Левое меню

Правое меню

  широкий ассортимент      https://legkopol.ru/catalog/laminat/berryialloc/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Это долгая история, крайне печальная и неприятная, но я полагаю, что ты достаточно взрослая, чтобы услышать ее.
Брианна смотрела в зеркало, как мать длинными движениями водит расческой из рога по золотисто-рыжим волосам.
– Когда Эдуард женился на Изабелле и привез ее из Франции, ей было всего тринадцать лет. Они жили по отдельности в Виндзоре, пока она не подросла, и тогда меня выбрали ей в придворные дамы. Юная Изабелла была безумно влюблена в Эдуарда, а он смотрел только на своего фаворита, Пирса Гавестона, который был взят ко двору принца еще мальчиком. Когда король Эдуард узнал о любовных отношениях между его сыном и Гавестоном, он изгнал последнего. Но как только старый король умер, Эдуард сразу же вернул Гавестона ко двору.
– Когда я была маленькой, Эдуард и Гавестон всегда были вместе. Неудивительно, что королева Изабелла ненавидела его.
– Мы все ненавидели Гавестона. Он манипулировал Эдуардом, как марионеткой на ниточках. Он был жадным и ненасытным и имел целую свору льстивых гасконских родственников и друзей, которые обобрали короля до нитки. Он щеголял в драгоценностях Короны, и Эдуард даже отдал ему украшения, которые Изабелла получила как свадебные подарки.
– Эдуард на самом деле влюбился в Гавестона? – спросила Брианна.
– Для Эдуарда это было больше, чем любовь с первого взгляда, это было полное подчинение. Он осыпал его подарками, землями и титулами, а Гавестон настроил короля против баронов.
– Когда Изабелла узнала, что Эдуард любит Гавестона?
– Когда вошла к ним и застала их вместе в постели. Она была совершенно опустошена и написала отцу. Король Франции связался с Томасом, графом Ланкастерским. Поскольку Томас был председателем суда пэров и вторым по могуществу человеком в стране, король Филипп поручил ему стать защитником королевы и удалить от Эдуарда его любовника.
– Что случилось? – Брианна жадно ловила каждое слово.
– Парламент изгнал Гавестона, но Эдуард возвратил его. Для меня стало последней каплей, когда умерла моя дорогая подруга, принцесса Джоанна. Король тут же выдал дочь своей сестры, юную Маргарет, за своего любовника, чтобы тот мог получить все земли и замки, которые оставил ей ее отец, Гилберт де Клер.
– Я помню, как вы были расстроены. Я думала, это потому, что умерла Джоанна, но теперь я понимаю, что было нечто большее.
– Маргарет была мне как дочь. Эдуард обвенчал ее с чудовищем, а я ничего не могла с этим поделать. Власть короля дарована Богом, но на самом деле правил тогда Гавестон!
Брианна, годами слышавшая неприятные разговоры о смерти Гавестона, прошептала:
– Это отец убил его?
Взгляды матери и дочери встретились в зеркале.
– Господь милосердный, нет! Это были сплетни. На твоего отца возлагали ответственность за столько смертей, но все это неправда! Парламент судил Гавестона и признал его виновным в сорока различных преступлениях, таких как советы королю делать зло, кража Большой государственной печати Англии и использование ее для своих личных целей, подстрекание короля к гражданской войне. Гавестон сбежал в свой замок в Скарборо, который ему подарил король. В конце концов, он сдался Пемброку с условием, что ему сохранят жизнь. Пемброк и его солдаты привезли его пленником в Уорик. Я очень хорошо помню ту ночь. Прибыл Томас Ланкастерский и потребовал выдать ему Гавестона. Я знала, как сильно Ланкастер ненавидел его, и понимала, что он может сделать, использовала все мои женские чары, чтобы уговорить твоего отца удержать его в ту ночь в Уорике.
– Ваши подозрения оправдались? – прошептала Брианна. Мать кивнула.
– Как только они оказались на земле Ланкастеров, Гавестон был казнен, а Томас принял на себя всю ответственность. – Она отложила расческу и села на кровать. – Я испытала огромное облегчение, когда юная Маргарет стала вдовой Гавестона. В следующем году она вышла за Хью Одли, молодого барона, который был достоин того, чтобы унаследовать через жену графство Глостершир.
Брианна улеглась рядом с ней.
– Расскажите мне остальное.
– В своем горе от потери Гавестона Эдуард потянулся к жене, потому что у него не было никого более близкого. Изабелла знала, что он всегда был слабым человеком, но чувствовала жалость к его страданиям, и она утешила его. В своей наивности она подумала, что Эдуард наконец-то начал любить ее. Они стали мужем и женой не только по названию, и у нее родился принц Эдуард, а потом и остальные дети. Хотя они не были влюблены, их отношения были дружескими и учтивыми, и это продолжалось почти десять лет. Все было хорошо, по крайней мере, так казалось, пока жадные, алчные Деспенсеры не сделали свой ход. Старший Деспенсер, который состоял в Королевском совете, назначил своего сына на пост управляющего королевским двором. Вскоре Хью Деспенсер просочился в постель Эдуарда, и неприятности начались с новой силой.
– Они содомиты, – произнесла Брианна. Ее мать округлила глаза.
– Откуда ты знаешь такие слова? Твой отец был бы потрясен, если бы услышал тебя.
– Это слово есть в Библии, – невинно ответила Брианна. – Я чувствовала, что в Хью Деспенсере есть что-то особенное. – К ее горлу подступил комок. – Бедной королеве Изабелле, наверное, так одиноко. Она должна также скучать по нам, как мы тоскуем по ней.
– Она безгранично печальна.
– Я бы никогда не позволила себе влюбиться в мужчину, если он не доказал, что любит меня, – пылко воскликнула Брианна. Джори улыбнулась наивности дочери.
– Ты не можешь контролировать любовь, дорогая. Она сама контролирует тебя. Сердце хочет того, кого оно хочет.
Из главной башни Брианна шла в глубокой задумчивости. Те вещи, которые она узнала сегодня, многое прояснили ей.
Она шла по коридору, ведущему к Дамской башне и ее собственной комнате. Дойдя до соединения с коридором, ведущим в восточное крыло, где располагались гостевые спальни, она лицом к лицу столкнулась с Вулфом Мортимером. Брианна окаменела, увидев его компаньона.
– Я же запретила вам приводить своего волка в замок!
Он посмотрел на нее со сдержанным удивлением:
– Я обычно игнорирую приказы женщин. Брианна задохнулась от возмущения:
– Как вы смеете отказываться подчиняться мне в таком деле?
Он изо всех сил старался не расхохотаться ей в лицо.
– Я вырос среди толпы энергичных сестер, которые постоянно пытались руководить. Уже в пять лет я научился управляться с женщинами и их капризами. Так что в моем теперешнем возрасте я не собираюсь начинать подчиняться женским приказам.
– Но я не одна из ваших сестер!
– Нет, вы гораздо более тщеславны и избалованны.
«Наглый дьявол выглядит так, будто ему нравится злить меня».
– Ваши манеры отвратительны, Мортимер!
– Зато у вас манеры утонченной леди, Брианна де Бошан. Возвращайтесь в детскую, где вам самое место.
– В детскую! – в гневе воскликнула Брианна.
– Только ребенок стал бы бояться тени.
– Бояться? Я не боюсь вашего жалкого волка!
– Докажите, – потребовал он.
Ее уязвленная гордость перевесила страх. После секундного промедления она вытянула руку. Серебристая волчица осторожно обнюхала ее, не сводя с Брианны золотых глаз.
– Ваш запах не тревожит ее, – заявил он.
– Ее запах меня тоже не тревожит. А вот запах ее хозяина раздражает меня чрезвычайно. – Она вскинула голову и быстро удалилась. Звук его издевательского смеха следовал за ней по коридору.
Глава 2
Едва рассвело, Брианна пошла в конюшню и оседлала Венеру. К большому удовольствию ее отца, она была искусной наездницей, и он обещал отдать ей в приданое свой замок Фламстед в Хартфордшире, где он разводил знаменитых уорикских лошадей, ценимых за их резвость и силу.
Она увидела силуэт высокого мужчины, который вошел в конюшню. Свет был слабый, и ей показалось, что это Вулф Мортимер. Резкая отповедь замерла на ее губах, когда мужчина приблизился, и она увидела, что это ее кузен, Линкольн Роберт де Варенн.
Ее лицо расплылось в улыбке удивления и восторга.
– Я и понятия не имела, что ты здесь! – Она с радостью приняла его теплый приветственный поцелуй и восхищенный взгляд, которым он окинул ее.
– Когда мы приехали, была уже полночь. Река Нин поднялась от половодья и снесла мост.
– Я уверена, Линкс ругался, на чем свет стоит.
– Вообще-то он проявил значительное терпение. Сказал, что в Шотландии видывал вещи и похуже и что это дает ему возможность научить своих сыновей справляться с трудностями.
– Так Джейми тоже здесь? Он кивнул:
– Этот дьяволенок все еще храпит под одеялом.
– Не хочешь покататься со мной?
– Ты знаешь, что я именно поэтому пришел в конюшню в такую безбожную рань. – Он не делал тайны из того, что его чрезвычайно влечет к ней. – Мой конь вчера вечером поранил ногу. Я надеялся, что ты взглянешь на него – никто не знает, как лечить их хвори, лучше, чем ты, Брианна.
– Ты сверх меры льстишь мне. Все свои познания в травах я почерпнула от твоей матушки. Мои снадобья помогают достаточно хорошо, но тетушка Джейн обладает мистической способностью общаться с животными, которой я еще не овладела.
Брианна осмотрела ногу лошади.
– Рана выглядит чистой.
– Я промыл ее сразу же, как мы прибыли, – заверил он ее.
– Тут поможет мазь из брионии. Я храню большой горшок этой мази прямо здесь, в конюшне. – Она достала мазь с полки и нанесла ее на рану, в то время как Линкольн Роберт держал ногу лошади неподвижно. – Это не даст ране загноиться. Выбери себе одну из уорикских лошадей. Твоему коню на пару дней нужен покой.
Они ехали бок о бок легкой рысью, чтобы можно было разговаривать. Линкольн Роберт говорил о том, что будет сопровождать свою мать в Шотландию, чтобы она могла посетить родственников.
– Это еще не решено окончательно, но я там родился, так что я по рождению шотландец.
Брианна искоса взглянула на его каштаново-рыжеватые волосы и зеленые глаза.
– На мой взгляд, ты больше похож на рысь, – поддразнила она.
Он рассмеялся:
– Проклятие де Вареннов!
Они помчались галопом голова к голове.
Благодаря меньшему весу Брианны и ее умению она влетела во двор замка на голову раньше Линкольна. Двор был полон солдат, седлающих лошадей, и когда она увидела, что Вулф Мортимер тоже там, она демонстративно повернулась к Линкольну Роберту и лучезарно улыбнулась ему:
– Ты такой галантный! Ты позволил мне выиграть!
Он мгновенно спешился и подошел к ней. Он протянул руки, и она прыгнула в них. При этом показались ее нижние юбки и высокие сапоги для верховой езды.
Подошел Уорик в сопровождении своего шурина де Варенна. Линкс потянул свою большую руку и взъерошил Брианне волосы.
– Как поживает моя разбойница? – поддразнил он.
– На этой неделе я подумываю уйти в монастырь.
– Не становись монашкой, Брианна, – сказал он с бесстрастным лицом. – Тебе придется прятать твои роскошные волосы. – Он обратился к сыну: – Мы едем в Кенилворт, потом в Понтефракт. Пойди, и вели своему брату поторопиться, или мы уедем без него.
Брианна собиралась пойти с Линкольном Робертом, но как раз в этот момент из конюшни выехал Роджер Мортимер верхом на вороном жеребце. Он являл собой такое величественное зрелище, что Брианна вросла в землю и смотрела на него с нескрываемым восхищением. Его зубы сверкнули белизной на смуглом лице, когда два его сына, Эдмунд и Вулф, появились вслед за ним. Она вздохнула и бессознательно облизнула губы. Опомнившись, покраснела. Вдруг она почувствовала на себе чей-то взгляд и, подняв глаза, обнаружила, что он принадлежит Вулфу Мортимеру. Его проницательные глаза словно читали ее мысли. Она ощутила унижение, видя, как он понимающе улыбнулся.
Брианна поднялась в свою спальню, чтобы переодеться, и нашла служанку, которая когда-то была ее няней, застилающей ее постель.
– Мэри, я узнала, что родилась в Уиндраше, потому что мать и отец поссорились, и что она уехала в свой собственный замок. Я хочу знать, из-за чего была их ссора.
– Это все было глупое недоразумение, – беспечно сказала Мэри. – Злая служанка-валлийка, которая приехала в Уорик с первой женой твоего отца, дала твоей матери эль, в который добавила болотной мяты. К счастью, твоя мать не выпила его, иначе тебя бы здесь не было, милая.
Брианна изумленно открыла рот и побледнела.
– Но почему мои родители поссорились?
– Твоя мать подумала, что это граф Уорик отравил эль, и она убежала в Уиндраш, чтобы защитить тебя.
Брианна улыбнулась:
– Благодарю, что рассказала мне, Мэри.
Когда женщина вышла, исчезла и улыбка Брианны. «Мама думала, что мой отец хотел избавиться от меня… Она покинула замок Уорик, чтобы защитить меня. Почему же она подозревала такое? Возможно ли, чтобы отец не хотел меня?»
Брианна отбросила эту мысль. «Конечно, он любит меня! Отец любит меня всем сердцем».
Когда лорды прибыли в замок Генриха Плантагенета, всего в пяти милях к северу от Уорика, они с радостью узнали, что его брат Томас, граф Ланкастер, находится в Кенилворте. Это сэкономило им время на долгую поездку в Понтефракт.
Они собрались в главном зале и наслаждались гостеприимной трапезой, пока Ланкастер и его брат слушали жалобы Мортимера на то, что Хью Деспенсер отбирает земли и замки, принадлежащие приграничным лордам.
– Но не только приграничные бароны страдают от ненасытной жадности Деспенсеров. Если какой-то человек владеет тем, что они желают, они бросают его в тюрьму и конфискуют это. Они заимели большое политическое влияние, и этому нельзя больше позволять продолжаться, – заявил Томас.
– Я думаю то же самое, – сказал Мортимер. – Я сформировал союз баронов Херефорда, Моубри, Одли, д'Амори и моего дяди Мортимера Чирка, который много лет был наместником Северного Уэльса. Я приехал просить поддержки Уорика и Ланкастера. Мы должны поклясться сформировать мощный альянс, чтобы защитить себя.
– Мы должны решиться заставить короля удалить Хью Деспенсера. Мы не можем терять времени. Этот человек гораздо развращеннее и умнее, чем когда-то был Гавестон, – предупредил Уорик.
– Перед нами стоит очень сложный выбор, – заметил Роджер Мортимер. – Приграничные бароны всегда были верными роялистами. Восстание против законного короля представляется им изменой.
Ланкастер взглянул на своего брата Генриха и кивнул:
– Мы выступим вместе с вами против Деспенсеров. – Томас не отличался особой решительностью. Он владел пятью графствами и мог бы управлять троном, если бы с самого начала захватил контроль над молодым королем.
– Какой план действий вы считаете лучшим? – спросил Генрих.
Уорик сказал:
– Я уверен, что лучший план – это начать активные действия против Деспенсеров на землях баронов в Южном Уэльсе. Я вернусь с вами, Мортимер, и приведу отряд воинов.
– Благодарю. У меня есть армия, но понадобится набирать еще людей.
Линкс де Варенн поклялся прислать войска сразу же, как он вернется в свой замок Хедингем. Он недавно унаследовал графство Суррей от умершего дяди, Джона де Варенна, и командовал большим количеством тяжеловооруженных всадников.
– Я клянусь прислать людей, если они вам понадобятся, – пообещал Томас Ланкастер.
– Решено. Думаю, я получил все, за чем пришел, – решительно произнес Роджер Мортимер. – Я благодарю вас, лорды.
На обратном пути из Кенилворта в Уорик Вулф Мортимер догнан лошадь Линкольна Роберта де Варенна, чтобы оказаться рядом с ним.
– Я восхищаюсь вашим конем.
– Он не мой. Это уорикская лошадь, которую я позаимствовал сегодня утром, когда ездил кататься с моей кузиной Брианной.
– Я видел вашу скачку. Вы были настолько галантны, что позволили ей выиграть.
– Нет. Она выиграла честно и открыто. Брианна скачет верхом как ветер. И прекрасно разбирается в лошадях. Ее отец разводит их во Фламстеде, это недалеко от Виндзора, где она и ее мать служили при дворе королевы. Мне не хватает ее общества.
– Ваш замок Хедингем в Эссексе довольно далеко от Виндзора, не так ли? – спросил Вулф.
– Да, но Хедингем всего в нескольких милях от Фламстеда. Мы много времени проводили там вместе.
Вулфу было очевидно, что де Варенн влюблен в Брианну. Он говорил о ней как собственник. «Бедняга де Варенн! Ты обречен на разочарование, когда я украду этот приз!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
 на ПлиткаОбои ру      https://plitkaoboi.ru/laminat/quick-step/laminat-quick-step-loc-floor-dub-pepelnyj-svetlyj-138222-product/ 

 тут купил