Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Марк Деспард. Рад познакомиться.
Он уставился на мою руку так, будто я держал в ней мышеловку, затем медленно протянул свою, и мы обменялись рукопожатием.
– Оррин, – сказал я, – сегодня настолько хороший день, что я решил съездить сюда, а оказавшись здесь, увидел, как вы разгружаете машину, вот и решил предложить помощь. Все очень просто.
Он ничего не ответил, лишь убрал свою руку.
Мы закончили разгрузку. Как ни странно, но раньше бы меня наверняка встревожила его обеспокоенность. И я был бы внутренне готов отозваться на его эмоции. Сейчас же я был способен думать лишь о том, какой прекрасный стоит день и как приятно чувствовать, что используешь тело для какой-то практичной и полезной цели. От разгрузки машины я получал такое же удовольствие, какое мог бы получить от занятий любимым спортом, и был благодарен Оррину Элшеру за предоставленную возможность это удовольствие получить. Что же касается его озабоченности по поводу того, кто я такой, я просто не испытывал необходимости объясняться. В свое время он все поймет, а если такое время никогда не придет, для мира это никакой разницы не составит. Единственное, что имело значение, так это то, что пикап был разгружен, Оррин был избавлен от лишней работы, а я получил удовольствие.
Я как раз дошел в своих размышлениях до этого места, когда вдруг вспомнил: ведь я отправился сюда из летнего дворца в надежде лучше понять, что за работа мне предстоит, и как будто совершенно забыл об этом.
На самом деле я, конечно, ничего не забыл. Напротив, я увидел связь между вселенским пониманием и тем, чем только что занимался. Я решил ухватить вселенную за хвост, и я это сделал. Просто не существовало такой вещи, как ни с чем не связанное и ни на что не влияющее действие, и моя помощь Оррину в разгрузке пикапа была связана с необходимостью достройки его дома, с развитием всего поселка, с будущим живущих здесь людей, с их влиянием на всех остальных населяющих мир людей и их взаимоотношениями с ними. Более того, это, в свою очередь, было связано со всей картиной будущего, которая, развиваясь и усложняясь, простирается все дальше и дальше, до тех пор пока не становится частью неимоверной паутины взаимодействующих сил, составляющих уже сам шторм времени. Признав наличие подобной связи тем, что сам стал ее частью и распознал ее, я немного расширил круг своих собственных знаний, что было совершенно необходимо сделать до того, как я сделаю следующий шаг в борьбе против шторма.
Наконец мы закончили разгрузку.
– Остальное доделаете сами, – сказал я Оррину и повернулся, чтобы уйти.
Не успел я сделать и пяти шагов в сторону оставленного в кустах джипа, когда услышал его голос:
– Мистер Деспард...
Я обернулся и увидел, что он догоняет меня.
– Я.., спасибо вам.
– Честное слово, не за что меня благодарить, – ответил я. – С удовольствием поработал. Надеюсь, как-нибудь еще увидимся, да?
– Конечно, – сказал он и более уверенно добавил:
– Наверняка!
– Вот и отлично.
Я повернулся и пошел дальше. Знакомство с ним вызвало в моей душе какой-то очень хороший отклик, похожий на чистый звон безупречного металла, который раздается, если постучать ногтем по бронзе. Я дошел до джипа, уселся за руль и после минутного размышления поехал к мэрии.
Но, когда приехал, никого не застал. Даже машинисток за столами не было. Я взглянул на часы и увидел, что еще только начало одиннадцатого. Должно быть, перерыв и все пьют кофе. Я вышел на улицу, снова сел в джип и поехал обратно к летнему дворцу, наслаждаясь солнечным днем, видом зданий и людей, мимо которых проезжал, так, будто весь мир был каким-то чудом, изобретенным лишь вчера и которого я никогда до сих пор не видел.
Подъехав к летнему дворцу, я увидел, что возле него стоят восемь разных автомобилей. Не успел я вылезти из джипа, как в дверях появился встревоженный Билл.
– Ну, наконец-то, – вздохнул он. – Мы вас везде ищем. Императрица на марше. Нам только что сообщили.
Глава 26
Нac ничуть не удивило, когда вертолеты, минуя городок, направились прямо к летнему дворцу. Вертолетов было три, и размером они напоминали те, что раньше обычно перевозили в Нью-Йорке транзитных пассажиров из аэропорта в аэропорт, например из Ла Гардиа в Кеннеди. В каждом из них могло с удобствами разместиться человек по тридцать.
Мы стояли на площадке для парковки машин и наблюдали за их приближением – нас была чертова дюжина, включая Старика и Порнярска, поскольку больше нам ничего не оставалось. Предупреждения, поступившие чуть раньше из расположенных к западу от нас общин, подтверждали тот факт, что Пола Мирадор. Императрица, приближалась к нам по меньшей мере с пятью сотнями солдат (приблизительно одну треть которых составляли женщины) и с тремя 155-миллиметровыми гаубицами. Очевидно, она прошла через эти общины, лишь ненадолго задерживаясь, чтобы принять их капитуляции и формальное признание ее власти. Все они поступили мудро, не оказывая ей никакого сопротивления, да и мы едва ли могли отважиться на это, даже при том, что мы, вероятно, были самым сильным сообществом в центральной части континента.
Следуя своему обычному плану ведения кампании, что подтвердили и наши разведчики, она оставила свои основные силы за линией горизонта, держа наготове транспортные самолеты. Гаубицы были загружены в них заранее, с тем чтобы в случае надобности быстро перебросить их поближе и сровнять с землей все наши потенциальные оборонительные сооружения, после чего солдаты могли бы спокойно перебить оставшихся в живых защитников. Да, у нее действительно имелись серьезные военные аргументы.
Мы не сдавались – пока. Все население нашего городка было эвакуировано, люди оставались только на полудюжине укрепленных позиций между домами с установленными на них пулеметами 50-го калибра. Эти позиции, переживи они артобстрел, могли бы превратить наступление войск Императрицы на разрушенный городок вовсе не в пикник.
Знала Императрица о наших пулеметах или нет – оставалось вопросом. Очевидно, ей было известно о нас довольно много, но, возможно, она не располагала слишком уж подробными сведениями о нашем вооружении и припасах.
Большинство же членов нашей общины с личным оружием, достаточным количеством продовольствия и других необходимых припасов, которых по нашим подсчетам должно было хватить по меньшей мере на год, рассеялись в близлежащих холмах под прикрытием небольшого легковооруженного отряда. Императрице вряд ли удалось бы выследить их всех, даже и реши она потратить на это драгоценное время. Помимо этого у нас были три пулеметные точки, оборудованные и замаскированные на склоне между валунами и деревьями, задачей которых было прикрывать летний дворец, и пулеметное гнездо в самом дворце. Поэтому, даже если сейчас в ее вертолетах было шестьдесят или восемьдесят солдат, с ее стороны было бы не очень мудро попытаться взять нашу чертову дюжину в плен, используя грубую силу.
Но, конечно же, на самом деле все должно было происходить совсем не так. Ей наверняка не хотелось расходовать на нас обученных людей и боеприпасы, равно как и нам совершенно ни к чему было начинать с ней войну. Просто и мы и она выдвигали на линию фронта имеющиеся ресурсы, чтобы иметь повод поторговаться. Вертолеты, выглядящие очень внушительно на фоне голубого неба и высоко висящих в нем облачков, развернулись и наконец под громкий рев турбин и в тучах пыли приземлились.
Двери тех двух машин, что оказались дальше всего от нас, распахнулись, из них посыпались люди в мундирах, вооруженные автоматами, гранатометами и парой легких пулеметов, и сразу образовали что-то вроде периметра, внимательно разглядывая окружающую местность. Однако они старались не отходить слишком далеко от своих машин, отчего создавалось впечатление, что их основная задача – оборонять вертолеты и самих себя.
Минуты через две-три после того, как они образовали кольцо, открылась дверь ближнего к нам вертолета, оттуда выкинули трап, по которому спустилось около дюжины мужчин и женщин в партикулярном платье. Они выстроились в две шеренги, образовав нечто вроде почетного караула.
Снова недолгое ожидание, и наконец на трапе появилась одинокая фигура. Если даже все происходившее до того и могло вызывать какие-то сомнения, то сейчас сомневаться не приходилось: перед нами была сама Пола Мирадор. Даже я поймал себя на том, что буквально пялюсь на нее. Такого мне не приходилось видеть, наверное, со времен начала шторма времени, да и, держу пари, никому из нас. Мы так привыкли практично и удобно жить и одеваться, что совсем забыли, как было принято одеваться раньше, что существует совсем другая одежда.
На Поле Мирадор был костюм пажа из какого-то призрачного журнала мод – от изящных кремовых сапожек на высоком каблуке до изысканно-легкомысленной прически. Она выглядела так, словно только что побывала в салоне красоты. Но все это служило лишь обрамлением для высокой изящной женщины, назвать которую красивой нельзя было, пожалуй, только из-за ее носа, который для этого был чуть коротковат и чуть более островат, чем нужно. Помимо сапожек и светло-каштановых волос ее украшал отлично скроенный белый брючный костюм, под которым виднелась открытая блузка в крапинку с отлож-11ым воротничком, лежащим поверх воротника пиджака. На плече висела серая замшевая сумочка с искусной работы серебряной застежкой.
При виде ее у меня буквально захватило дух – и не только из-за того, что она выглядела как картинка. Волосы ее были не такими светлыми, лицо не столь безукоризненным, но что-то в ее облике сразу напомнило мне о Свонни.
Она сошла по ступенькам трапа, даже не удостоив взглядом нас, деревенщину, оглядела окрестности, затем что-то отрывисто бросила одному из своих придворных в штатском, который тут же развил кипучую деятельность – подбежал к солдатам и, во главе группы из восьми человек с оружием, направился в нашу сторону.
Поняв, что он направляется прямо ко мне, я бы скорее всего решил, будто помощник заранее знает, как я выгляжу. Однако в последнее время я начал понимать, что люди инстинктивно располагаются определенным образом и это само по себе является сигналом. Группа вокруг меня была похожа на указатель с указывающей прямо на меня стрелкой и надписью «это наш лидер».
Как бы то ни было, посланец Императрицы, круглолицый молодой человек лет двадцати пяти, похожий на Билла, только разве что чуточку повыше ростом, подошел к нам и остановился в дюжине футов от меня. Солдаты тоже остановились.
– Мистер Деспард? – сказал он. – Вы ведь мистер Деспард, не так ли, сэр? Меня зовут Инехо Джонсон. Императрица хотела бы поговорить с вами. Будьте добры следовать за мной.
Я продолжал стоять, как стоял.
– Значит, наше желание обоюдно, – сказал я. – Мне бы тоже хотелось переговорить с ней. Я бы хотел узнать, какого черта она делает здесь на моей земле без моего приглашения. Буду ждать еще пять минут. Если за это время она лично не явится для дачи объяснений, я разнесу в клочья всю вашу банду. Вы стоите на хреновой куче закопанной взрывчатки, и от вас не останется ничего, кроме пыли.
Он заморгал. Трудно сказать, что на него подействовало сильнее – мой тон и манера поведения или упоминание о динамите. Возможно, и то и другое. Динамит, разумеется, был блефом. Чтобы хоть мало-мальски реально заминировать такую территорию, потребовалось бы грузовиков двадцать взрывчатки. Но ни он, ни остальные члены делегации Полы никак не могли быть твердо уверены, что мы не располагаем таким ее количеством.
Да и в любом случае они все равно во всех отношениях превосходили нас, поэтому, блефуя, я ничего не терял. Он явно колебался. Я повернулся к Биллу:
– Проследи, чтобы он не терял времени понапрасну. Я сделал несколько шагов по направлению к дворцу и услышал за спиной голос Билла.
– Вы уже потеряли пятнадцать секунд, – говорил Билл. – Ну что, так и будете стоять?
Я обернулся и увидел, как Джонсон со всем эскортом поспешно ретируется к своей хозяйке. Подбежав к ней, он начал что-то оживленно ей говорить. Она же, насколько мы могли судить на таком расстоянии, напротив, являла собой картину полной холодной бесстрастности. Наконец она изящно взмахнула венчающей тоненькое запястье ладошкой, и он со своими телохранителями снова направился к нам.
– Мистер Деспард, – сказал он. – Императрица предупреждает вас. Если вы блефуете, наши солдаты перестреляют вас, как только истекут пять минут. Если же это не блеф, то, независимо от того, убьете вы нас или нет, ее солдаты, которые любят ее, все равно схватят вас и поджарят на медленном огне. И учтите, она никогда не блефует.
Я повернулся к Доку.
– Док, – сказал я, – пристрели его. Док сдернул с правого плеча автомат.
– Подождите! – закричал Инехо Джонсон. – Я сейчас вернусь!
– Осталось чуть меньше двух минут, – напомнил я, и он галопом помчался обратно к своей Императрице. Минуту спустя они все еще разговаривали.
– Прошло четыре минуты, – сказал стоящий позади меня Билл.
– Подождем еще тридцать секунд, – сказал я. Мы продолжали ждать.
– Почти четыре с половиной минуты, – сказал Билл. Я сделал шаг вперед и стал с показным вниманием смотреть на часы.
– Давай, – вполголоса сказал я Биллу.
У того в кармане был маленький детонатор, провод от которого тянулся во дворец, а оттуда снова на площадку – к ее западному краю. Он сунул руку в карман и нажал кнопку. Раздался взрыв, и в воздух футов на тридцать взметнулся вполне удовлетворительный фонтан земли, что лишило нас почти всех запасов динамита – причем не промышленного динамита, а взрывчатки, которая в свое время повсеместно применялась в горнодобывающих районах. Я снова демонстративно посмотрел на часы.
– Может, они не поняли, что это предупреждение, – напряженно произнесла Мэри.
– Поймут, – сказала Эллен.
И они действительно поняли. Императрица наконец двинулась ко мне, но не одна, а в окружении всей своей свиты. Мысленно я лишил ее пары баллов за то, что она не сдалась раньше. Она с самого начала должна была понимать: если где и есть место, которое скорее всего не было заминировано, то там, где стоит наша группа. Наконец высокая делегация подошла почти вплотную к нам, и Императрица остановилась прямо напротив меня, улыбаясь.
– Марк, – сказала она, – нам нужно поговорить с глазу на глаз.
– Я могу говорить и здесь.
– Вполне вероятно. – Она по-прежнему приятно улыбалась. – Но мне всегда легче, когда во время переговоров со мной нет помощников, которым я не склонна рассказывать все. К тому же разве вам не кажется, что если мы останемся вдвоем, то будем чувствовать себя более раскованно и свободно?
Довод был довольно справедливый, и я уже громогласно заявил, что не собираюсь заключать никаких сделок за спиной своих товарищей. Поэтому теперь я мог позволить себе великодушно согласиться.
– Хорошо. Прошу, – сказал я.
Я провел ее во дворец. Оказавшись в неподвижном воздухе помещения, я уловил исходящий от нее легкий аромат духов, которого не заметил на открытом воздухе. Я вдруг физически остро ощутил ее – как ее женственность, так и щегольский наряд. Между нами снова на какое-то мгновение возник призрак Свонни. Под влиянием порыва я провел ее в библиотеку, освободил для нее от книг кресло, и мы сели друг напротив друга.
– Похоже, у вас есть человек, который занимается хранением информации, – заметила она, обводя взглядом комнату.
– Да, – ответил я. – Так о чем вы хотели поговорить? Она положила ногу на ногу.
– Мне нужна ваша помощь, Марк.
– В таком случае, Пола, вы могли бы написать мне письмо.
– Разумеется, – рассмеялась она. – В случае, если бы это было нашим с вами личным делом. Но я Императрица, а вы – Марк Деспард, человек, управляющий штормом времени. Встреча двоих людей вроде нас считается государственным визитом.
– Если отбросить тот факт, что я еще не начал контролировать шторм времени, – сказал я, – то что же это за государственный визит? С армией и тремя гаубицами?
– Не пытайтесь казаться глупее, чем вы есть на самом деле. Я ведь знаю, что вы разумный человек, – ответила она. – Вся эта игра мускулами должна лишь послужить оправданием для вас, Марк, – оправданием вашего согласия работать на меня, поскольку только так вы сможете обеспечить безопасность близких вам людей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56