Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Думаю, визит к нему стоит оставить на сладкое. А сначала я покажу вам все остальное.
Мы миновали рощу и оказались там, где раньше была деревня эксперименталов. Я не был здесь с тех пор, как мы остановили шторм времени, и теперь моим глазам открылось удивительное зрелище. Деревня была обнесена проволочной изгородью с широкими воротами, в которые запросто мог проехать грузовик. Сейчас эти ворота были распахнуты настежь. На равнине за деревней виднелся поселок, который в нынешних условиях можно было назвать настоящим городом – вновь отстроенным городом, где было все – от блочных домов до палаток.
– Со временем, – громко рассказывал Билл, стараясь перекричать шум двигателя, пока мы ехали по проселочной дороге, – со временем мы собираемся перейти к единообразной застройке. Но пока приходится предоставлять новичкам при строительстве полную свободу. Единственное условие – их жилище и образ жизни не должны противоречить нашим санитарным нормам и местным законам.
– А кто следит за порядком? – спросил я.
– Все служат в милиции и, соответственно, по очереди исполняют полицейские функции, – ответил Билл. – Это вотчина Эллен. Лучше спросите у нее. Она с самого начала следит за порядком, и у нее все идет без сучка без задоринки. Насколько я понимаю, у нас намного более организованная община, чем где-либо еще. Впрочем, это и неудивительно, ведь у нас здесь только те, кто очень хотел к нам примкнуть. Люди уверены, что вы и дальше будете творить чудеса и что все они в конце концов либо станут хозяевами нового мира, либо получат возможность пользоваться всеми благами прежней цивилизации.
– И все это потому, что нам удалось остановить шторм времени? – спросил я.
– Скорее сказывается влияние ситуации, – сказал Билл, как всегда отчетливо выговаривая каждое слово. – Лучше представьте это себе таким образом: вы – великий колдун, а Порнярск – ваш демонический помощник.
– Значит, вы мой Великий Визирь, Эллен – генерал армии, а Мэри – Первая Королева – так? – спросил я.
– Вроде того, – рассмеялся Билл.
Глава 24
К этому времени мы почти поравнялись с воротами, ведущими в деревню эксперименталов.
– Почему вы изолировали их? – поинтересовался я.
– Никто их не изолировал, – ответил Билл. – Ограда сооружена для их собственной безопасности, на тот случай, чтобы к ним случайно не забрел кто-нибудь из новеньких. А если на нас кто-нибудь внезапно нападет, эксперименталы могут запереть ворота и отсиживаться за оградой до тех пор, пока мы не отобьем нападение. Они вроде бы отлично это понимают. Билл искоса взглянул на меня.
– Похоже, это Старик улаживает все проблемы с ними, – сказал он. – Во всяком случае, с, тех пор как мы остановили шторм времени, все идет удивительно гладко.
Перед хижинами виднелось несколько эксперименталов, провожавших нас угрюмыми взглядами, но ни один из них не попытался ни приблизиться к нам, ни скрыться в доме. Джип катил дальше, и вскоре мы въехали на улицу, которая, по-видимому, являлась центральной улицей поселка и была застроена практически одинаковыми зданиями. На окраине поселка восемь или девять ребятишек запускали воздушных змеев на полянке, которую почти полностью окружали деревья. Картина столь сильно напоминала прежние времена, что мне стало не по себе.
– Откуда взялись дети? – спросил я.
– Кое-кто из новоприбывших пришел с детьми, – сказал Билл, останавливая джип перед большим сборным строением из гофрированного железа. – А за последний год несколько детей родилось прямо здесь. Но, само собой, они еще слишком малы, чтобы играть. Однако взрослых по-прежнему гораздо больше, чем детей. Думаю, у нас не больше двадцати ребятишек.
Я прикрыл глаза рукой и попытался разглядеть среди мелькающих детских тел знакомую фигурку.
– А вот там случаем не Уэнди? – спросил я.
– Вряд ли, – не оборачиваясь сказал Билл. – Она, скорее всего, бродит где-нибудь с собаками. Теперь с ними в основном занимается она, а не Мэри, и они так к ней привыкли, что сопровождают ее повсюду, куда бы она ни пошла. Мэри считает, что это неплохо, и я в принципе с ней согласен. Собаки для нее – лучшая защита. А вот и наше административное здание. Давайте зайдем.
Он остановил джип у входа и вылез. Я последовал его примеру, и мы, поднявшись по трем деревянным ступенькам, вошли в здание. Внутри обстановка была точно такой же, как и в любом официальном учреждении. Большой зал был перегорожен невысоким деревянным барьером. За пятью письменными столами сидели трое мужчин и две женщины. Некоторые что-то печатали на пишущих машинках, другие работали с какими-то бумагами. Вдоль одной из стен тянулся ряд картотечных шкафов, а в углу стояла большая копировальная машина.
– Интересно, откуда вы берете на все это энергию? – спросил я Билла, поскольку все пишущие машинки были электрическими, а копировальный аппарат явно требовал не менее 220 вольт.
– У нас есть большой бензогенератор, – ответил Билл, приглашая меня пройти за деревянный барьерчик. – А к осени мы собираемся достроить плотину на реке и тогда будем получать энергию от гидротурбины, которая вполне обеспечит все наши нужды на ближайшие пять лет.
Он привел меня в коридор, с каждой стороны которого было по две двери, и тут же приоткрыл первую из них.
– Наш склад, – сказал он.
Я заглянул внутрь. Как Билл и сказал, это действительно была кладовая. В основном здесь хранились канцелярские принадлежности, но кроме того я заметил стопку одеял и других предметов домашнего обихода. У дальней стены виднелась ружейная стойка, в которой стояли несколько ружей, а под ними лежало несколько револьверов. Я закрыл дверь и повернулся к двери в комнату напротив.
– Узел связи, – кратко пояснил Билл. Он завел меня в радиорубку, где сидели две женщины – одна совсем молодая, а другая средних лет. Комната была буквально забита радиоаппаратурой, которая произвела на меня отличное впечатление.
– Это Биб и Джилл, – представил женщин Билл. – А это Марк Деспард.
Обе оторвались от своих переключателей, взглянули на меня, улыбнулись и кивнули мне. Билл снова вывел меня в коридор.
– А теперь, – сказал он, подойдя ко второй двери слева и постучавшись, – мы навестим...
Билл улыбнулся мне и открыл дверь, приглашая меня войти. В очень деловом на вид кабинете за большим заваленным бумагами письменным столом сидела Мэри. Она смотрела поверх лежащих на столе бумаг на худощавого широкоплечего мужчину в белой рубашке и чем-то вроде белых парусиновых брюк, который сидел на стуле напротив Мэри.
– Сейчас освобожусь, Марк, – сказала она и продолжила разговор:
– Ты должен им втолковать, Эйб, что если они хотят получать продукты и готовить себе пищу сами, то должны следовать нашим правилам. И учти, я забочусь обо всех нас. Я не собираюсь мириться с тем, что кто-то тратит продукты понапрасну или недоедает. Но я и не допущу, чтобы кто-то нарушал законы. То есть они должны заранее представлять тебе свое меню на следующую неделю, ты должен одобрить его, а потом – только после этого – ты поручаешь одному из своих людей выдать им продукты ровно на то количество порций, которое они планируют приготовить. Ты все понял?
– Конечно, – медленно сказал Эйб. У него был низкий голос, и говорил он с каким-то легким восточноевропейским акцентом.
Мэри снова перевела взгляд с него на меня.
– Марк, познакомься – сказала она, – это Эйб Баднер, наш начальник продовольственной службы и по совместительству шеф-повар. Правда, я очень надеюсь, что вскоре нам удастся научить готовить кого-нибудь другого и снять эти обязанности с Эйба.
Баднер так же неторопливо, как говорил, поднялся со стула, обменялся со мной рукопожатием и снова уселся.
– Мы просто осматриваем хозяйство, – сказал Билл.
– Вот и отлично, – коротко кивнула Мэри. – Потому что сейчас у меня нет времени заниматься с вами. Знаешь, Марк, давай я все расскажу тебе вечером после работы.
Таким образом она явно давала нам понять, что больше нас не задерживает. Мы с Биллом вышли.
– А это, – сказал Билл, стучась в последнюю дверь, – кабинет Эллен.
Мы подождали, но на стук никто не отвечал. Открылась одна из дверей позади нас.
– В чем дело? – спросил чей-то голос.
Мы обернулись, и я увидел парнишку лет восемнадцати в темных штанах и камуфляжной куртке. Палевом уголке воротничка были нашиты две медные пуговицы.
– Эллен отправилась на границу с Райанами, – сообщил парнишка. – Может быть, я могу быть чем-нибудь полезен? Он вопросительно взглянул на меня.
– Знакомься, Док, это Марк Деспард, – сказал Билл.
– Неужели сам Марк Деспард? Рад познакомиться с вами, сэр. – Док энергично начал трясти мою руку. – Давно мечтал познакомиться.
– Ну вот ваша мечта и сбылась, – сказал я. Он не произвел на меня большого впечатления.
– Док – заместитель Эллен, – пояснил Билл. – Его полное имя Курт Доквиллер, но мы зовем его просто Док. Он в чине капитана милиции.
– Вот как! – заметил я.
– Я собирался показать Марку кабинет Эллен, – пояснил Билл.
– Отлично. Прошу, – сказал Док. Он прошел мимо нас, отпер дверь кабинета и пригласил внутрь. Я вошел следом за ним, а за мной – Билл.
Не знаю, что я ожидал увидеть; кабинет Эллен был очень чистым, аккуратным помещением с обычными картотечными шкафами, абсолютно пустым столом и несколькими стульями, стоящими перед столом так, будто здесь совсем недавно проходило какое-то совещание.
– Если вы не против немного подождать, – сказал Док, – то в принципе она должна вернуться минут через двадцать. Я могу послать кого-нибудь на кухню за кофе – или еще за чем-нибудь.
– Нет. Я просто осматриваюсь, – сказал я. – Лучше встречусь с ней вечером.
– Разумеется! – Док проводил нас с Биллом обратно в коридор и вывел на улицу. – Если я могу хоть чем-нибудь быть вам полезен, мистер Деспард, то немедленно известите меня в любое время.
– Буду иметь в виду, – отозвался я, залезая в джип. Билл завел машину, и мы поехали дальше.
– Кстати, а сколько ему лет? – спросил я.
– Точно не знаю, – ответил Билл. – Думаю, двадцать или двадцать один.
– Он выглядит ровесником Эллен.
– А что в этом такого? – спросил Билл. Я взглянул на его лицо, но оно было совершенно невозмутимым.
– Меня удивляет, что для такой работы не нашлось людей постарше, – уточнил я. – Вот и все.
– Само собой, у нас есть мужчины и постарше, – подтвердил Билл. Сейчас он вел джип обратно через рощу по направлению к летнему дворцу. – Но у большинства из них семьи, иждивенцы на шее, поэтому они не подходят для работы, связанной с постоянным риском. Да и трудно найти такого специалиста, как Док.
– Специалиста? – с искренним удивлением спросил я.
– Его отец был кадровым военным, – характеризовал молодого человека Билл. – Очень многие премудрости военного искусства он усвоил просто потому, что рос на военных базах. Кроме того, у него черный пояс по дзюдо, он прошел курс выживания и несколько лет занимался альпинизмом.
Ответить на это было нечего. Остаток пути до летнего дворца я просидел молча и пришел к выводу, что несправедлив к Доку.
– А теперь навестим Порнярска, – сказал Билл, останавливая джип возле дворца. – Я не повел вас к нему потому, что подумал, а вдруг Мэри или Эллен захотят показать вам свое хозяйство. У них ведь плотный рабочий график. Порнярска же можно навестить в любое время.
Я испытал прилив теплого чувства при мысли об инопланетной аватаре. Порнярск, с его уродливой бульдожьей головой и бесстрастной манерой общения, являлся одним из немногих островков стабильности в моей бурной и изменчивой вселенной. Идя следом за Биллом через помещения дворца, я с удивлением думал о том, что за последние полтора года ни разу не навещал Порнярска и в общей сложности видел его, должно быть, не более дюжины раз.
Лаборатория, куда привел меня Билл, площадью не уступала административному зданию в поселке: прямоугольное помещение, пол, стены и потолок которого были выкрашены в белый цвет. Вдоль одной стены тянулся ряд окон. Другие три стены были заставлены оборудованием, которое когда-то помещалось в депо.
Однако мое внимание сразу же привлекла не аппаратура и даже не знакомая фигура самого Порнярска, а прямоугольное сооружение с полупрозрачными гранями примерно двадцати футов в длину, шести в ширину и трех в высоту, почти доверху заполненное каким-то серовато-голубым веществом. Подойдя ближе, я понял, что, скорее всего, вещество это является жидкостью. Поверхность ее чуть выдавалась над краями заметным мениском, а то, как преломлялся уходящий в жидкость черный шланг, свидетельствовало о высоком коэффициенте преломления. Порнярск что-то делал с резервуаром, но стоило нам появиться на пороге, он тут же оторвался от своего занятия и подошел, чтобы поприветствовать нас.
– Как себя чувствуешь, Марк? – осведомился он. Его слова, как всегда, резко контрастировали с забавным механическим тембром его голоса и характерной манерой выговаривать слова.
– Теперь – отлично, – ответил я. – А как ты?
– У меня нет причины изменяться, как тебе, – сказал Порнярск.
– Разумеется, – с улыбкой кивнул я. – Тогда как идут дела?
– Я занимаюсь несколькими проблемами, – сообщил Порнярск. – Но успеха пока не добился. Хотя подлинный прогресс не всегда сопровождается крупными успехами, а скорее представляет собой целую цепочку небольших последовательных шажков, которые со временем приводят к крупному достижению.
– Да, – подтвердил я, вспоминая полтора года, которые я потратил на то, чтобы прийти к согласию с самим собой. – Нам многое следует обсудить.
– Рад это слышать, – сказал Порнярск. – Со своей стороны, могу сказать, что мне тоже не терпелось поговорить с тобой. Работа продвигалась бы гораздо быстрее, имей я в распоряжении базисный разум, а единственным таковым является только твой.
– Неужели только мой? – сказал я. Услышанное слегка задело меня, но в то же время я ощутил какое-то эгоистичное удовольствие.
– Базисные разумы могут возникнуть или быть обнаружены лишь с помощью монад, – сказал он. – Все остальные разумы в гештальте лишь резонировали и усиливали твой. Поэтому в работе я мог использовать лишь резонирующие разумы. Но фактически мне в основном приходилось обходиться единственным резонирующим разумом, поскольку остальные были постоянно заняты чем-то другим.
Он повернул голову и неуклюже кивнул головой в угол. Я взглянул туда и увидел в кресле перед одним из перевезенных из депо пультов Старика, на голове которого был укреплен шлем.
– Альфа Прим, – сказал Порнярск. – Все это время я работал исключительно с ним. К счастью, он с удовольствием подключается к аппаратуре. В дневное время его обычно не бывает. Насколько я понимаю, дни он проводит с тобой. Зато вечерами приходит сюда по собственной инициативе и работает со мной.
Я уставился на Старика. Он восседал в кресле перед пультом в совершенно неподвижной позе и выглядел довольно забавно – как король на троне.
– Что ты можешь от него узнать? – удивленно спросил я.
– Дело не в том, что я могу узнать от него, – неторопливо сказал Порнярск, – а что я могу узнать через него. Равным образом я хочу учиться и решать проблемы через тебя – хотя, поскольку ты являешься базисным разумом, то вполне можно ожидать, что ты и сам будешь учиться в процессе и сможешь добавлять узнанное тобой к тому, что удастся узнать мне. Он на секунду смолк, затем снова заговорил:
– Вообще-то, следует заметить, что мои способности получать знания ограничиваются возможностями прибора, который я представляю, – я имею в виду себя лично. Будучи аватарой Порнярска, я обладаю довольно ограниченными возможностями. С другой стороны, твои возможности, Марк, мне принципиально неизвестны. Они могут оказаться гораздо меньшими, нежели возможности Порнярска, как мои, или гораздо большими. Кроме того, вовсе не исключено, что они могут быть значительно развиты, конечно, если только у тебя есть желание их развивать. И вот здесь наступает самое важное.
Он снова замолчал. Но на сей раз молчание было долгим.
– Что именно? – наконец не выдержал Билл.
– Очень важно знать, – заговорил Порнярск с неизменным акцентом, – захочет ли Марк после того, что он пережил с монадой, продолжать исследования в сфере, где мысль становится реальностью, причем четко определить границу, за которой наступает изменение, четко определить невозможно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56