Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он быстренько мысленно написал заклинание на внутренней стороне своего лба.
Я И МОЯ ОДЕЖДА — РАЗМЕРОМ С МОРСКОГО ДЬЯВОЛА И моментально обнаружил, что смотрит в гигантское лицо на уровне собственного. Как обычно, никакого особого ощущения при этом не возникло, но теперь он и сам был около тридцати футов ростом и смотрел на собеседника с расстояния в пару шагов.
Если смотреть на него таким образом, с высоты его роста, внешность морского дьявола казалась довольно приятной, хотя он так и остался блондином с тяжелым лицом необычной формы, выделялись только яркие темно-синие глаза. Эти глаза навязчиво напоминали Джиму самые бездонные морские глубины, в какие ему когда-либо доводилось заглядывать, с играющим в них солнечным светом.
Как ни странно, Рррнлф, похоже, вовсе не удивился внезапно изменившемуся росту Джима.
— А! Крошка волшебник! — сказал он.
Его голос все еще гудел. Но теперь в нем не было раскатов грома, которые, как казалось Джиму, он слышал вначале, беседуя с Рррнлфом с высоты своего человеческого роста. А его собеседник продолжал:
— Удачная встреча, волшебник. Не бойся. Я знаю магию и тех, кто ею пользуется. — Он придвинулся к Джиму: — Очень повезло, что встретил тебя! — В его голосе послышалось ликование. — Именно волшебник и может мне помочь. Получилось так, что я ищу подлого грабителя, которому, когда я его найду, оторву все конечности и оставлю извиваться в морской тине, как червя.
— Боюсь, моя магия не настолько сильна, чтобы сделать это, — ответил Джим. — Я еще только начинающий волшебник. Мне очень жаль, что тебя ограбили, однако…
— Ограбили самым подлым и бесчестным образом! — взорвался Рррнлф, внезапно приняв грозный вид. — У меня украли мою леди!
— Твою леди? — переспросил Джим и попробовал представить существо женского рода, соответствующее Рррнлфу, но его разум не справился с такой задачей. — Ты хочешь сказать, твою жену?
— Жену? Да ни в коем разе! — прогудел Рррнлф. — На что морскому дьяволу жена? Это была леди, которую я взял с затонувшего корабля, с носа затонувшего корабля; изображение моей утраченной любви. Самая прекрасная леди, леди с золотыми волосами и трезубцем в руке. Она была приделана к носу давно затонувшего корабля. Я отцепил ее и унес в безопасное место. Последние пятнадцать столетий я золотил ее и украшал драгоценными камнями. А теперь ее украли, и я знаю, кто это сделал. Это один из морских змеев! Ага, один из подленьких морских змеев, который завидовал мне из-за того, что она у меня есть, и, когда меня не было, похитил ее, чтобы спрятать в своих кладовых!
У Джима закружилась голова. Слишком сложно представить себе женский род морских дьяволов. Но непомерно труднее переварить информацию, обвалившуюся на него с последними словами Рррнлфа. Он знал о существовании морских змеев. Прадядюшка дракона, в чьем теле он оказался, попав в эти время и мир, рассказывал ему про их драконьего предка, который одолел в поединке морского змея.
Он попытался вспомнить оба имени — драконьего предка и змея. И обнаружил, что имени змея вспомнить не может, возможно потому, что ему его и не называли, а вот предка дракона звали Глингул. Согласно рассказу его драконьего прадядюшки, чтобы выиграть поединок с морским змеем, Глингул сделал нечто очень напоминающее то, что совершил святой Георгий, чтобы убить дракона.
Только вот почему Глингул сражался с морским змеем, Джиму никто никогда не объяснял. Но если морские змеи являются чем-то вроде подводных драконов и тоже копят в своих тайниках золото и драгоценные камни, то слова Рррнлфа приобретали смысл.
— Понятно, — сказал Джим, немного помолчав, — но боюсь, что не смогу тебе помочь. Я не видел здесь в округе ни одного морского змея…
— Ты уже помог мне, указав, в какой стороне находится море, — сказал Рррнлф. — Теперь я продолжу свои поиски. И не бойся, я его найду. Гранфер сказал, что по какой-то причине все морские змеи направились к этому острову. Тот, которого я ищу, мог попробовать спрятаться под землей на этом острове, хотя они и не любят пресной воды и всячески избегают ее. Нам, морским дьяволам, без разницы, соленая вода или пресная, мы даже можем бывать на воздухе, вот как я сейчас. Ну, прощай. Я перед тобой в долгу, коротышка волшебник. Позови меня, если я тебе потребуюсь.
С этими словами он развернулся, вошел в озеро и побрел в глубину. Вода поглощала его по мере того, как он уходил. Вдруг Джим кое о чем вспомнил.
— Но как же я тебя найду? — крикнул он вслед морскому дьяволу.
Рррнлф бросил короткий взгляд через плечо.
— Позови меня на берегу моря! — прогудел он в ответ. — Даже коротышки должны бы это знать. Пошли свое сообщение с прибоем. Я услышу его!
— Но… что, если ты в это время будешь на другом конце света? — спросил Джим.
Жизнь в четырнадцатом столетии научила Джима поддерживать любую дружбу, которая встречалась на его пути. Он не представлял, чем Рррнлф может оказаться ему полезен, но не мешает знать, как его можно позвать. Но его собеседник уже погрузился в воду.
— Где бы я ни был в море-океане, твои слова дойдут до меня! — ответил Рррнлф, внезапно вынырнув опять. — Море полно голосов, и они остаются там навсегда. Если ты меня позовешь, я услышу тебя, где бы я ни был. Прощай!
И он исчез под водой.
Джим стоял, уставившись на озеро, пока потревоженная поверхность воды не успокоилась, не оставив никакого следа присутствия великана. Ошеломленный, Джим вернул себе нормальные размеры, возобновил прерванное занятие и набрал полную охапку цветов. Затем он оседлал своего боевого коня Оглоеда, который стоял неподалеку, спокойно жуя мягкую и сладкую травку на заболоченном берегу озера, и поскакал к себе в замок.
Дорога до замка не заняла много времени. Джим нахмурился, выехав на открытое пространство между замком и окружающим его лесом, — открытым оно поддерживалось из военных соображений. Замок казался каким-то опустошенным, и это встревожило Джима. Он пустил Оглоеда рысью, и уже через несколько мгновений конь простучал копытами по бревнам подъемного моста и въехал во двор замка.
Двор был бесспорно пуст. Чувство беспокойства переросло в настоящую тревогу. Джим поспешно соскочил с Оглоеда и бросился к главному входу замка. В то же мгновение его чуть не свалили наземь, с вполне определенной целью обхватив за колени. Джим взглянул под ноги и увидел перепуганное лицо кузнеца замка, который все еще сжимал его колени в кольце своих сильных обнаженных рук, усеянных шрамами от ожогов.
— Милорд! — закричал кузнец, который, после того как увидел стражника, пробежавшего в замок, вопя о заколдованном чайнике, наконец-то сообразил, что происходит. — Не ходи туда! Замок захвачен заколдованным чайником! Мы все погибнем, если ты тоже попадешь к нему в рабство! Оставайся в безопасности, в стороне от этого, и порази это зло своей магией. Иначе мы все навсегда погибнем!
— Не будь наив… — начал было Джим, но вовремя вспомнил, что слово «наивный» в средние века имело совсем другое значение. Оно означало «невинный» или «блаженный», а он в данный момент хотел сказать совсем другое. Он решил, что лучше всего в данной ситуации действовать в прямой средневековой манере. — Отцепись, собака! — рявкнул он в лучших баронских традициях. — Ты что, думаешь, я боюсь, что меня поработит какая-то заколдованная штуковина?
— Милорд… н-не?.. — изумился кузнец.
— Абсолютно! — сказал Джим. — Ну оставайся здесь, а я все улажу.
Руки кузнеца выпустили колени Джима, а когда тот шагнул вперед, на его лице появилась надежда.
Однако на полпути к двери замка Джима начали покалывать первые маленькие признаки сомнения. Это был мир, в котором ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным, и магия в этом мире играла немаловажную роль. Возможно, здесь действительно существуют такие вещи, как заколдованный чайник. Возможно, они действительно могут обратить людей в рабство…
Джим постарался отбросить эти мысли. Он разозлился на себя даже за то, что подумал об этом. В конце концов, напомнил он себе, он все же волшебник, правда еще только ранга С.
Он двинулся вперед, вошел в дверь и, оказавшись в большом зале, продолжил шагать в сторону высокого стола, который находился в дальнем конце помещения.
Все стены зала были облеплены челядью. Слуги сохраняли гробовое молчание и изо всех сил жались к стенам. А на высоком столе действительно стоял чайник, из которого, похоже, шел пар и который к тому же, хотя Джим с трудом мог в это поверить, с помощью пара ни больше ни меньше как пел слабым грудным голосом мелодию, ясно разносившуюся по всему залу.
Около стола неподвижно стояла и смотрела на чайник, держа указательный палец правой руки во рту, что было для нее совершенно нехарактерно, жена Джима, леди Анджела.
Она была так же неподвижна и так же хранила молчание, как и прижавшиеся к стенам люди.
Глава 3
Джим бегом бросился к высокому столу. Казалось, до сих пор никто не замечал его присутствия, но сейчас он почувствовал, что все глаза устремились на него. Как-никак теперь он был почти у самого чайника.
Леди Анджела обернулась на звук бегущих шагов. Она вынула палец изо рта и уставилась на Джима, как на привидение. Джим одним прыжком подскочил к высокому столу и заключил ее в объятия.
— Энджи! — воскликнул он.
На мгновение она застыла, потом обхватила его руками и крепко поцеловала.
— Джим! — воскликнула она. — О Джим!
Некоторое время они так и стояли обнявшись, потом он почувствовал, что ее руки уперлись ему в грудь и отталкивают его. Ее глаза потемнели, и она нахмурилась.
— И где же ты пропадал все это время… — начала она.
Он поспешно пихнул ей в руки цветы, которые все время машинально держал в левой руке:
— Это тебе!
— Джим, мне наплевать… — Она опять умолкла и взглянула на цветы. Спустя секунду она глубоко вдохнула их аромат. — О Джим… — Она оборвала фразу на полуслове, но теперь уже с совсем другой интонацией. Опять опустила голову и глубоко вдохнула аромат цветов, потом снова обняла Джима и крепко прижала к себе. — Черт тебя побери! — прошептала она мужу в ухо, потом опять поцеловала его — одновременно и сердито, и с любовью. Затем они разомкнули объятия и отступили друг от друга.
— С тобой все в порядке? — спросил он. — Ты держала палец во рту…
— А, я обожглась об этот чайник, — раздраженно сказала Энджи. — Не могла поверить, что он кипит, хотя его не подогревают. Глупо! Но, Джим… как получилось, что ты вернулся именно в этот момент? Ты пользовался магией?
— Я не возвращался именно в этот момент, — возразил Джим. — А почему вернуться именно в этот момент было так важно?
— Потому что чайник тоже только что появился здесь и хочет с тобой поговорить!
— Чайник? — переспросил Джим и перевел взгляд на посудину, которая продолжала, стоя на столе, пускать пар и петь. — Чайник хочет поговорить со мной?
— Да! Разве ты не слышишь? — спросила Энджи. — Послушай!
Джим прислушался.
Чайник продолжал напевать тихим грудным голосом, и вблизи, где теперь стоял Джим, можно было разобрать слова. Песня состояла из коротенького куплета, который повторялся снова и снова.
Немедленно брось все другие дела.
Скорее, Джим Эккерт, меня выручай.
Отчаянно помощь твоя. мне нужна!
Скорее, Джим Эккерт, меня выручай!
Когда чайник вновь вернулся к первой строчке и начал повторять все четверостишие, Джим заморгал. Он опять наполовину прослушал песенку, прежде чем стряхнул с себя изумление.
— Я здесь, — сказал он чайнику. — Это Джим Эккерт. Я здесь. Что ты хочешь мне сказать?
Чайник тут же сменил песенку.
Он запел:
Ты, Джим, Каролинусу нужен быстрей.
Его выручать тебе надо скорей!
Он болен и ныне как будто в аду — Знахарки две лечат его на беду!
Две «мудрые» бабы пришли из селенья, Не столько умны, сколь сильны от рожденья.
От их врачеванья совсем ему плохо.
Спеши, чтоб успеть до последнего вздоха!
Спасай Каролинуса!
Спасай Каролинуса!
Спасай Каро…
— Хорошо! Я уже все понял! — огрызнулся Джим, так как чайник, похоже, собирался бесконечно петь: «Спасай Каролинуса!»
Чайник затих. Уже после того как он замолчал, небольшое облачко пара вырвалось из его носика, но совершенно беззвучно. Медные бока чайника, казалось, засветились — с извинением и немым укором. Непонятно почему, Джим почувствовал себя виноватым перед чайником за свою вспышку.
— Извини, — не задумываясь, сказал он.
— Дурачок! — Энджи снова с чувством обняла его. — Это всего лишь чайник. Ему не понять твоих извинений.
— Наверное, ты права. — Джим почувствовал холодок в желудке. — Но, похоже, Каролинус болен, и его лечат шарлатаны, которые думают, что помогают ему встать на ноги. Этому вполне можно поверить, такое постоянно происходит то тут то там. Я должен прямо сейчас отправиться к нему.
— Мы оба отправимся к нему прямо сейчас! — сказала Энджи. — И разве чайник не пропел, что эти женщины сильны? Я думаю, нам стоит взять с собой нескольких вооруженных людей. Теолаф!
Оруженосец Джима отделился от стены и вышел вперед:
— Да, миледи? Милорд?
Теолаф являлся самым необычным оруженосцем — до того как Джим возвел его в этот ранг, он был всего лишь латником и командовал стражей замка. Над броней доспехов, закрывавших его тело, возвышалось темное лицо, увенчанное копной седеющих волос, хотя ему было немногим за тридцать, а шрам на лице придавал ему вид бывалого человека.
— Подбери восемь латников, вы поедете с нами, — приказала Энджи. — Проследи также за лошадьми и прочими приготовлениями. Мы выезжаем немедленно. — Энджи взглянула мимо него. — Соланж! — позвала она. Кухарка замка, высокая женщина, которой было далеко за сорок и в которой имелось фунтов пятьдесят лишнего веса, хотя, похоже, большая часть этого веса приходилась на мускулы, отошла от стенки. Ей с трудом удавался реверанс, и она изобразила нечто вроде книксена:
— Да, миледи?
— Проследи, чтобы приготовили провиант для седельных сумм всадников, а также для милорда и для меня, — сказала Энджи. — В мое отсутствие ты будешь распоряжаться слугами. Ив? Ив Морген! А, вот ты где! Как начальник стражи, ты остаешься главным в замке в наше отсутствие. Оба все поняли?
— Да, миледи, — ответил Ив.
И вместе с Соланж он развернулся и отошел в сторону. Соланж, несмотря на свое имя, была родом не из Франции, а с острова Гернси.
— Минутку! — воскликнула Энджи. — Кто у нас может что-нибудь знать про этих двух сестер из — как его там? — селенья?
— Марго, — сказала Соланж, обернувшись. — Она родом из тех мест.
— Марго! — позвала Энджи. Но, похоже, Марго среди собравшихся в зале не было. — Соланж, немедленно найди ее и пришли сюда!
— Сейчас, миледи, — ответила Соланж.
Марго появилась через несколько мгновений после того, как Соланж вошла в дверь главной башни, где на первом этаже находилась кухня. Очевидно, она занималась там каким-то делом или сидела просто так, а когда прибежал чайник, благоразумно решила держаться в сторонке.
— Да, миледи, — сказала она, делая реверанс. Она тоже была высокая, но худая, с большим ртом и седеющими светлыми волосами.
— Что ты знаешь о двух сестрах из местечка по соседству с домом Каролинуса, знахарках, которые помогают больным, несомненно за плату?
— О, это, наверное, Элли и Эльдра, миледи, — сказала Марго. — Они единственные дочери старого Тома Эльдреда, который был самым большим и сильным человеком в округе. Обе, и Элли, и Эльдра, пошли в него, я имею в виду, выглядят совсем как он, миледи. Вот ни один мужчина и не взглянул на них, боясь, что жена будет бить его, а не наоборот, как положено. Молодой Том Девли даже сбежал из дома, когда Эльдред сказал, что отдаст за него Элли, хочет тот того или нет…
— Спасибо, Марго, — решительно остановила ее Энджи, когда Марго перешла на мягкий, доверительный тон, который грозил тем, что она сейчас поведает всю историю окрестных мест. — Ты сказала нам все, что мы хотели знать. Можешь теперь вернуться к своим делам. — Она повернулась к Джиму: — Мне еще надо сделать кое-какие распоряжения, чтобы быть уверенной, что за время моего отсутствия замок не развалится на части, а ты лучше возьми-ка другого коня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43