Левое меню

Правое меню

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Подумала так Ксения, с дедом своим посоветовалась, и решила внучке не препятствовать, а помочь, чем сможет. Степан не так оптимистично смотрел на планы Зои, ему все мерещились непорядочный люд, который мог на пути Зоечки их встретиться, а уж тем более в столице, где к провинциалкам известно, как относятся. Слышал он много историй разных, ребята на заводе да во дворе столько всякого сказывали, что уши не выдерживали.
— Да как же ты своими руками внучку нашу на дорожку дурную отправить хочешь! — бушевал он поначалу, колотя от злости топором по бревнам.
— Не на дурную дорожку, а учиться, разницу чуешь, дед? — твердо сказала Ксения, наблюдая за ним с порога с незаметной улыбкой. Знала она, что дед поворчит-поворчит, да с ней все равно согласится.
— Да разве же она там сможет учиться? Она, конечно, не дурочка, но ведь этого в наши времена маловато будет. А как найдется ирод какой, желающий ее охмурить? Таких в большом городе предостаточно, пообещают золотые горы, она и поверит, как Верка наша.
— Ты ее с Верочкой покойной не сравнивай, у Зои голова на плечах гораздо крепче держится, она знает, чего хочет. Ну, а если не получится, значит, судьба такая. Но попробовать мы ей запретить не можем. Ну что ее ждет здесь? Работа на фабрике или в школе? И так всю жизнь лямку тянуть, без просвета всякого? Без надежды?
Дед махнул рукой. Все равно не переубедишь их, женщины всегда на своем настоят, пусть делают, что хотят. Да потом не говорят пусть, что не предупреждал он их.
Окончила Зоя школу и стала собираться в путь-дорогу. Собрала свой небольшой клетчатый чемоданчик, купила билет на поезд на бабушкины сбережения, взяла с собой немного на первое время. Перед дорогой Ксения вспомнила об изумруде. Подошла к своему комоду, вытащила мешочек заветный и вручила внучке своей.
— Я не знаю, милая, что ждет тебя в этой жизни, как она сложиться, твоя судьба, но эту вещь, этот камень, я передам тебе на счастье, как это сделала моя мама, а до этого и ее матушка. Мамуня моя говаривала, что камень этот драгоценный, изумруд, больших денег стоит, но я никогда не проверяла, потому сказать, правда это или нет, не могу. Дочке своей я его передать не успела, теперь вот тебе отдаю. Может, принесет он тебе счастье.
Зоя разглядывала подарок, приблизив к глазам, на просвет солнечных лучей, дивясь красоте и переливам изумрудной зелени. В этот момент она почувствовала, что исходит от камня нечто теплое и завораживающее, притягивающее, как магнит. Поддавшись инстинкту, прижала она изумруд к щеке, словно живого.
— А откуда он у бабушки взялся? Ведь не была она никакой богачкой, откуда же драгоценный камень в ее запасах взялся?
— Говорят, подарили ей, вроде, влюбился один купец восточный в нее и подарил в знак любви. От него и пошли в нашем роду детки с темными волосами, как у тебя. Раз в тебе гены купцовские проявились, может, и подарок его тебе пригодится по-настоящему. Главное, чтобы он охранял тебя от бед всяческих и напастей.
Я, чего уж скрывать, долго ждал этого момента и по-своему такому развороту событий способствовал. Кому понравится лежать без дела в темноте и сырости? Так и потускнеть недолго. А потому как вырваться из затхлого шкафа мне хотелось не менее сильно, чем Зое из ее городишка. Насмотревшись в жизни всякого, я понимал, что никакого светлого будущего, блеска и славы мне здесь не дождаться, никто меня здесь не оценит по достоинству, никто не поймет, что за сокровище находится в их руках. Изумруд ведь не живет, пока его не носит обладатель, если лежать все дни в запертом шкафу, то никакой силы проявить невозможно. Поэтому, прослышав, что Зоя собралась в дальний путь, я лежал в своем стареньком бархатном мешочке и уже ожидал своего момента, тысячу раз перевернувшись от нетерпения.
Зоя, новая моя хозяйка, спрятала мешочек с подарком поближе к груди, чтобы не украл кто по дороге, поцеловала Ксению и Степана, прослезилась на мгновение и выпорхнула из родимого гнезда, обещав писать и звонить при любой возможности. И отправились мы с ней в новую жизнь. За счастьем. За свою долгую жизнь много я повидал таких вот светящихся надеждой глаз, но многие ли из них находили то, что искали? Знаю, но не скажу.
Глава 2
Винтик случайности в махине закономерности
Полина сидела в кофейне у окна и не спеша пила кофе. Она часто заходила сюда по утрам, перед тем, как продолжить день, занятый важными и не очень делами, кое-что на фирму мужа занести, кое-что оттуда забрать, по магазинам пройтись, к знакомым заскочить, так и день пройдет. Но как бы он не прошел, важно начать его хорошо. А когда начинаешь день с чашечки ароматного кофе, то можно сказать, что утро удалось. Сидящие за соседними столиками исподволь разглядывали ее, так как не обратить на Полину внимание было очень трудно. Высокий рост, длинные, красивой формы ноги, складная и пропорциональная фигура — все это смотрелось очень эффектно. И хотя она и не обладала особо пышными формами, а была скорее похожа сложением на женщину-мальчика, общего вида это не портило, а лишь добавляло изюминку. У нее были густые рыжие коротко остриженные волосы, белая, без веснушек, кожа, и на фоне этой чистой мраморной кожи ее выразительные карие глаза смотрелись очень впечатляюще. Пытливый, с искринкой, взгляд глаз чайно-карего цвета, мягкая мечтательная улыбка, изгиб неприкрытой волосами длинной шеи, сочетание уверенности и уязвимости в одном лице… Добавьте к этому образу незатейливый, но очень элегантный льняной летний костюм и вам станет тогда понятно, почему на нее оглядывались не только сидящие в кафе люди, но и прохожие, замечавшие ее с улицы через окно кофейни. Такой я увидел ее в первый раз. Если вы верите, что камни могут влюбляться, то это был как раз мой случай. Полина меня просто очаровала с первого взгляда.
К тому времени Зоя переселила, наконец, меня из старенького протертого мешочка в свое простенькое серебряное колечко, которое однажды подарила ей Ксения, сказав, что это было мамино. Колечко, конечно, само по себе совершенно не соответствовало мне, но что было делать, на большее у Зои денег не было, и я был и так безмерно благодарен ей, что она привязалась ко мне по-настоящему и вытащила на свет Божий и я, наконец, получил возможность наблюдать за миром воочию, так как колечко это она носила практически не снимая. Я знал, что судьба подкинет нам с Зоей перемены, что-то необычное и значительное, что сможет изменить нашу жизнь, изменить к лучшему. И, когда я увидел Полину, то сразу понял — она и есть наш поворотный пункт.
Полина допила свой кофе и сидела в ожидании второй чашечки. Принесла ей его на подносе Зоя, которая уже несколько дней работала в этой кофейне официанткой. Полина с интересом заглянула на Зою. Она раньше никогда не видела эту девушку в кофейне, видимо, новенькая, решила она. По внешности Зои невозможно было сказать, кто она по национальности. С одной стороны, миндалевидный разрез глаз, темные волосы и едва уловимая смуглость ее кожи выдавали в ней восточное происхождение, с другой, было в ней нечто, быть может, взгляд, осанка, янтарно-чайный цвет глаз, что заставляло задуматься о возможности любопытной смеси кровей у этой девушки. Сочетание невысокого роста с хрупкими линиями фигуры делали Зою похожей на изящную статуэтку. Если Полина напоминала царственную тигрицу, то Зоя была больше похожа на гордую лань, и спокойное достоинство, с которым она держалась, сильно отличало ее от всего остального персонала кофейни, именно поэтому Полину так заинтересовала новенькая. И еще была в глазах официантки некая глубоко затаенная грусть, которую та старательно сдерживала, не давая выпрыгнуть наружу, дабы другие не жалели ее. Этого Зоя боялась больше всего. Жалости окружающих. Пока другие не жалеют, и ей легче верить в то, что все у нее хорошо.
— Вы здесь новенькая?
Зоя вздрогнула от неожиданного вопроса и внимательнее взглянула на Полину. Обычно клиенты ограничиваются заказами, не задавая лишних вопросов.
— Да, — коротко ответила она, осторожно перенося поднос с кофе, сахарницей и сливками на стол.
— Вам здесь нравиться? — Полина знала, что вопрос звучит довольно глупо, но уж очень ей хотелось подольше задержать эту девушку около себя.
— Да, — так же коротко ответила Зоя, — Вы что-нибудь еще желаете?
— Нет, спасибо, пока все, — широко и искренне улыбнулась Полина, и на лице Зои наконец-то произошло видимое движение и губы ее расплылись в еле заметной застенчивой улыбке.
Пока Зоя обслуживала другие столики, Полина достала свой блокнотик и стала делать зарисовки. Это было ее хобби. Если она встречала интересных людей, или что-то необычное, красивое, захватывающее ее воображение, она непременно хотела запечатлеть это в своих зарисовках. Она никогда не училась живописи, но рисовала по наитию, просто в свое удовольствие, изредка показывая свои зарисовки только самым близким людям. А вообще по образованию она была филолог, окончила романо-германский факультет, но по специальности не проработала ни дня. Пока она пробовали себя в разных ипостасях и искала место, где может приложить свои знания, она вышла замуж и Никита, ее муж, сказал, что она сможет помогать ему на фирме переводами поначалу, а потом они вместе придумают, чем ей можно будет заняться, если будет в этом необходимость. История ее замужества до того невероятна по набору совпадений, что если бы мне кто рассказал раньше, что так бывает, я бы не поверил. Но случаются в жизни еще такие удивительные цепочки случайностей и неожиданностей, и история эта заслуживает того, чтобы я на ней остановился поподробнее.
Закончив университет и получив диплом филолога, Полина Листьева отправилась на поиски работы, не имея ни малейшего представления о том, чего она хочет. Она никогда не была законченной карьеристкой, но и не страдала синдромом «ничегонеделывания». Будучи приученной средне обеспеченными родителями полагаться на саму себя после достижения определенного возраста (хочешь личной свободы, научись жить самостоятельно!), Полина имела вполне определенные представления о независимости, но не очень ясные представления о том, как эту независимость обеспечивать. Родители, Светлана Николаевна и Борис Павлович, самостоятельность дочери поощряли и считали, что со своей стороны уже вложили в нее все, что могли, и теперь настала ее очередь думать о своей жизни.
Она знала английский и немецкий языки, владела навыками работы с компьютером, но не слишком представляла, где она это может приложить. В то время, когда она только поступала в университет в начале девяностых, знание иностранного языка было не очень распространенным и те немногие переводчики и учителя английского языка, которые могли этими знаниями похвастаться, имели большой шанс получить хорошо оплачиваемую работу в какой-нибудь иностранной фирме, не имея никакого другого специального образования за плечами. Знание языка на несколько лет стало одним из самых спрашиваемых. Однако, это смекнула не только Полина, но и другие, и к тому времени, когда Полина окончила университет, выяснилось, что на рынке труда уже появилось большое число молодых людей, имеющих в своем арсенале не только специальности, нужные международным представительствам и фирмам, но и знание как минимум английского, полученным за несколько месяцев курсов иностранного языка. Конкуренция невероятно возросла и Полине пришлось немало побегать, пока она не устроилась на работу офис-менеджером в индийскую фирму, занимающейся продажей копировального оборудования. Работы было невпроворот, индусы экономили на рабочей силе, как могли, и в и итоге на Полину свалили обязанности не только офис-менеджера, но и ассистента по продажам. Природное обаяние значительно помогали ей сбывать продукцию фирмы и ее стали отправлять по различным регионам, для того, чтобы налаживать там связи и проталкивать товар.
Зарплата была не ахти какая, работы выше крыши, поездок много. Полина не испытывала никакого восторга от своей работы, но альтернативы пока не было. Ко всему прочему, через несколько месяцев после начала работы выяснилось, что у ее шефа были на нее не только профессиональные виды, но и личные, вполне конкретного характера. В Полинины планы это никак не входило, и, получив отказ на свои домогательства, шеф к Полине видимо охладел и всячески портил ей жизнь. Отправив ее однажды в очередную командировку, шеф и не представлял себе, что отправляет ее прямиком за своим счастьем, так как именно там Полина умудрилась познакомиться в гостинице с парнем с глазами василькового цвета, который оказался не только ее земляком по городу и даже району, но и вообще отличным парнем, умеющим ее рассмешить, вызвать блеск в ее глазах, в общем, зажигающем в ней ту самую искру, отсутствие которой угнетало Полину уже давно.
Судьба играла с ними в забавные игры с самого начала знакомства. Когда Полина приехала в провинциальную насквозь гостиницу старого образца, встретили ее там не слишком радушно.
— Милочка, Вы никак не можете остановиться в номере-люкс, так как их всего два, и один уже занят, а второй забронирован на даму из одной солидной иностранной организации и мы ее ждем с минуты на минуту! — важно внушала Полине дежурная из регистратуры.
— Так я и есть та самая …дама, — устало пыталась объяснить Полина, ясно читая в глазах дежурной все, что та думает о том, как такие пигалицы, как Полина, попадают в подобные организации. После ужасного перелета с задержкой рейса сил реагировать на чьи-то мысли у Полины уже не оставалось, ей бы добраться до душа и кровати. Ключ она получила, номер оправдал все ее ожидания, вернее будет сказать, неожидания от гостиницы подобного класса. Вдобавок ко всему, ногу ее укусила какая-то тварь и нога эта распухла до внушительных размеров. «Ну не сидеть же так весь вечер», подумала Полина, и решила заняться хотя бы лечением укуса. Так как представление о том, какое требуется лечение, она имела очень слабое, то первым, что пришло ей на ум, был спиртовый компресс. Спирта, естественно, у нее с собой не имелось, а куда же вечером пойти за спиртом в незнакомом городе, как не к дежурной в регистратуре? Так она и сделала.
— Мне нужно немного водки, грамм 50, не подскажете, где можно найти? — спросила Полина, читая в глазах дежурной продолжение ее осуждающих мыслей по поводу современной молодежи.
— Да мне для компресса, понимаете, — попыталась объяснить Полина, — у меня нога распухла. Может у вас здесь что-то типа медпунтка есть?
— Есть, — выражение лица дежурной сменилось с осуждающего на подозрительное. — По коридору первая дверь направо. Только вот вряд ли вы там кого-нибудь застанете в такое время.
Попытка не пытка, подумалось Полине, и она храбро заковыляла по коридору. Как ни странно, свет в нужной комнате горел и там даже обнаружился некий молодой человек, очевидно врач (кому же там еще быть?), и хотя он не был в белом халате (а чего еще ожидать в таком захолустье в неурочное время?), он деловито разбирал склянки в шкафу.
— Здравствуйте, к вам можно? — не дождавшись разрешения, Полина проковыляла к кушетке. — У меня тут укус на ноге, распухло, вот. Помочь сможете?
Парень обернулся, внимательно посмотрел сначала на Полину, потом на укус, потом, подумав о чем-то секунду, деловито повернулся к шкафу и продолжил перебирать склянки, бормоча себе под нос «Так, укус, значит, опух, так-так…».
— Вот! Нашел, это то, что вам нужно! — радостно провозгласил врач и направился к Полине, на ходу открывая бутылочку с жидкостью, имеющей запах нашатырного спирта.
Сделав компресс и, немного неловко перевязав его, врач слегка насмешливо взглянул на свою пациенту.
— И что же такая милая девушка делает в такой глуши да еще и с таким укусом?
— А вы у всех своих пациентов такие детали спрашиваете? — огрызнулась Полина, сообразив через мгновение, что даже не сказала спасибо. Этот факт и удивительно обаятельный взгляд молодого врача смягчили ее сердце.
— Вообще-то, спасибо, — буркнула она. — А вы всегда так допоздна работаете?
— Нет, не всегда, по крайней мере здесь, — почему то засмеялся врач.
— Так вы здесь на стажировке?
— Ну типа того, — последовал уклончивый ответ.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35