовал внутреннее движение Земли. На момент он словно обнажился. А горы шептали только одно:
– СТРАХ. Не спускайся в шахту.
– Это пройдет, – уверил его пять лет назад психиатр из Сан-Диего, после несчастного случая в лодке, – когда ты выкинешь все из головы и поймешь.
– Да, – ответил Пол.
Тогда это было важно. Это была единственная возможность объяснить все самому себе под давлением психиатра. С девяти лет он остался сиротой, когда родители погибли в автомобильной катастрофе. Ему нашли хороших приемных родителей, но это было не то. Он всегда чувствовал одиночество.
Он нуждался в том, что врач из Сан-Диего назвал «защитный эгоизм».
Он имел дар понимать людей без обычного в таких случаях намерения повернуть это понимание в свою пользу. Это приводило, в замешательство тех, кто мог бы стать его друзьями. Как только они улавливали в нем эту способность, у них появлялось желание сохранять дистанцию. Тем не менее его знания ценили, но его сдержанности не доверяли.
Будучи ребенком, не понимая причин, он чувствовал это отчуждение. И это, по наблюдениям психиатра, дало ему ложную картину своего положения.
– В результате, – сказал врач, – недостаток желания получить преимущество от способности привел к неспособности. Но это ничем не хуже, чем бледность или потеря конечности. Ни к чему ощущение ущербности.
Но, кажется, именно такое ощущение им владело. Чувство выросло в попытку самоубийства.
– Нет сомнения, ты получил предупреждение – плохая погода, не очень-то ловкая береговая охрана. Но ты знал, что находился на слишком опасном расстоянии для такой плохой погоды в своей рыбацкой лодке.
Итак, шторм вынес его в открытое море и бросил. Пол был отдан воле волн. В последующие спокойные дни смерть прилетала, как тяжелая серая птица, в ожидании взгромоздившаяся на пустую мачту.
– Ты был в состоянии галлюцинации. А в таком состоянии вполне можно представить себя умершим. Потом, когда ты был спасен, то придумал объяснение тому, что оказался живым. Твое подсознание подкормило фантазию, и ты представил человека, похожего на отца, высокого и таинственного, человека в просторных одеждах, символизирующих мистические силы, вернувшего тебя к жизни. Но когда ты пришел в себя, твое сознание не смогло найти объяснение этой истории.
«Нет, – подумал Пол, – не так».
Он продолжал вспоминать разговор в госпитале в Сан-Диего, перепроверяя память.
– Ты старался воспроизводить самые острые, самые болезненные моменты, ситуации. Воспоминания были необходимы. Они помогли твоему бредовому сознанию выкарабкаться из лап смерти, нашли оправдание желанию смерти. Подсознательно ты убеждал себя, что ты не урод, а «из другого теста».
– Да, – ответил Пол, – это так.
– Теперь, когда ты уяснил истину, оправдывающие обстоятельства надо постепенно убирать. Воображение угаснет, а острые моменты будут возникать все реже и реже, пока не исчезнут совсем.
– Приятно слышать, – сказал Пол.
Да, но только за последующие пять лет воспоминания не стерлись. Даже не уменьшились. Они остались с ним и упорно давали о себе знать в глубине сознания. Он подумывал о посещении другого психиатра, но потом пришла мысль, что если первый ему не помог, чего можно ожидать от второго?
Вместо того, чтобы примирить свое существование с проблемой, он переключился на то, что открыл в себе после несчастного случая. Теперь глубоко внутри что-то непобедимое прочно противостояло всплескам чувств.
Будучи независимым, тем не менее он мысленно был связан с ним, с магическим видением в высокой шляпе. И когда, как теперь, его касались подобные ощущения, он не боялся отключиться.
– СТРАХ, – сказали горы. – Не спускайся в шахту.
«Как глупо», – подсказало сознание Пола. Оно подсказало, что в конце концов его наняли для работы согласно своему образованию. Для работы, которая в настоящем перенаселенном мире была мечтой многих, но достижением единиц. Он добрался до того, что крепко сидело в глубине сознания:
– Страх, – ответило оно, – это по крайней мере еще один из множества факторов, который можно взять в расчет при движении из пункта А в пункт Б.
Пол стряхнул навеявшие чувства и вернулся в реальный мир. Его окружали строения шахты Малабар. Недалеко от того места, где он стоял, ниже по склону, прошла жена контролера кампании и в небольшое белое оконце что-то сказала жене наземного инженера в соседнем дворе. Это был первый рабочий день Пола. Время поджимало.
Он оторвал взгляд от гор и холмов, пристально посмотрел на дорогу, ведущую к главному стволу шахты, и направился к поджидающей вагонетке.
Глава 2
Вагонетка унесла Пола вниз сквозь горные породы на шестьсот футов.
Несмотря на всю загадочность своего старинного названия, это было ни что иное, как магнитное подъемное устройство. Когда он спускался, сквозь прозрачные стены трубы мерцали гранит и розовый кварц. Они с ним переговаривались, как и горы, но более тихими голосами, в которых не было доброты, мягкости, сострадания.
Собственное слабое отражение Пола в стекле лифта опускалось вместе с ним – отражение широкоплечего молодого человека двадцати трех лет.
Он был ладно скроен, высок, с круглой головой. Тип футболиста, но не из тех, кого можно назвать «человек из народа». И, сохраняя спокойствие, он вспомнил, что когда-то его руки с длинными пальцами умели ловко схватить мяч. Это было в горном институте на последнем курсе в Колорадо.
Серые глаза Пола поражали глубиной, теплотой. Рот с тонкими губами был несколько широк, но приятен. Его прямые короткие светло-русые волосы уже образовали залысины. К тридцати годам он мог потерять их совсем. Но Пол был не из тех, кого это удручало.
Инстинктивно он был выше переживаний. Стройный мужчина, умный, сильный физически, ловко выполняющий любое дело. Вот он каков! И только те, кто узнавал его ближе, замечали внутренний комплекс, то, что он хранил глубоко внутри. Бывали моменты, когда Пол смотрел на себя со стороны.
Лифт остановился.
Пол вошел в ярко освещенную пещеру огромного размера с высоким потолком. Оборудование из светящегося металла громоздилось на креплениях.
Кисло-сырой рудничный газ наполнил легкие, и воздух шахты, казалось, проник в него, когда он направился вдоль дробилки к небольшому чистому пространству, окружавшему Центр. И здесь, у пульта, разительно похожего на клавиатуру огромного электронного органа, за исключением нескольких аккуратных бачков, сидел маленький, круглый черноволосый человек лет сорока. Дежурство его подходило к концу.
Пол подошел к краю платформы, где сидел оператор.
– Привет!
Человек взглянул вниз.
– Я новичок. Пол Форман, – представился Пол. – Готовы расслабиться?
Инженер выполнил несколько быстрых движений на пульте. Его короткие толстые пальцы были очень активны. Он отклонился в кресле, потянулся.
Затем встал, повернув крепкое, дружелюбное лицо к Полу:
– Пол? А фамилия?
– Форман. Пол Форман.
– Принято. Пэт Тисли.
Он протянул маленькую квадратную ладонь для рукопожатия. Они поздоровались.
У Тисли был австралийский акцент. Тот характерный акцент, из-за которого австралийцев несведущие жители Северной Америки называли «кокни» – лондонец из низов, – приводя их тем самым в ярость. Этот штрих успокаивающе подействовал на Пола.
– У тебя вид прилежного студента, пришедшего на занятия, – сказал Тисли.
– Неплохо сказано, – ответил Пол.
– Хорошо. Ниже восьми градусов по вертикали никаких проблем и лишних манипуляций. Однако следи за движением вагонеток, наполненных рудой, выше. Ствол номер один.
– Технический дефект?
– Не совсем так. Они заклинивали как раз над крышкой люка номер восемь, в шестидесяти футах от выхода. Разрез шахты маловат, но его нельзя расширить, пока мы не начнем другой через сто пятьдесят часов. Мы проходим по нему дважды, чтобы повернуть технику на колею.
– Ладно. Спасибо, – поблагодарил Пол.
Он обошел Тисли и сел за пульт, взглянув на коротышку:
– Может, встретимся сегодня вечером в баре?
– Может быть, – медленно проговорил Тисли, не поднимая глаз. Ответ прозвучал твердо, с достоинством, но в то же время по-свойски. – Ты закончил колледж в Америке?
– В Колорадо.
– Есть жена, семья?
Пол покачал головой. Его руки уже двигались, знакомясь с пультом.
– Нет, – ответил он. – Я холост и сирота.
– Тогда заходи к нам на обед, – предложил Тисли. – Моя жена любит готовить для гостей.
– Спасибо, зайду, – ответил Пол.
– Пока.
Пол услышал удаляющиеся шаги Тисли. Он вернулся к работе и просмотрел инструкцию. Чтение заняло шесть минут. Дочитав, он уже знал назначение каждой детали оборудования и режим.
Затем он вернулся к программному устройству и заступил на четырехчасовую смену. Требовалось внимание. Тисли правильно сказал.
Какое-то время Пол подержал руки на контрольном табло компьютера, отыскивая индивидуальные качества машины через небольшие вибрации, едва уловимые пальцами. Ощущение неясной, непреодолимой силы вернулось к нему.
Будто он уже прикасался к подобным приборам. Пол убрал руки.
Работы пока не было. Он отклонился в кресле, несмотря на предупреждение Тисли наблюдать за поверхностью ствола в том месте, где вагонетки, случалось, застревали. Он решил не брать в голову трудности, пока их нет. Надо как следует изучить управление, пока не перешел на «ты» с этой новой шахтой.
Лампочки, измерительные приборы и экраны перед ними показывали, что движение идет нормально. Пол потянулся и включил телевизор. Передавали новости из Ванкувера.
Внезапно он как будто через окно увидел отель Кох-и-Нор в Чикаго. Он узнал место. В этом отеле он один или два раза останавливался, когда был в городе. Бросив взгляд, он заметил кучку людей с камерами, окруживших трех человек. На миг изображение резко приблизилось, и Пол увидел двоих из этих трех, стоявших немного позади. Это были крупный мужчина средних лет с копной волос и высокая стройная девушка, ровесница Пола, чье появление поразило его. Он не мог оторвать взгляда, пока не отвели камеру. Так она была хороша. Он никогда раньше не видел ни ее, ни мужчину.
Но затем он забыл о ней – на экране появился третий. Именно к нему было приковано внимание репортеров.
Старый, изможденный гигант в смокинге, неестественно прямой и мрачный, он немного наклонил голову, чтобы не задеть краев полосатого пляжного зонта. Он, хотя и был довольно крепок для своих лет, тяжело оперся правой рукой о резную рукоять толстой трости. Движением он расправил плечи и, казалось, возвышался над толпой репортеров. Темные очки скрывали выражение глаз, но даже и без них лицо было загадочным. Пол не мог уловить весь его облик, хотя изображение на экране оставалось чистым, отчетливым. Это был набор черт без завершенности. Пол обнаружил, что уставился на прямые губы и закругленные складки вокруг рта, когда старик говорил.
– ...мантия? – один из газетчиков закончил вопрос.
Губы улыбнулись:
– Не думаете ли вы, что механик пойдет обедать в своей рабочей одежде? – сардонический голос шел из глубины. – Если вы, люди, хотите меня увидеть в официальной одежде, то должны предварительно согласовать время встречи в офисе.
– У вас в офисе в Чентри Гилд есть приемные часы, мистер Гильдмастер? – спросил другой журналист.
Раздался смех, но смех вежливый. Губы опять улыбнулись:
– Придете и узнаете.
Пол нахмурился. В памяти мелькнуло, что он уже слышал о Чентри Гилд* [Певческий Союз]. Он вспомнил, что уже слышал о нем не раз. Конечно... Это культовая группа – поклонение дьяволу или что-то в этом роде. Он никогда не принимал их всерьез. Но этот человек – Гильдмастер – он...
Расстроенный, Пол бессознательно протянул руки к человеку, но холодная стеклянная поверхность экрана остановила их. Журналисты все еще задавали вопросы.
– А как насчет операции Спрингборд?
– Что именно?

Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] => читать книгу далее


Надеемся, что книга Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] автора Диксон Гордон Руперт вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку] своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку].
Ключевые слова страницы: Дорсай - 1. Некромант [Некромансер; Нет места человеку]; Диксон Гордон Руперт, скачать, читать, книга и бесплатно
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/uralkeramika/palermo-10185806-collection/ 
 https://PlitkaOboi.ru/plitka/pamesa/sigma-173892-collection/ 

 https://www.vsanuzel.ru/brendy/cezares/Elite/