Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Люди думают, что они попросту собираются выжить нас и занять планету. Никто не желает быть членом Комитета или его постоянным председателем. Никто не знает, как справляться с делами, никто не хочет брать на себя ответственность. Первый Банк Короны только что закрылся. Дистиллят сока спаджии стоит больших денег, но, так как мы его не вывозим, нам не дают кредита. Межпланетные транспортные корабли вот-вот отправятся восвояси пустые и никогда больше к нам...
- Достаточно.
Хэнк остановил поток слов царственным движением руки. Он лихорадочно вспоминал все, что вычитал о ГС в Библиотеке своего корабля. Колонисты благоговейно замерли.
- Мне ясно, - важно изрек Хэнк, - что нужно ознакомиться с положением. Да, я произведу обследование.
По комнате пронесся вздох облегчения. Хэнк снова поднял руку.
- Мне необходимо изучить все лично. Во-первых... - он на миг задумался, - я бы осмотрел одну из спаджиевых ферм. - Его взгляд блуждал, пока не остановился на Еве Бар. - Если бы меня кто-нибудь мог сопровождать...
- Я с удовольствием покажу вам, - вызвалась Ева.
- Нет! - сказал Джо.
- Уж позволь мне...
- Ну, ну, - проворковал Хэнк, поднимаясь. Он взял со стола катушку французских фабльо в книгоскопе, сунул книгоскоп в карман и подошел к уставившимся друг на друга молодым людям. - Не надо ссориться... - Он участливо опустил свою волосатую руку на мягкое плечо Евы.
- Убери лапы! - взревел Джо и замахнулся кулаком.
Хэнк выпустил плечо девушки и в испуге отпрянул, при этом неловко оступившись и наваливаясь прямо на Джо. Одна из его заплетающихся ног прижала левую ногу Джо к полу, а другая с налету ткнулась в его колено. Джо повалился назад; Хэнк, судорожно в него вцепившийся, совершенно случайно, пытаясь сохранить равновесие, тремя сжатыми пальцами левой руки ударил Джо в живот, под грудную кость, а кулак его правой руки по чистому совпадению совместился с ухом Джо в тот момент, когда Джо с грохотом ударился головой о пол.
Все сгрудились над Хэнком, принося извинения, помогли ему подняться и заботливо усадили в кресло. Забытое тело Джо Блэйна осталось лежать на полу.
- Воды... - выдохнул Хэнк, откинув голову в нежные руки Евы. Принесли воды. Он немного отпил и слабо улыбнулся.
Джо Блэйн начал проявлять признаки жизни. Он зашевелился, открыл глаза и попытался сесть.
- Что сс-случ-чилось?.. - запинаясь, пробормотал он.
- Ох, Джо! - воскликнула Ева, внезапно обратив внимание на молодого человека. Она устремилась к нему и вдруг застыла, гневно сверкнув глазами: - И ты еще спрашиваешь! Как смел ты поднять руку на мистера Супстоуна! Поделом тебе, что ты споткнулся и упал!
- Мы запрем его, мистер Супстоун! - прорычал Джеральд Бар.
- Нет, нет... - проговорил Хэнк, с трудом поднимаясь на ноги. - Неожиданный всплеск... нельзя винить. Нужен каждый человек. - Он повернулся к Еве: - Пора идти. Если вы не откажетесь показать мне...
- Разумеется! - с чувством заявила Ева, кинув убийственный взгляд на Джо. - Обопритесь на меня, мистер Супстоун. Так вам будет легче.
И они вышли.
- Ненавижу Джо Блэйна! - кричала Ева немного позже, когда они неслись к выбранной ею ферме. - Я просто терпеть его не могу!
- Неужели? - проорал в ответ Хэнк, одной рукой придерживая цилиндр, а другой ухватившись за поручень машины. Вероятно, езда на полной скорости через все препятствия вошла на Короне в привычку. Хэнк подпрыгнул, когда машина налетела на слишком крупный для воздушной подушки камень. Они мчались со скоростью сто шестьдесят километров в час.
- Да! - продолжала Ева. - Не выношу самоуверенных типов! С такими способностями - и не желает их использовать! Ведь просили его стать вместо моего отца временным председателем Комитета, а он только спрашивает в ответ: кто же был им в прошлом году? Вы видели когда-нибудь такого эгоиста?!
- Ну... э... - замямлил Хэнк.
- И я тоже! Это отвратительно - ведь он такой умный! Пять лет учился астроагрономии; один из первых пробовал выращивать спаджии, когда у нас появились семена. Это было после первого соглашения с Юнарко в прошлом году...
Она внезапно замолчала.
- Но зачем я это вам рассказываю? Вы ведь все прекрасно знаете.
- Что вы, что вы! - искренне запротестовал Хэнк. - Я всегда слушаю очень внимательно. Глядишь, и узнаешь что-нибудь новое.
- О! - воскликнула Ева. - Если бы у Джо была хоть десятая часть вашей непредубежденности! Вашего здравомыслия! Вашего... Вот мы и приехали!
- Куда? - изумился Хэнк.
Но они уже проскочили поле зеленых растений с налитыми соком плодами, чрезвычайно напоминающими огромный виноград, и резко затормозили у фермы. Хэнк неуверенно ступил на твердую почву и побрел за Евой в дом, представляющий собой нечто среднее между амбаром и теплицей. Там, в помещении, представляющем собой нечто среднее между кухней и лабораторией, они нашли гномообразного старика, аккуратно переливавшего зеленую жидкость из большой мензурки в маленькую. Тут же стояло устройство, определенно смахивающее на перегонный аппарат.
- Джошуа, - начала Ева, - это мистер Супстоун...
Гном немедленно оставил свое занятие и принялся прыгать вокруг них, гневно потрясая кулаками.
- Знаю! Знаю! - закричал он надтреснутым голосом. - Генеральный Советник! Твой папаша прожужжал о нем все уши. Так вот, мне он не нужен! Мне нужен грузовик. Ты меня слышишь?
- Джошуа! - строго произнесла Ева. - Пока мистер Супстоун не разберется, грузовиков не будет. Да и все равно твоя очередь только во вторник.
- Во вторник! - завизжал Джошуа. - У спаджий нет календаря! Разве я могу попросить их до вторника не созревать?! - Он схватил маленькую мензурку с зеленой жидкостью и без предупреждения сунул ее под нос Хэнку: - Попробуйте!
В маленькой мензурке жидкости было немного, на самом дне. Хэнк покорно принял сосуд, взболтнул и выпил одним глотком, отодвинув пальцем в сторону какую-то никчемную пипетку, легкомысленно позабытую старикашкой.
Жидкость оказалась превосходной на вкус. Хэнк сглотнул и вдруг заметил, что Ева и Джошуа застыли и уставились на него с диким ужасом. Он открыл рот, чтобы поинтересоваться, что случилось, и тут небо его запылало, пищевод раскалился добела, а в животе разорвалась ядерная бомба.
«Отравили!» - мелькнула мысль. Хэнк открыл рот, чтобы попросить воды, но голос ему не повиновался, связки словно парализовало. Глаза его заметались по комнате в поисках воды и остановились на пустой пивной бутылке возле перегонного аппарата. Он сделал слабое движение в том направлении.
- Пива... - наконец хрипло выдавил он, судорожно дернувшись. Джошуа очнулся, пересек комнату, достал из холодильника бутылку пива, открыл и, не говоря ни слова, поднес Хэнку. Хэнк опрокинул ее над открытым ртом. Как все пилоты-разведчики, он привык пить пиво глотками: глоток - и бутылка пуста. Но никогда еще ему не приходилось пить пиво с такой благодарностью. Пожар внутри утих.
- Что ж, - заговорил Хэнк, а потом моргнул и снова замолчал, потому что по комнате разлилось золотое сияние и пол закачался. Хэнк еле подавил внезапное желание запеть.
- Очень хорошо, - произнес он, с крайней осторожностью передавая Джошуа мензурку и бутылку.
- Должно быть... - хмыкнул Джошуа и многозначительно посмотрел на Еву. - Мне кажется, вы уже готовы решить все наши проблемы, не так ли, мистер Супстоун?
- Абсолют... абс... да, - ответил Хэнк, внезапно почувствовав влечение к односложным словам. И, тщательно выговаривая, добавил: - Вы не получаете вовремя грузовики?
- Мои зрелые спаджии гниют на корню, вот что! - мгновенно распалился Джошуа. - А если убирать незрелые, то они портятся в хранилище. Вот вы попробовали этот суперконцентрат бренди - да ведь здесь целое состояние гибнет! А я ничего не могу поделать, потому что они не дают мне грузовиков когда следует.
- Ясно, - осторожно произнес Хэнк непослушным голосом. - Секрет Юнарко...
- Секрет?! Это они вам в городе наболтали? - вскричал Джошуа. - Сорванные незрелыми, спаджии не дозревают - вот в чем секрет! Грузовики должны приходить, когда нужно, - вот в чем секрет!.. И что вы намерены предпринять?
- Наладим, - сказал Хэнк.
- Как? - ехидно поинтересовался Джошуа. - Нельзя ли сообщить мне?
- ГС-прием. - Хэнк боролся с икотой и цедил слова сквозь стиснутые зубы. - Супстоуновский метод. Сам разработал. Невозможно объяснить. - Золотое сияние становилось нестерпимо ярким, а пол раскачивался так, будто хотел свалить Хэнка с ног. - Подайте доклад о перебоях с транспортом. Доставить мне. До свидания. Идем, Ева.
Не дожидаясь ответа девушки, он повернулся, вышел за дверь и, даже не упав - настолько был осторожен, - сумел занять свое место в машине. С другой стороны села Ева, рядом с ней стоял Джошуа.
- Джош... - Слова давались Хэнку с трудом. - Чтоб завтра доклад...
- Будет, - доплыл сквозь золотой туман голос Джошуа.
Хэнк уселся поплотнее и нахлобучил на лоб цилиндр.
- Думаю. Не беспокоить, - пробормотал он, наклоняясь к Еве.
Уже из совершенно непрозрачной золотой мглы донесся рокот Джошуа.
- Эквивалент половины литра бренди, - говорил тот. - Одним залпом. И запил пивом. Ты последи за ним.
- Еще чего! - ответил голос Евы. - Откуда мы знаем, как думает ГС? Может, это часть того самого супстоуновского метода!
«Чудесная девушка...» - подумал Хэнк и почувствовал, как машина тронулась. Он сомкнул веки, расслабился и позволил захлестнуть себя золотым волнам.
После этого он смутно ощущал несколько остановок. Человек, каким-то образом связанный с транспортом, размахивал кулаками и орал что-то насчет хранилищ. Человек, связанный с хранилищами, стучал по столу и ревел про банковскую систему. И был еще один человек, разводящий пухлыми руками, который жаловался на отсутствие твердой власти и планирования. За этим последовал длительный период полного забытья и наконец дурной сон о юнарко, пытающемся с ним заговорить.
Хэнк проснулся и обнаружил, что это не сон. Над ним, что-то лопоча, склонилось толстошеее, безволосое, лишенное подбородка создание.
Из черного ящика на колесиках звучал перевод.
Хэнк тряхнул головой, и тут до него дошло, что он сидит на койке, непонятным образом очутившись в том самом кабинете, где вчера встретился с отцом Евы и прочими - если только это было вчера. В окна врывались лучи утреннего солнца. В таком освещении юнарко со своими щупальцеобразными конечностями казался особенно несимпатичным. Хэнк привычно сжал голову руками, но через секунду выпрямился.
- Никакого похмелья! - изумился он и уставился на юнарко: - А ты кто такой?
- Я ваш... - забубнил черный ящик и сделал паузу, - помогатель.
- Кто-кто? - переспросил Хэнк.
- ...Помогальник? Небольшой ассистент?.. - Ящик заткнулся. Юнарко молча протянул фильмоскоп. Хэнк поднес его к глазам и увидел письмо:
«ОТДЕЛ НАДЗОРА
III-K., Вашингтон, ОК, Земля.
Всем, кого это может касаться.
В связи с тем что советники по культуре и управлению приравниваются Юнарко к советникам по военным вопросам и их присутствие на планете, известной под названием Корона, является тем самым оскорблением для колоний Юнарко, уже наличествующих в данном звездном секторе, вышеназванные советники не допускаются на вышеназванную планету, а их функции выполняет представитель Юнарко, назначенный на Корону в интересах сотрудничества.
Население Короны обязано оказывать всяческую помощь и почет подателю настоящего письма, представителю Юнарко.
Исполнитель: 5763 ГС, III-K.»
Письмо скрепляла незабываемая тройная печать ГС.
Хэнк опустил фильмоскоп и задумчиво посмотрел на чужака.
- Ага! - сказал Хэнк. - О-го-го! Помогальник... чего ж ты сразу не объяснил? Ладно, ладно, не обращай внимания, - торопливо добавил он. - Ну уж коли ты здесь, хотелось бы мне знать, что ты думаешь по поводу неудач со спаджиями?
- Человеческой расе, - монотонно затарахтел ящик, - не хватает одной вещи, для которой нет слова в вашем языке. Это такое качество духа, без которого успех во спаджиеводстве немыслим. Следовательно, вас ждет провал. Люди, возвращайтесь домой.
- Вот как?.. Мне почему-то казалось, что ты так и скажешь. Теперь все ясно.
Хэнк поднялся и покатил черный ящик к выходу; юнарко вынужден был следовать за ним.
- Оставьте ваши координаты моей секретарше. Я вас вызову, - любезно попрощался Хэнк, открыл дверь и вытолкнул ящик и его хозяина. При этом он заметил, что в приемной за столом с бумагами сидит Ева, а на нее яростно уставился Джо Блэйн.
- А, моя утренняя почта! - широко улыбаясь, воскликнул Хэнк. - Доброе утро, Джо. Ева, зайдите ко мне... Сейчас, одну минуту, Джо. Счастливо, э... помогальник. Надеюсь, мы с вами как-нибудь поужинаем... Пожалуйста, Ева.
- Ну, что тут было? - нетерпеливо спросил он, закрыв дверь.
- Пришли все доклады, которые вы просили подготовить. Возможно, мне не следовало впускать юнарко? Но у него было это письмо, и он действительно нам очень помогает. Открыл курсы глубокого дыхания и еженедельно дает в городе концерт инопланетной музыки.
- Неужели? - ахнул Хэнк.
- Да-да. Чтобы развить в нас необходимый дух для выращивания спаджий. Он нам помогает, - обескураженно продолжала Ева, - а дела идут все хуже и хуже. Ох уж этот Джо!
- А что такое?
- Вы представляете... - возмущенно затараторила Ева. - Он всерьез сомневается, что вы настоящий ГС. Говорит, что ни один человек, посвятивший свою жизнь наукам, не мог бы так его уложить. И вовсе вы его не уложили. А когда я ему об этом сказала, он совсем обезумел и не стал со мной разговаривать. Послал на Землю запрос относительно вас. Он говорит, ему должны сообщить всю правду! А если вы и в самом деле не тот, за кого себя выдаете, по его словам, каждый будет только рад помочь ему вздернуть самозванца на фонаре после всех наших мучений.
- Да? - криво улыбаясь, сказал Хэнк.
- Да. Я объяснила ему, как все глупо, что подобным запросом он лишь подорвет к нам доверие. Да и ответ придет не раньше одиннадцати часов вечера. Но, - вздохнула Ева, - надо знать Джо. Ему хоть... Что случилось?
- Одиннадцать... то есть я хотел спросить, - лихорадочно забормотал Хэнк, - который час?
- Скоро полдень.
- О-о! - простонал Хэнк в лучшей супстоуновской манере.
- В чем дело? - встревожилась Ева.
- Совершенно забыл! Мне же к утру надо быть на Гемлине-3. Просто вылетело из головы! - казнился Хэнк, вытирая лоб.
- А наши беды? - вскричала Ева.
- Конечно, конечно... Но ГС нужен всем. Нельзя быть эгоистами, разве не так?
И он снова вытер лоб.
Глаза Евы наполнились слезами.
- У других людей, - смущенно продолжал Хэнк, - тоже есть проблемы.
Ева начала всхлипывать.
- Ну, естественно, я вам запланирую кое-что... Наставлю, так сказать, на путь истинный... Я имел в виду, что не могу все сделать за вас. Просто дам указания... А выполнять вы будете сами.
- О, благодарю вас! - воскликнула Ева, лучезарно улыбнувшись, обвила шею Хэнка руками и поцеловала его. - Вы все наладите перед отлетом? - Она снова поцеловала его. - Да? Да?
- Положитесь на меня. Абсолю... Куда же вы? - спросил Хэнк, переводя дух.
- Сообщить Джо. Это его кое-чему научит. Ох, вам что-нибудь нужно?
- Нужно? Конечно, мне... - Хэнк замолчал, с трудом взяв себя в руки. - Мне нужен завтрак - бекон и яйца, если у вас найдется. И побольше черного кофе. Пришлите сюда, в кабинет. Кроме того, мне понадобится абстрактер. У вас есть абстрактер?
- Вычислительное устройство, делающее выдержки из письменных материалов? По-моему, есть.
- Отлично. И пожалуйста, побудьте в приемной. Никаких посетителей, кроме тех, кого я сам буду вызывать. Ясно?
- Ясно! - воскликнула Ева и радостно выпорхнула из кабинета.
Когда дверь за ней закрылась, Хэнк тяжело вздохнул, посмотрел на кипу бумаг в руке и сел за письменный стол. Он взял первый доклад - от Джошуа, жаловавшегося на плохую работу транспорта, - и попробовал прочесть. Доклад был полон терминами типа «полупериод созревания» и «кислотно-почвенный рацион», и Хэнк все еще сражался с текстом, когда Ева принесла завтрак и абстрактер.
Он загрузил бумаги в абстрактер и накинулся на еду.
1 2 3