Левое меню

Правое меню

  купили на сайте отсюда      Легкопол на Варшавском шоссе 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Нове Альдо

Superwoobinda


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Superwoobinda автора, которого зовут Нове Альдо. На сайте alted.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Superwoobinda в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Нове Альдо - Superwoobinda, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Superwoobinda равен 104.03 KB

Нове Альдо - Superwoobinda - скачать бесплатную электронную книгу



-
«Альдо Нове. Супервубинда»: Ad Marginem; М.; 2001
ISBN ISBN 5-93321-030-7
Аннотация
Свое “совсем уж неизвестно что” написал по молодости лет Альдо Нове (р. в 1967). Нове — одна из самых заметных фигур в стане “юных людоедов”, новейшего течения гипернатурализма в итальянской литературе на рубеже веков...
Сборник дебютных и теперь уже культовых страшилок А. Нове “Вубинда” (1996) во втором издании разросся до размеров обескураживающей энциклопедии современной жизни, девизом которой могло бы быть “ни дня без конца света”...
“Супервубинда”
Альдо Нове
Superwoobinda
Вубинда
лот номер один
Бадусан
Я урыл своих предков за то, что они пенились этим долбаным бадусаном Pure & Vegetal.
Мазер талдычила, что ее бадусан типа увлажняет кожу. Только я пользуюсь бадусаном Vidal. И хочу, чтобы все в доме пользовались бадусаном Vidal.
Потому что с детства помню рекламу бадусана Vidal. Неслабая была реклама.
Я лежал в постели и смотрел, как скачет лошадь.
Та лошадь была Свободой.
Я хотел, чтобы все были свободны.
Я хотел, чтобы все покупали Vidal.
А потом фазер и говорит: в универсаме, мол, набор из трех предметов по цене двух дают. Надо брать. Не думал я, что туда и бадусан попадет.
Фазер-мазеры сроду меня не просекали.
После таких дел я сам себе покупал бадусан Vidal. Мне было пофигу, что в доме еще три упаковки Pure & Vegetal с этой обломной календулой.
Я если когда в ванную заходил и видел на биде их стебаный батл, тут меня прорывало, и я уже за стол с ними не садился.
Обо всем ведь не расскажешь.
Я погляжу, когда вам наплюют в самую душу. А главное, ради чего — ради скидки. Я молчал.
Молча бакланил у себя в комнате чипсы там, шмипсы разные. И никого не хотел видеть — ни дружбанов, никого. Телефон звякнет, а меня вроде как дома нету.
Что ни день, я все глубже въезжал, до чего страхолюдина у меня мамуля.
Такая, что вовек в политику не сунется — с ее-то вздутыми веняками и желтыми от курева пальцами.
Страшна как смертный грех. И как только я любил ее в детстве?
Папуля тоже весь трещал по швам.
Короче, пора, пора уже было ушатать их обоих.
Ну, выхожу я тут под вечер из своей комнаты и говорю: решил я типа вас обоих списать.
Те на меня только гляделки свои поношенные выкатили, видно, ушам не поверили, что я с ними вообще заговорил. С чего это, спрашивают.
А с того, что неплохо бы для начала бадусанчик сменить.
Они как заржут.
Ну, поднялся я в свою комнату и взял консервную банку из-под томатов. Она у меня для ночной жрачки заныкана.
Вернулся в кухню и запер дверь на ключ.
Я рявкнул матери, что она последняя чувырла и что ей надо было вырезать матку до моего зачатия.
Отец вскочил и замахнулся на меня. Но я не оплошал и так вмазал ему по яйцам, что он тут же с копыт долой.
Мать бросилась к нему с диким ревом. Она выкрикивала что-то бессвязное и от этого казалась еще старше и смешнее. Я всадил ей острую консервную крышку в горло. Ручьем хлынула кровь. Мать визжала, как свинья.
Отца я оформил тесаком для замороженных продуктов.
Тошно было смотреть, как они подыхали, давясь кровавой блевотиной.
Всю плитку на полу перемазали. Кровища все лилась и лилась. А эти стали другого цвета.
Я потопал наверх и сгреб два батла (один они уже испузырили) их поганого бадусана.
Притащил батлевичи на кухню, поставил на стол. А после продолбал мамашин череп молотком для отбивки мяса.
Липкие мозги вытекали медленно. Шматки волосатой кожи отдирались как скотч.
Отцовская башка была вроде мягче. То ли это я по ней хряпнул как полагается.
Я вывалил их мозги в раковину и хорошенько промыл черепки моющим средством Scottex.
Потом я налил в черепушки Pure & Vegetal: пусть до них дойдет, что
Междусемейчик
Моей жене Винченце 32. Винченца — Рыба. Раз она мне и говорит, давай, что ли, говорит, закрутим стори с другой парой, посексимся вновяк с теми двумя, говорит, хватит уже одну жвачку пережевывать. Тебя, поди, со мной ломает, говорю. Что за дела, Эудженио, 50, Стрелец, не нависай — чем киснуть, давай подпустим свежачка: ты с другой, я с другим, короче, махнемся парами, говорит.
Лады, устроим дашь-надашь, только я что-то не въеду, где ты их наколола, говорю, ну, типа встретила где, да встретила, говорит, вот она и толканула мне про обмен парным-то опытом, сам увидишь, пара в умат, погребли, чего там, говорит.
Лады, даешь, говорю. Приводит меня домой к этим двоим. Франческа, скважина такая, годов 20-22, мужик ее, чувик такой, годов 26-27, Марко, хохотун, я все никак не въеду, думаю, сон это или что, жена вроде всегда при мне была, типа верная и все такое, а тут опаньки — утопала в ту комнату с этим чувилой Марко, а я опаньки — сижу, где сидел с этой лоханкой Франческой, вот это лоханка, думаю.
Ты раньше когда парами махался, говорит, нет, не махался, говорю. Глянул я на лоханкины ляжки, глянул на дуло, на буфера глянул, глянул на мимо-юбку, да брось шугаться, говорит лоханка, я не шугаюсь, говорю, просто все думаю, сон это или что, говорю.
Не, но ведь эта сучка, моя законная, с этим чувилой Марко там, а я-то тут, дырокол стояком, лоханка развалилась по креслу — с ляжками, мимо-юбкой и всеми делами для вздрючки, подойди, говорит, реальный, ты меня зацепил, и ты меня зацепила, говорю, сам потею весь.
Не, но эта-то, сучара, моя-то, с этим чувилой все там, я гляжу на чуву, чува все ближе так ко мне, ближе, твоя-то щас с моим, поди, прутся вовсю, давай, что ли, и мы попремся, чего уж, давай попремся, ах, моя-то, говорю, сучка, говорю.
Тут моя-то как раз и заходит, с этим чувилой заходит так стёбно, типа ржачка у нее, ты чё там с этим чувилой настебала, ору, она говорит, ты не ори, говорит.
Твою мать, ты чё там настебала с этим карелом, говорю, чё настебала, говорю, с этим гнусом там.
Да не парься ты, говорит чувилова лоханка, нет, я припарюсь, мне знать охота, мать вашу, щас спалю на хер эту хату и вмочил сучаре по сосалам, да ты не парься, нет, мать вашу, у нас тут свой «Междусемейчик», говорит эта прошмондяйка, да мне по херу, чего у тебя там, остынь, Эудженио, ты чего, это же та программа с Альберто Кастанья и Раффаэллой Троттой, ну та, где «увидимся через мгновеньице, через вот-вот, через скоренько», «Красотулька», если ростом ты не меньше метр семьдесят, а размерчик 42, то можешь поучаствовать в «Красотульке», трансляция из бухты Габиччи, купальник Cotonella, вино Ronco, дернул — и открылось, булочка с сыром и фруктами, молоко Plasmon без красителей, с сыром и фруктами, делай раз, делай два — надежная очистка деревянных покрытий новым моющим средством — и никакой воды, пристегни ремень, мальчик, где это мы, вроде как Египет, вы в Гардаленде, мои тапочки с супинатором Sanagens — это что-то, спрашивайте в ближайшей аптеке Vichy, эффективная помощь в борьбе с целлюлитом, чего зря названиваешь по 144-11-429, эта прихехешница из Сан-Ремо, не Колль, а та, другая, беляночка, та, что носится по улице в одних трусиках, без китового уса бюст заценит вся туса, скоро на Canale 5 с Харрисоном Фордом, в рубрике «Вот ТАКОЕ кино».
С возвращением вас на Canale 5, с возвращением на «Междусемейчик» по пятому каналу, передача это такая, дотумкал, что ли, говорит супружница-то, прикололи мы тебя, чтобы на передачу Кастаньи попасть, чтобы похохмить на телевидении, что ты делаешь, не надо, но я уже вопрос не шарил, Кастанья там, пятый канал шли мимо, какой канал, какое телевидение, жена — шалава, остальное до фени, до такой фени, мать вашу, что я проломал чердак той шмаре, что сидела там рядом, пятый канал, говоришь, мать вашу, голосил я, тут явились мужики, вышли прямо из стены, ты чего тут отмочил, говорят, совсем уже башню снесло, чего отмочил, говорят.
В койке с Магалли
Мне 52 года. Я крашеная блондинка. Меня зовут Мария. Мой знак — Близнецы.
Моя мечта — переспать с Магалли. Магалли похож на моего мужа, но он знаменит.
Если я пересплю с мужем, никто и слова не скажет. А вот если с Магалли — скажут все.
Народ торчит, когда кто-то с кем-то переспал. У нас ведь с этим делом примерно одинаково. В койке все равны. Только некоторые знамениты. Ты на них постоянно смотришь и думаешь: вот бы это перепихнуться с тем, который сейчас разводит, а сама сидишь себе, уставилась в ящик, жуешь, рядом муж, свекровь, дети там.
Не то чтобы Магалли лучше Костанцо или других, нет, он даже и не самый красивый, красивее всех Чекки Паоне, который в подтяжках, или Федэ, видавший виды мужчина, а в сексе это как раз что надо.
Просто с Магалли чувствуешь себя уверенней, ясно, что он без глюков и не подкатит к тебе с какой-нибудь шизой вроде той, что просит муж, когда звонит по 144, ну типа тухас ему полизать; такого Магалли себе никогда не позволит, он у всех на виду, это вам не телефонная шлюшка.
Магалли, он когда на звонок отвечает, то отвечает с юморком, как и полагается человеку основательному, с ним ты всегда в своей тарелке, хоть он и хлестко иногда так вставит, но без перегиба, короче, птицу видно по полету; к тому же и росточка он небольшого, и брюшко у него, я скажу, располагающее, в общем, на такого мужчину можно смело положиться, это тебе не какой-нибудь там сквозняк; он, правда, с экрана-то и не слезает, каждый божий день по телику, все на него в оба смотрят, тут хочешь не хочешь, а покатишь публике.
Я бы дернула с Магалли в какое-нибудь не очень занюханное местечко, можно просто на пляж. Пусть все видят, как мы гуляем. Смотри-ка, она с Магалли! А кто это там с Магалли? Кто такая, почему не знаем?
Или нет, лучше остаться здесь, во Флоренции, и пойти с Магалли к парикмахеру. Подруги скажут, глянь-ка, это же Мария с Магалли. Говорю тебе, точно Магалли! И когда только успели познакомиться? Неужели он? Да он, он. А я так прильну к нему, возьму под руку, и прямиком в Сан Фредьяно. А в небе луна огроменная, и мы берем по неаполитанской пицце в нарезку.
Вубинда
С тех пор, как на ТВ заправляет Берлускони, перестали показывать Вубинду — бледного швейцарца, бегущего по саванне. От правых и не того еще дождешься.
Меня зовут Джузеппе. Мне тридцать один. Овен. Я левый. Как и Вубинда. Когда был Вубинда, мы все были заодно. С пластинки неслось: «Вубинда, помоги мне. Вубинда, помоги!» Те парни пели еще и «Фурию». «Фурию» сейчас тоже не показывают.
Однажды «Фурию» пустили снова. Это было уже не то. И заставка — полное фуфло. Под такую не помечтаешь. А моему поколению так нужно мечтать.
Мое поколение верит во что-то новое. Нынешний молодняк про Вубинду слыхом не слыхивал. И про Фантомаса тоже.
Вечером я попадаю в дом через окно. Я всегда вставляю новое стекло после того, как вломился в дом через окно.
Если бы в саванне были окна, Вубинда тоже входил бы через окна и тоже разбивал бы их. Когда-нибудь не станет больше лесов. И Вубинды не станет. Как на сегодняшнем телевидении, где его уже нет.
Но он есть. Как будто время остановилось. Он есть во мне.
Он в тех, кто еще может что-то сказать. Он дает силы тем, кому сейчас тридцать.
И помогает разобраться, как быть дальше.
Моя сестра смутно помнит Вубинду. Когда его показывали, ей не было еще десяти. Для нее Вубинда — просто парень, который кричал перед самым ужином. А что к чему, она не помнит и даже забыла, какое у него лицо.
Зато она хорошо помнит Барби-папу.
Барби-папу из семейства Барби. А нашим любимцем был Барби-мохнатик.
Это был всего лишь мультик, а мультик не в счет. Это был правый мультик, мультик Ломбардской Лиги, потому что он ничего не говорил людям. Не то что Вубинда. Вубинда сплачивал нас. В 1979 мы выходили по вечерам из дома, и звонили в колокольчики, и знали, что мы вместе, рука об руку, а теперь сил уже м
Вибраволл
Меня зовут Стефания. Мне двадцать семь. Я Овен, восходящий к Тельцу. Моего мужа зовут Джанни. Ему сорок, он маклер.
Я поэтесса и редактор женской газеты. Веду рубрику писем. В письмах — сплошное сюсюканье. Жёвано-пережёвано. Сил нет. Отбарабанив в редакции, я еще долго потом рулю, чтобы маленько расслабиться. А недавно купила сотовый — теперь оттягиваюсь покруче.
Марка моего сотового Sharp TQ-G400.
Размеры: 130x49x24 мм. Вес: 225 г. С обычной батарейкой.
Пониже кнопок вызова и окончания связи есть две такие клавиши со стрелочками. Нажимая на них, я просматриваю меню и выбираю нужную функцию.
Экранчик просто загляденье, гораздо симпатичнее, чем в Pioneer PCC-740. Это тот, что у Марии.
На моем показаны уровень сигнала, заряд батарейки, время, а еще включен телефон или выключен.
А еще там есть малюсенькая такая мигалочка: если телефон положить в комнате или в машине, она показывает, заряжена батарея или уже садится.
В памяти сохраняются последние десять звонков.
Бывало, пилишь по автостраде, пилишь: пора чуток и релакснуться. Тут я набираю Джанни и говорю:
— Давай, что ли, поколбасимся?
Ну, он и выдает:
— Ща бы я полизал тебе передок, дешевая ты давалка.
Я еду и чувствую, как там у меня становится влажно.
Обычно Джанни звонит с биржи. А на бирже вечно такой гвалт, что никтошеньки не слышит, о чем там мой Джанни трёкает по своему мобильнику марки Ericsson EH-237 за 1.583.000 лир.
В память его трубы можно забить аж до 199 номеров. И автодозвон на шесть номеров имеется.
Сотовый мужа на 20 г легче моего. Размеры: 49x130x23 мм.
И антенна у него не выдвижная, а витая.
Так вот, по этому самому Ericsson EH-237 муж звонит мне, пока я сижу за баранкой, и мы с ним типа колбасимся. Приколись!
Мы с мужем современная пара. Когда-никогда, а выбираемся в sex shop «Голубой Дунай», рядом с аэропортом. Подкупить разных там примочек. Нет, с этим делом у нас все тип-топ. Просто другой раз охота уже и по полной схеме оторваться. В прошлый вот заезд оставили 119.700 лир.
А взяли фаллос без вибратора, но со впрыском за 34.900; вибратор «Дуэт» анус-вагина за 49.900 и китайские виброшарики за 34.900.
Только я вот что скажу: если ваша пара без конца в разъездах, вроде нас с Джанни, то у вас обязательно должен быть Вибраволл.
Вибраволл — это даже не жужжалка, а бесшумная такая дрожалка для сотовых. Мой муж вставил мне ее в попенцию на годовщину нашей свадьбы.
А перед этим сказал:
— Дай-ка я загоню тебе в соседку приборчик.
Ну, думаю, какой-нибудь латер со впрыском или без, с вибратором или без, с залупоном или без, в общем — приборчик в попень.
Но это был Вибраволл.
Муж вышел из комнаты и позвонил со своего Ericsson EH 237 на мой Sharp TQ-G400.
Вибраволл тут же задрожал. Это был сигнал звонка. От него я так оттопырилась, такой словила кайф, какого у меня отродясь не бывало. Я просто потеряла голову. До меня вдруг дошло, что в наши славные времена благодаря технике с милым можно ой как заторчать. Я только бешено мычала. А приборчик все жжж-жжж у меня в попце. Я не выдержала, встала с кровати и взяла с комода мой сотовый. Мне уже было до фонаря. Я завелась как распаленная блядь.
Я вовсю нашарпывала свою щелку: вверх-вниз, вверх-вниз. Маленькая упругая антенна так теребила клитор, как могут теребить только антенны Sharp . И вот подкатил ломовейший оргазм. В комнату вошел муж. Он был потрясен: Скорпион под знаком Льва. Правой рукой он прижимал к лиловому члену мигающий Ericsson EH-237. Муж высунул язык и проворковал:
— Я люблю тебя, моя зайка.
И тут я растеклась. Ох, как я растекл-а-а-ась.

лот номер два
Вермичино
Сейчас о важном. Может, как раз важнее всего помнить о чем-то вроде Вермичино.
Вот случится с тобой такое и застрянет где-то внутри тебя. Пройдет время, и ты вернешься к нему, захочешь вспомнить, а оно туточки. Ничего с ним не сделалось. Бери да внукам рассказывай. Все как было.
Вермичино я помню хорошо.
Может, в моей жизни лучшей-то минуты и не было. Только давай по порядку. Свет уже погасили, но никто не ложился. Все смотрели Вермичино. По телику. Молча. Ночь напролет. Чем дольше смотрели, тем глуше становилась ночь. Нас были миллионы, а он там — один.
Он старался не умереть. Он говорил об этом в микрофон всем телезрителям. Альфредино Рампи говорил, что не хочет умирать. А мы были здесь.

Нове Альдо - Superwoobinda => читать книгу далее


Надеемся, что книга Superwoobinda автора Нове Альдо вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Superwoobinda своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Нове Альдо - Superwoobinda.
Ключевые слова страницы: Superwoobinda; Нове Альдо, скачать, читать, книга и бесплатно
 плитка керама марацци напольная рекомендую ПлиткаОбои ру в Москве      сайт https://plitkaoboi.ru/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/mebel-dlya-vannyh-komnat/zerkalnye-shkafy/