Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Тем временем лай стал громче, а потом характер его изменился. Минуты
через две он вообще прекратился. Вероятно, рыцари и собаки плыли на
западный берег. Три-четыре минуты спустя я снова услышал их, но на этот
раз лай действительно звучал по-другому. Собаки потеряли след. Я решил,
что пора возвращаться на дорогу.
Куда теперь и что дальше, спросил я себя. Я не могу убегать
бесконечно. Погоня продолжается всего... вероятно, около двух часов, а за
это время, помимо погони, на меня напали речные пираты или разбойники, не
знаю, кто они на самом деле, и рыцарь, которого я даже не знал. Опасная
страна и для местных жителей, вдвойне опасная для такого, как я.
Скоро ли папа начнет меня искать? Он считает, что я в полной
безопасности (а может, и не совсем полной) в замке, и ни о чем не будет
подозревать до завтрашнего утра, когда мы с Арно не явимся на условленную
встречу. Тогда ему придется либо рисковать и искать меня днем, либо ждать
следующей ночи. В любом случае я сильно проголодаюсь, если, конечно,
останусь жив.
А может, его встретит Арно и скажет, что я спокойно сплю в замке. Но
я не верил, что папа купится на это. Он поймет, что что-то произошло, а
Бабба будет это знать точно. Но что папа сможет сделать? Он по-прежнему не
будет знать, что я брожу по лесу.
А если Ролан придумает какую-нибудь хитрость и решит сам завладеть
катером! Но у него ничего не получится, если только ему не поможет Арно.
И если Арно действительно умен, он встретится с папой, расскажет ему,
что случилось, и бросит Ролана. Они отыщут меня, и мы попытаемся
завербовать другого барона или каких-нибудь независимых рыцарей или
сержантов. Но я не хотел этого. Время уходит, и быстрее все-таки
использовать в деле Ролана. Он уже убежден, что мы реально существуем и у
нас есть то, что ему нужно. И я не думал, чтобы другой барон оказался
более надежен.
Я как раз размышлял об этом, когда Дарри вздрогнул и нервно заржал. Я
насторожился и стал осматриваться. И через мгновение увидел выходящего из
леса Баббу. Бабба, однако, уловил страх лошади и не стал к нам
приближаться. Просто приблизился футов на пятьдесят и держался на таком
расстоянии.
- Меня все еще преследуют? - мысленно спросил я его.
Он не мог говорить во время бега, поэтому ответил он не словами. Он
спокойно смотрел на меня. Я понял, что если бы опасность была близка, он
вел бы себя по-другому. Поэтому я свернул в лес, спешился и привязал Дарри
к молодому дереву. Потом вернулся, чтобы поговорить с Баббой.
- Что случилось? - спросил Бабба.
Я рассказал ему. Не словами - это было бы слишком медленно. Я просто
мысленно пробежал все происшедшее с того момента, как накануне оставил
катер; когда привыкнешь, это занимает совсем немного времени. На этот раз
всего две минуты. Потом я рассказал Баббе, о чем беспокоюсь.
- Но если Ролан и его рыцари отказались от преследования, - закончил
я, - мне нужно только дождаться темноты, и тогда ты и папа подберете меня.
Но он уже услышал собачий лай. Я не слышал: собаки были еще далеко.
Но Бабба сказал:
- Они по-прежнему за тобой. Продолжай двигаться и будь осторожен. Мы
найдем тебя вечером. Полетим вдоль реки. Оставайся близко к ней, не дальше
мили.
Потом он повернулся и убежал. Я надеялся, что собаки не возьмут его
след. Он больше и сильнее любой из них, но если его догонит вся свора, его
убьют.
Вряд ли это произойдет, подумал я. Собаки выучены не бросать один
след ради другого. Я вернулся к Дарри и отвязал его. Сел в седло и
вернулся на дорогу. Теперь я чувствовал себя увереннее. Еще до полуночи
ситуация будет под контролем. Мне остается только продолжать двигаться и
не допускать глупостей.
Я снова пустил Дарри галопом, чувствуя себя гораздо бодрее, несмотря
на звуки собачьего лая.

ДВЕНАДЦАТЬ
Но недолго я бодрился - всего еще пару миль. За это время произошло
следующее. Во-первых, Дарри стал проявлять явные признаки утомления, хотя
это не очень беспокоило меня. Лошади преследователей тоже устали.
Вероятно, сильнее Дарри, потому что вышли позже, должны были двигаться
быстрее и несли на себе больший вес. Да и собаки тоже должны были устать и
стереть лапы.
Во-вторых, речная долина стала шире, а холмы вдоль нее менее высокими
и крутыми. В любое время могли начаться поля. Появятся замки, путники,
рыцари.
А в-третьих - это хорошо - я больше не слышал лая.
Еще три-четыре мили после встречи с Баббой Дарри продолжал покорно
идти, но постепенно начал хромать. Он захромал на левую переднюю ногу. Я
слез, взял ногу за берцовую кость и поднял ее. Потом, присев, положил ногу
себе на колени, как это делал Ранульф, когда подпиливал копыто. В копыте
торчал камень.
Что с ним делать? Я мог только вытащить его своим ножом, но боялся.
Дарри может так лягнуть меня, что я окажусь в середине следующей недели,
или он просто отпрыгнет и убежит.
Но что-то делать нужно. Я отвел Дарри поглубже в лес и привязал к
дереву. Потом снова поднял копыто, достал нож и, как мог осторожно, извлек
камень. Дарри вздрогнул, но не лягался. Камень оказался острым и оставил
углубление в копыте вдобавок к сделанному мной надрезу.
Я опустил копыто и постоял, гладя лошадь по бархатному носу и думая,
что до сих пор я ее недооценивал. Это не машина, это живое существо. Но
тут я опять услышал лай, поэтому снова сел в седло и поехал дальше.
Некоторое время Дарри еще слегка хромал. Потом пошел ровно, но я
чувствовал, что это не прежний ход. Дарри старался не наступать на больную
ногу и явно сдавал. Если его не подгонять, какое-то время он еще
продержится. Но если я сейчас стану его подгонять, он сильно захромает.
Поэтому я не подгонял его, и он шел легкой рысью.
А преследователи не сдавались, и скоро я понял, что собаки совсем уже
недалеко. Лошади рыцарей, вероятно, устали больше Дарри, но даже если
некоторые отстали, большинство все же догоняет меня. Нужно попытаться
сменить лошадь или отыскать лодку - что-нибудь в этом роде.
И тут же я выехал на открытую, недавно расчищенную местность. Среди
полей растения, которое на Фанглите зовут пшеницей, виднелись еще не
убранные пни. Вся местность впереди до самой реки представляла собой
открытые поля. Леса остались на востоке и на западном берегу. Река
находилась слева от меня, она спокойно текла по болотистой низине. Впереди
я видел несколько хижин крестьян. В еще дальше, менее чем в миле, рядом с
дорогой замок. Похож на замок Ролана, его главное здание стоит на
искусственном холме.
Я подумал, что, может, удастся здесь сменить лошадь. Но даже если со
мной согласятся, на это уйдет слишком много времени. И к тому же начнут
задавать вопросы. Придется продолжать двигаться и надеяться на лучшее.
Лай говорил, что единственное возможное решение - продолжать
двигаться. Я начал беспокоиться. Пришлось снова пустить Дарри галопом.
Нужно, чтобы преследователи, выехав из леса, меня не увидели.
По крайней мере никто из замка меня не окликнул.
Вскоре я подъехал еще к одному перекрестку, замедлил ход лошади и
надел плащ, снятый с убитого пирата. Потом, не задумываясь, свернул на
дорогу, ведущую к реке, до которой было еще не менее мили.
Река привлекала меня, в ней спасение. Но я по-прежнему не знал, что
делать.
Впереди на дороге показалось небольшое стадо - голов двадцать пять.
Крупный рогатый скот на Фанглите отличается от скота на Эвдаше. Тут у
животных более гладкая шерсть, они легче возбуждаются, и у них рога. Но в
целом отличия не такие уж большие. Стадо гнали к реке два пеших
крестьянина и рыцарь или сержант верхом. За стадом дорога была усеяна
мягким остро пахнущим пометом.
Я пробрался через стадо, животные уступали мне дорогу, толкая друг
друга и ревя. Я подумал, что собаки потеряют мой след, если он смешается
со следом стада, и запах скота и помета забьет чувствительные носы собак.
Я надеялся на это.
Животные все время пытались повернуть назад. Всадник и крестьяне изо
всех сил мешали им в этом. Будучи занятым, потный рыцарь только раз глянул
на меня. Теперь необычность моей одежды не бросалась в глаза, так как на
мне был плащ. Я решил, что рыцарь не обратил на меня внимания и не
посмотрит, куда я направляюсь.
Я подъехал к реке и въехал в воду. Здесь река шире и мельче, чем выше
по течению. В реке я оглянулся на стадо и пастухов, до них было с четверть
мили. Они не обращали на меня внимания. Как только стало достаточно
глубоко и Дарри поплыл, я повернул его вниз по течению, направляясь к
противоположному берегу. Мы вышли из реки в нескольких сотнях футов ниже
брода и углубились в лес.
Тут я спешился и повел за собой лошадь. Она заслужила отдых, и если
даже мне не удалось сбить преследователей со следа, я надеялся, что они
какое-то время будут искать его.
Собак я по-прежнему ясно слышал. Через несколько минут, как я и
надеялся, лай их смешался, потом стих и перешел в редкие взлаивания. Потом
снова усилился, послышался вой. Не попала ли собака на рога к быку?
Хорошо бы снова сесть на Дарри и попытаться увеличить расстояние
между мной и преследователями. Но я решил дать ему отдохнуть, поэтому
просто пошел быстрее, ведя за собой свою верную лошадь.

ТРИНАДЦАТЬ
Мне везло. Примерно через милю, когда я решил снова сесть на Дарри,
лая уже не было слышно. Я подумал, что Ролан отказался от преследования,
но все же не хотел рисковать. Продолжал двигаться, хоть и медленно, но
осторожно, на случай если кто-нибудь еще идет за мной. Тем временем небо
затянулось тучами. Похоже, будет дождь.
Наконец лес кончился и пастбища протянулись до самой реки. Они были
усеяны древесными пнями, вначале совсем свежими, потом более старыми и
сгнившими. Население увеличивается, и расчищается все больше и больше
земли. Интересно, добрался ли уже Бабба до катера. Вряд ли: ему предстоял
долгий путь.
В одном месте мне навстречу вышел бык. Он собрался напасть, и мне
пришлось воспользоваться станнером. С этого места я повернул на
северо-запад, чтобы попасть на дорогу, которая шла параллельно реке по
этому берегу.
Вскоре я увидел вдали большой частокол, и около него много низких
домишек. Город, решил я. За частоколом, по-видимому, в центре огражденной
площади, виднелось большое здание с прямоугольной башней. Оно как будто из
камня. Вероятно, церковь, решил я, здание, посвященное местному богу.
Тем временем на дороге появилось движение. По глубоким колеям с
грохотом проезжали телеги. Гнали стада крупных животных и более мелких, их
называют овцами, и они почти непрерывно издают жалобный звук. Изредка
крестьянин толкал перед собой тачку, полную овощами, или шел по дороге,
неся на плечах длинную палку. С палки свешивалась птица - утки и более
крупные птицы, которых называют гусями. А у других висели корзины.
Проезжали и всадники, очевидно, не рыцари, хотя все вооружены. Никто
не обращал на меня внимания. Их гораздо больше занимали тяжелые серые
тучи, которые надвигались с запада. Вечернее солнце они уже скрыли. Я
подумал, что ночь предстоит мокрая, и надеялся, что папа поторопится. А
тем временем придется потерпеть. Небольшой дождь мне не повредит.
Вскоре я приблизился к первым домам у частокола. Город как будто
перерос стены и выплеснулся на окружающую местность. Одни дома были из
бревен, другие из кирпича. Крутые крыши покрыты вязанками длинной травы,
по-видимому, чтобы отводить дождь. Скоро они покажут, на что способны:
приближалась сильная гроза, сверкая молниями. Неожиданно сильно стемнело
задолго до наступления вечера. Поднялся холодный ветер, гром гремел все
ближе.
Дорога уходила в ворота и в город. Мне хотелось поехать туда, но я
чувствовал себя неуверенно. Да и внутри папе будет трудно подобрать меня.
Другая дорога шла вдоль частокола, и я свернул на нее.
Проехав по ней немного, я услышал быстро нарастающий рев. Это не
гром. Начали падать мягкие, но крупные градины, и через мгновение они уже
обрушились водопадом, гром сопровождал их, сверкали молнии. Гром ударил
так близко, что у меня замерло сердце, а Дарри подскочил и едва не сбросил
меня на землю. Я обнаружил, что скачу к ближайшему дому. Его карнизы и
небольшая отдельная крыша над входом не давали никакой защиты. Ветер
нагнал у стен груды градин. Я заколотил в дверь.
Ее чуть приоткрыли, в щели виден был человек средних лет с мечом в
руке. Он посмотрел на меня, потом, перекрикивая гром, велел обойти дом. Я
послушался. Он ждал у заднего входа в плаще с капюшоном и провел меня к
сараю. Тут я достал из пасти Дарри удила, а человек тем временем сменил
уздечку на недоуздок. Я снял седло. Человек протянул мне мешок, сам взял
другой, и мы вытерли Дарри насухо. Закончив, он кивнул мне.
В сарае стояла еще одна лошадь, меньше ростом и старше. Выглядела она
не так хорошо, как Дарри. Была и небольшая куча сена. Очевидно, у хозяина
не было амбара с сеновалом, и он покупал сено по мере надобности. Он взял
грубые вилы с двумя остриями и бросил немного сена в ясли, где Дарри мог
его есть.
Сделав это, он опять кивнул, и мы подошли к двери сарая. До сих пор
мы оба молчали, если не считать его слов в самом начале. Мы выглянули.
Земля на два дюйма покрыта тающим льдом. Теперь падали твердые градины,
дюймовой толщины. Они барабанили по стенам и крыше. Хозяин закрыл дверь и
повернулся ко мне.
- Град скоро кончится, - сказал он и покачал головой. - Никогда
такого не видел, а я ведь прожил сорок четыре лета. - Он с любопытством
осмотрел меня, обратив внимание на необычный покрой брюк и ботинки,
которые видны были из-под плаща. - Откуда ты и по какому делу?
- Я из далекой земли Морн Геблью, - ответил я. - В Нормандии я ищу
своих родителей, а они ищут меня. Надеюсь, милосердный бог сведет нас
вместе, может быть, сегодня же. - При этом я перекрестился, как делают
местные жители.
Он тоже перекрестился.
- Пусть исполнится твое желание. Ты можешь заплатить за ночлег?
- Нет, сэр, - ответил я. - Но я могу переждать в сарае, а как только
град кончится, двинусь дальше.
Он покачал головой.
- Не нужно. Твоя лошадь устала, а тебе нужно поесть. Если бы ты смог
заплатить, я бы взял, но я все равно не выгоню тебя на улицу в такую ночь
из-за одного-двух медяков. Идем. Похоже, град переходит в дождь. Немного
промокнем, пока бежим к дому, но высохнем перед огнем. А жена быстро
приготовит поесть.
Он распахнул дверь, и мы побежали.

Я очень проголодался и устал. Поев, мы немного посидели у огня -
хозяин и я, жена хозяина и его тринадцатилетняя дочь. У них был еще
взрослый сын, который служил в магистрате стражником. Он придет домой в
полночь.
Хозяина звали Пьер, и он владел ближайшей красильней. Я не знал, что
такое красильня, но решил, что лучше не спрашивать. Вероятно, я должен это
знать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21