Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Звания у меня нет, я учусь, а отец
мой... - я запнулся в поисках слова. - Он... советник богатых благородных
людей.
Это не произвело на него впечатления.
- Странно, что он не отдал тебя в учебу в рыцари, если он благородный
человек. В вашей земле странные обычаи.
Он слегка кивнул, будто принял решение.
- Меня зовут Арно из Курберона. Я норманн. - Он сказал это так, будто
быть норманном - лучшее занятие на земле. Потом подъехал ко мне и протянул
руку. - Можешь ехать за мной. Поговорим позже.
Я дал ему руку, и он потянул. Его сила поразила меня. Меня как будто
подняло ракетой со старта. Я едва успел перебросить ногу через широкую
спину лошади и обнаружил, что сижу, держась за высокую луку седла. И
ладонь, подхватившая меня, была жесткой, будто бронированной. Наполовину
она была покрыта твердыми мозолями.
Монахи на близком расстоянии пахли не так плохо. Интересно, он хоть
раз в жизни мылся в ванне?
Он что-то сказал лошади, и та снова пошла шагом. Я не знал тогда, кто
такой норманн, но решил, что это принадлежность к какому-то месту. На
Фанглите транспорт и связь примитивны и невероятно медленны. И у них нет
компьютеров для хранения и сортировки данных. По тому, что рассказал брат
Оливер, я заключил, что здесь мало кто вообще умеет читать и писать! Даже
многие братья этого не могут - он их назвал "низшими братьями", они
работают, а не учатся.
С таким медленным транспортом, с неразвитой связью, с ограниченными
банками данных и невозможностью быстрого получения информации, очевидно,
каждая небольшая часть этой планеты должна управляться самостоятельно.
Территория и население, которые могут контролироваться и защищаться одним
правительством, должны быть очень малы. Братья упоминали королевства и
герцогства, княжества, империи и курфюршества. Компьютер еще не разобрался
во всех этих терминах, но, по-видимому, это все самоуправляемые территории
различной величины и значения. А может, они различаются по степени
независимости. Империя, по-видимому, самое значительное среди них -
собрание разных территорий и племен под управлением одного человека. У нас
тоже есть термин "империя", но на Фанглите речь идет не о планетах и
звездных системах, а о небольших участках территории.
Я решил, что норманн - это человек из одной из таких территорий,
королевства, герцогства или чего-то в этом роде. И подумал, что нужно
узнать побольше о норманнах.
- Простите мне мое невежество, Арно из Курберона, - сказал я, - но я
иностранец, и слово "норманн" мне незнакомо.
Он повернулся и взглянул на меня суженными глазами.
- Как можно не знать норманнов? Их знает все христианство. Вильям
Незаконнорожденный завоевал Британию. В Италии братья Танкреды отобрали у
ломбардов и византийцев большую часть юга и прогнали сарацинов почти из
всей Сицилии. Как ты мог приехать из Италии и не знать о нас?
Хороший вопрос, подумал я, но в правдивый ответ он все равно не
поверит. Придется продвигаться ощупью и сообщать ему лишь ту часть правды,
в которую он способен поверить.
- Я никогда не был в Италии, - сказал я.
- За нами тропа Ценис, - ответил он. - Если ты пришел по ней, значит
ты был в Италии. - Говоря это, он повернулся в седле; по-видимому, терял
терпения от того, что, по его мнению, было ложью.
- Сэр Арно, - сказал я, - вы, возможно, не верите в чудеса, но одно
вы уже видели. Дело в том, что я не пришел по тропе Ценис ни пешком, ни на
лошади. Вместо того, чтобы рассказывать, позвольте мне показать вам.
Прежде всего нельзя ли нам спешиться?
Он ответил не сразу. Мы продолжали ехать. Немного впереди у дороги
стояло дерево с широкой кроной, с листьями, а не иглами. Когда мы
оказались в его тени, он остановил лошадь.
- Хорошо, - сказал он, - покажи мне новое чудо.
Я слез с лошади. Арно последовал за мной, скептически поглядывая на
меня.
- Ну, ладно, - сказал я, - прежде всего я преследуемый человек.
- Изгнанник, - сказал он. - Беженец.
- Изгнанник, - повторил я, - которого вместе с родителями и сестрой
изгнали из его дома в стране, называемой Морн Геблью. Оттуда мы
перебрались в страну Эвдаш.
Я смотрел на Арно, пытаясь понять, что он об этом думает. Он слушал с
непроницаемым выражением, но по крайней мере слушал.
- Это было много лет назад, - продолжал я, - я тогда был маленьким
мальчиком. Недавно на Эвдаш из Морн Геблью пришли люди, чтобы схватить нас
и отвезти в тюрьму. Спасая жизнь, мои родители бежали. Нас с сестрой тогда
не было дома, но мы знаем, что родители бежали в эту часть мира.
- Поэтому Денин и я - Денин моя сестра - при помощи чуда пришли сюда.
При помощи этого чуда люди на Эвдаше и Морн Геблью путешествуют на большие
расстояния. Позвольте мне показать вам.
Арно уже проявлял признаки нетерпения. Я вышел на солнце, посмотрел
вверх и смотрел в небо, пока не нашел крошечное пятнышко. Арно со
скептическим видом последовал за мной. Я указал вверх.
- Вот там вверху. Видите темное пятнышко?
Он посмотрел вверх, потом осмотрелся вокруг, снова посмотрел на меня,
глаза его сузились. Он ни увидел ничего, может, потому что пятнышко
слишком мало, а может, не ожидал увидеть ничего, кроме птиц и ангелов.
- Минутку, - сказал я. Снял с пояса коммуникатор. - Денин, - сказал я
по-провансальски, - немедленно спустись на одну милю.
Голос Денин из коммуникатора звучал так ясно, будто она стояла рядом.
Она ответила тоже на провансальском:
- Вниз на милю. Поняла, дорогой брат.
Прежде чем снова посмотреть вверх, я взглянул на Арно. Он хорошо
владел собой, но скептическое выражение исчезло, глаза его стали шире, и
он смотрел на коммуникатор. Тем временем пятно в небе становилось все
больше, стало продолговатым. Я указал вверх.
- Вверху. Теперь ты можешь видеть.
На этот раз он увидел.
- Что это? - спросил он.
- Лодка для путешествий по небу.
Теперь он смотрел на меня задумчиво. Он не испугался, не чувствовал
благоговения, даже не нервничал.
- И ты можешь приказывать ей, говоря в этот амулет?
- Я не могу управлять ею отсюда, - ответил я. - Когда я на земле, ею
управляет моя сестра Денин. Это ее голос вы слышали. Лодкой может
управлять только тот, кто в ней. Я только могу сказать, что нужно сделать.
И она сделает, если согласится. Обычно она соглашается.
- И ею управляет твоя сестра?
Я кивнул.
- Да. Когда меня нет, управляет она.
Впервые за все время во взгляде Арно появилось что-то похожее на
уважение. Так мне во всяком случае показалось.
- Я хочу ехать в небесной лодке, - сказал он.
Я впал в панику: что-то не так. Не знаю, на самом ли деле в его
глазах вспыхнул алчный свет. Но я просто знал, что нельзя допустить на
борт катера этого мускулистого воина с его мечом, кинжалом и жесткими
смертоносными руками. И вместо того, чтобы сохранить хладнокровие и
попытаться спокойно выпутаться из положения, я воскликнул:
- Нет! Это не дозволено!
Мгновенно его большая рука устремилась ко мне, я отпрыгнул на четыре
шага. Станнер был у меня в руке, прежде чем я коснулся земли.
Правда-правда! Я не преувеличиваю! И вовремя, потому что он тут же прыгнул
мне вслед. И успел схватить меня за левую руку, когда я нажал курок. Он с
удивленным видом опустился на колени и упал лицом вниз.
На мгновение я с ужасом подумал, что убил его. Посмотрел на станнер и
с облегчением заметил, что автоматически после выстрела по птице настроил
его на обычную низкую мощность. Значит, я его не убил, а только временно
парализовал.
Станнер замедляет нервную реакцию. Особенно он действует на
конечности - на эфферентные нервы рук и ног. Придя в себя, он некоторое
время будет слаб и беспомощен, особенно если станнер действовал на близком
расстоянии.
Я его перевернул и удивился: он был в сознании, с открытыми глазами.
- Я забыл о другом амулете, - хрипло и негромко пробормотал он.
Он лежал посреди дороги, а к нам приближалась группа путников. Она
только что показалась из-за деревьев в четверти мили. Поэтому я схватил
Арно под руки и перетащил с избитой твердой поверхности на траву под
деревом. Потом подошел к его лошади и снял плащ, привязанный под седлом.
Плащ я в качестве подушки подложил Арно под голову.
- Что ты собирался делать с небесной лодкой? - спросил я.
Угол рта его дернулся в подобии улыбки: на большее он сейчас не был
способен.
- Стать королем Сицилии, - пробормотал он. - А потом - кто знает? И
королем Апулии. А может, императором всего христианского мира. Небесная
лодка на войне - большое преимущество, особенно если нужно заручиться
поддержкой баронов. И кто знает, какие еще чудеса есть на борту?
Хоть нервные реакции его замедлились, глаза смотрели по-прежнему умно
и внимательно. Король Сицилии и других мест! Император христианского мира!
Я знал, что король - это правитель, чья власть ограничена только
количеством и качеством воинской поддержки. А об императорах мы учили в
Эвдаше на уроках истории.
Мне пришло в голову, что Арно варвар, а я победил его. Он думает о
мести и ждет, пока кончится действие станнера. Ясно, что ему нужны мои
"амулеты" и "небесная лодка". Я отошел на несколько шагов и сел,
прислонившись спиной к дереву. И решил, что можно пока извлечь из него
максимум новых слов и информации. После этого я уйду. Оставаться с ним
рядом слишком опасно.
- Если бы у тебя была небесная лодка, - заметил я, - тебе
понадобились бы люди, которые умеют управлять ею и знают, как о ней
заботиться.
И тут мне пришло в голову, что он может помочь нам в освобождении
родителей, если они на самом деле пленники. Он может быть не просто
источником информации и пополнения словаря. Опасен он или нет, но он знает
местные условия. Он наш потенциальный союзник, если окажется, что нам
такой союзник необходим.
- А если ты станешь королем, - продолжал я, - тебе придется управлять
королевством. А станешь императором - нужно править целой империей! Тебе
нужно будет держать под контролем баронов, решать споры, собирать налоги и
следить за тем, у кого сколько денег и собственности. Ты будешь отдавать
приказы, но тебе понадобятся люди, которые проверяют, исполняются ли твои
приказы.
Голубые глаза стали задумчивыми. Он понял, что я говорю правду. Это
справедливо по отношению к любому правительству: я не зря прожил всю
жизнь, слыша разговоры родителей на такие темы. Но Арно, вероятно, не
задумывался об этом раньше.
Чтобы стать правителем планеты или всей Федерации, нужно быть
искусным политиком. А на такой планете нужно еще быть хорошим
военачальником. А когда станешь правителем, нужно быть хорошим
администратором и иметь хороших помощников, которые контролируют ситуацию,
справляются со всеми рутинными делами и дают хорошие советы. И нужно быть
уверенным в своих помощниках. Если ты не уверен в них, если управление не
ведется аккуратно, твое правление превратится в цепь бедствий и катастроф.
На Фанглите править страной особенно трудно. Судя по оградам,
окружавшим замки и поселки, по грабителям, которых мы видели, тут мало
порядка и безопасности. Большинство жителей кажутся оборванными и
голодными, а высшее сословие действует своевольно.
- Если мы поможем тебе стать королем или императором, - продолжал я,
- может, ты получишь... гм... не знаю, как это называется. Человек,
который отдает приказы от имени короля и заботится обо всем. Главный
помощник.
- Премьер-министр, - сказал Арно.
- Премьер-министр, - повторил я. Дело сделано, решил я. Теперь он
будет смотреть на меня не как на потенциальную жертву, а как на человека,
который может оказаться полезен. Тут я снова вспомнил про путников,
которые теперь были всего в нескольких сотнях футов от нас. Они пошли
медленнее, разглядывая нас и негромко разговаривая. Мне их взгляды не
понравились, и у меня не было ничего, что они могли бы принять за оружие.
Для них мы всего лишь выведенный их строя рыцарь и безоружный мальчик.
Они остановились футах в двадцати пяти, и один из них, по-видимому,
предводитель, улыбнулся мне. Это был низкорослый коренастый лысый человек
с толстыми руками и короткими пальцами, в грязной одежде.
- Добрый день, молодой сэр, - сказал он. - Что с твоим хозяином? Он
заболел?
Двое других направились к лошади.
- Оставьте лошадь! - выпалил я. - Она принадлежит сэру Арно!
Они остановились, но больше от осторожности, чем от испуга. В общем
они не видели, почему бы им не поступить так, как они хотят. Но они пока
не были уверены во мне. Я говорил так, будто могу быть опасен. Приземистый
предводитель широко улыбнулся и сделал два-три шага ко мне. Но к этому
времени станнер уже был у меня в руке.
- Почему же тогда сэр Арно не прикажет нам уйти? - спросил
предводитель. - Похоже, он совсем беспомощен, лежит у дороги, вялый, как
старая веревка. А добрым людям надо чем-то жить. - Он еще раз оценивающе
взглянул на меня, потом вдруг выхватил нож и устремился ко мне. Я уложил
его, и он упал с открытым ртом. Один из его людей попытался сесть на
лошадь, я уложил и его. Остальные, кудахча, как керты, отступили и сбились
в кучку.
- Ты! - указал я на самого рослого из них. - Прикажи перетащить этих
двоих на ту сторону дороги! - Он начал распоряжаться, и через несколько
секунд двое, которых я уложил станнером, были за ноги стащены в траву по
ту сторону дороги. Прежний предводитель был окровавлен: он упал на свой
нож и порезался. Я настроил станнер на среднюю мощность и уложил их всех.
Я не мог следить за ними и не мог доверять им. И только надеялся, что ни у
кого из них нет больного сердца.
Но мне это не понравилось. В местных играх проигравший бывает убит
или искалечен. Я предпочитаю игры, в которых вы обмениваетесь с
побежденным рукопожатием и, может, через неделю устраиваете реванш.
- Они умерли? - спросил сзади Арно. Я обернулся и увидел, что он
полусидит, опираясь на локоть. Он, должно быть, действительно очень силен
и здоров, если так быстро приходит в себя: а ведь я немало читал о
действии станнера и не ожидал этого.
- Нет, - ответил я. - Спустя время они придут в себя. У них будет
болеть голова, но в остальном все будет в порядке.
- Тебе следует убить их, - сказал он. - Именно так они поступили бы с
нами.
- Они разбойники? - спросил я.
- Нет. Иначе они бы не отступили. Вероятно, пилигримы, идут в Святую
Землю.
Что такое "святой" и "Святая Земля", я хорошо понял из разговоров с
монахами, но кто такой пилигрим, представлял себе смутно. Я не понимал,
зачем пилигримы идут в Святую Землю.
- Пилигримы! - повторил Арно. - Вероятно, кончат рабами или погибнут,
вместо того чтобы молиться гробу Господню. Я слышал, Святую Землю
захватили сельджуки, и христианских пилигримов ожидают там большие
опасности.
Он перевернулся, встал на четвереньки, потом на колени.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21