Левое меню

Правое меню

 https://PlitkaOboi.ru/plitka/gayafores/origen-148245-collection/      Тут большой ассортимент цветов 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он рассказал бы Лорлену всю правду».
Сонеа была уверена, что Лорлен понимает, как ей тяжело. Если б он узнал что-то новое, то обязательно поделился бы с ней.
Внезапно девушка вспомнила про кольцо с красным камнем на пальце у Лорлена. Уже больше года в городе ходили слухи, что серийный убийца носит перстень с рубином.
«Это просто совпадение, — подумала Сонеа. — Я хорошо помню мысленный контакт с Лорленом! Такой человек просто не способен на убийство!»
Сонеа поднялась на крыльцо Резиденции.
А что, если это был вовсе не наемный убийца, а, скажем, сачаканский дипломат? Он узнал о преступлениях Аккарина, приехал в Гильдию, хотел рассказать правду, Аккарин заманил его, убил…
«Хватит!» — встряхнула головой Сонеа. Уже полгода все ее мысли бродили по замкнутому кругу. Каждый раз за традиционным обедом в первый день недели ей мучительно хотелось спросить Аккарина, зачем он занимается черной магией, но она по-прежнему молчала. К чему спрашивать, если ты не уверен в искренности собеседника?
Решительно открыв дверь, девушка вошла в гостиную.
Под потолком мерцал световой шар. Высокая фигура в черном поднялась с кресла навстречу Сонеа. Девушка постаралась подавить почти инстинктивный страх, охватывавший ее каждый раз при виде наставника. Уголки губ Аккарина слегка дернулись, словно он хотел улыбнуться, но внезапно передумал.
— Добрый вечер, Сонеа.
— Добрый вечер, Высокий Лорд, — с поклоном ответила ученица.
Аккарин приглашающим жестом указал Сонеа на дверь, ведущую наверх, в столовую. Поставив шкатулку с конспектами на стол, Сонеа скользнула на лестницу, словно напуганная мышка. Высокий Лорд поднялся вслед за ней.
В столовой они уселись на обычные места за большим столом. Такан, слуга Аккарина, поклонился хозяину и его ученице и вышел.
— Чем вы занимались сегодня? — спросил Аккарин.
— Архитектурой, — вежливо ответила Сонеа. — Мы проходили методы обработки камня.
Этот ответ почему-то поверг Аккарина в задумчивость. Такан вернулся с большим подносом. Расставив на столе горшочки, вазочки и блюда с кушаньями, слуга вновь удалился. Аккарин наполнил лакомствами тарелку Сонеа, затем начал выбирать еду для себя.
— И как тебе обработка камня? По-твоему, это легко или трудно?
— Сначала было трудно. Потом я, кажется, поняла… Это чем-то похоже на Целительство.
Аккарин пристально посмотрел на нее.
— Вот как! А в чем же разница?
— У камня нет естественной границы. В отличие от тела, у него нет кожи.
— Это правда, но барьер можно создать и искусственно…
Аккарин внезапно остановился. Казалось, он к чему-то прислушивается. Затем Высокий Лорд неожиданно поднялся из-за стола, резко отодвинув стул, и взглянул на свою ученицу:
— Мне нужно идти. Приятного аппетита, Сонеа.
Сонеа удивленно посмотрела на недоеденный обед. За полтора года она неплохо изучила привычки Высокого Лорда. Несколько раз ей уже приходилось обедать в одиночестве (чему она была несказанно рада), но только однажды на ее памяти Аккарин поднялся из-за стола до десерта. Девушка недоуменно пожала плечами и вернулась к еде.
Когда Сонеа доела, вошел Такан и принялся собирать пустую посуду. Она заметила напряженную морщинку между бровей слуги.
«Он чем-то встревожен», — подумала Сонеа.
По коже девушки побежали мурашки. Чего Такан боится? Прихода очередного убийцы? Внезапно Сонеа захотелось поскорее вернуться в Университет, оказаться в суетливой толпе учеников…
— Десерта не нужно, Такан. Спасибо.
Его лицо чуть заметно дрогнуло. Сонеа стало стыдно — верный слуга Аккарина был прекрасным поваром, и она наверняка обидела его той поспешностью, с которой отказалась от сладкого. Он, должно быть, приготовил на десерт что-то особенное, а они оба уходят, даже не попробовав.
— Десерт… не испортится до вечера? — нерешительно спросила она.
Не в первый раз она заметила скрытую усмешку в глазах Такана. За его неизменно ровной почтительностью скрывался острый ум.
— Нет, госпожа моя. Принести его вам в комнату после занятий?
— Да. Спасибо. Такан поклонился.
Спускаясь по ступеням, Сонеа думала о таинственном слуге своего наставника. Аккарин забирал у него силу, но это, похоже, не причиняло Такану вреда. В день «покушения» черный маг сказал, что его преданный слуга — из Сачаки. Но если сачаканцы ненавидят Гильдию, почему один из них служит Высокому Лорду? И почему Такан иногда, словно оговариваясь, называет Аккарина «хозяин», а не «господин мой»?
Когда появился посланник, Лорлен диктовал своему помощнику, лорду Оузену, заказ на строительные материалы для Гильдии. Прочитав записку, Лорд Распорядитель тяжело вздохнул:
— Передай главному конюху, чтобы немедленно заложил карету.
— Да, господин мой. — Посланник поклонился и вышел.
— Снова к капитану Баррану? — спросил Оузен.
— Боюсь, что да. — Лорлен взглянул на помощника, занесшего перо над листом бумаги. — Заказ стройматериалов отложим на завтра. Я потерял нить размышлений.
Оузен вытер перо.
— Надеюсь, Барран нашел убийцу. Спокойной ночи, Лорд Распорядитель.
— Спокойной ночи, Оузен.
Лорлен задумчиво проводил помощника взглядом. Мало что могло укрыться от цепкого ума молодого мага. Когда больше года назад Лорлен начал посещать начальника стражи, Оузен осторожно поинтересовался причиной такого интереса Лорда Распорядителя к будоражившим город убийствам. Лорлен не стал скрывать, что убийца может быть магом, но призвал помощника к молчанию. Подобные слухи только переполошили бы Гильдию. Оузен согласился с доводами Лорлена. А так как он был человеком в высшей степени сдержанным, Лорд Распорядитель мог быть уверен, что его помощник оставит все свои догадки и выводы при себе.
Сам Лорлен до сих пор не знал наверняка, использует ли убийца магию. За все это время было только одно преступление, кидавшее подозрение на владеющего Силой. Умирающий юноша успел рассказать, как убийца нанес ему удар. Ожоги на теле подтверждали его рассказ. Однако с тех пор (а юноша погиб больше года назад) Барран не находил на жертвах никаких следов магического вмешательства.
Подозрения о магических способностях убийцы оставались тайной Баррана и Лорлена. Если бы маги в открытую начали охоту за убийцей, не исключено, что тот обратился бы за помощью к Ворам. Лорлен слишком хорошо помнил, сколько сил и времени ушло на поиски Сонеа.
Выйдя на крыльцо, Лорлен увидел приготовленный для него экипаж. Продиктовав вознице адрес, Лорд Распорядитель сел в карету и, расслабившись, снова погрузился в задумчивость.
«Так что же мы все-таки знаем?» — спросил он сам себя.
На протяжении нескольких недель, иногда месяцев убийца орудовал в трущобах, убивая самых разных людей и совершая над жертвами странный ритуал. Лорлен не так много знал о ритуалах черной магии, но именно они первыми приходили на ум. Затем убийства прекращались на несколько месяцев, а когда начиналась новая серия, ритуал менялся. По мнению Баррана, этому могло быть два объяснения. Либо убийца менял почерк преступления, чтобы замести следы, либо каждая серия убийств совершалась разными людьми.
Немногие свидетели, которых удалось найти, указывали на одну и ту же деталь — убийца носил кольцо с красным камнем. «Такое же, как у меня?» — подумал Лорлен, бросая взгляд на руку. «Камень» в его кольце состоял из магически оформленной крови Аккарина. Узнав, что его тайна раскрыта, Высокий Лорд сделал это кольцо и принудил Лорлена носить его не снимая. Так он мог видеть и слышать все, что видел и слышал Лорлен, — и, при необходимости, читать мысли друга.
Лорлена невыносимо терзала мысль, что таинственным убийцей может оказаться человек, которого он много лет считал своим другом. Правда, Лорд Распорядитель никогда не видел на Аккарине кольца, подобного тому, что носил сам. Возможно, он надевает жуткое украшение, только отправляясь за очередной жертвой? Но зачем? Аккарин хочет, чтобы кто-то видел, как он убивает? Может быть, он действует по чьим-то приказам? Хуже этого уже ничего не придумать…
Иногда Лорлен искренне сожалел, что узнал правду, а иногда терзался, что не разоблачил Аккарина сразу же. Он боялся, что Гильдия не справится, но с тех пор как Аккарин взял в заложницы Сонеа, Лорлен был и вовсе бессилен.
«Если я узнаю, что убийца — он, и найду способ его одолеть, ничто меня не остановит, — яростно подумал Лорлен. — Я готов принести Сонеа в жертву спасению Гильдии!»
«Впрочем, Аккарин это понимает», — пронеслось у него в голове. Чуть не застонав, Лорлен резко махнул рукой, словно желая стряхнуть с пальца ненавистное кольцо.
Не исключено, что Аккарин невиновен в убийствах. В конце концов, именно он велел Лорлену принять участие в расследовании. Впрочем, это ничего не доказывает: возможно, преступник лишь желает знать, насколько Барран близок к успеху.
Карета остановилась. Лорлен с удивлением выглянул в окно. Он и не заметил, что они уже подъехали к Дому Городской Стражи. Капитан Барран приветствовал гостя на пороге.
— Добрый вечер, Лорд Распорядитель! Благодарю вас за столь поспешный визит!
— Добрый вечер, Капитан.
— У меня есть новости. Прежде всего я для вас… Я хочу вам кое-что показать. Прошу вас, следуйте за мной.
В здании было пустынно, и шаги двух мужчин гулко отдавались в пустом коридоре. Лорлен заметил, что лоб молодого стражника изборожден морщинами, словно тот постарел раньше времени.
— Помните, ходили слухи, что Воры тоже ищут убийцу?
— Помню.
— Теперь я знаю наверняка. Они нашли себе осведомителей из числа стражников.
— Осведомителей?
— Я не стал бы осуждать их слишком сурово. Даже достойный человек может принять небольшую мзду в обмен на пару слов. Особенно если есть надежда, что Воры преуспеют в том, что не удается страже.
— Я охотно выделил бы в ваше распоряжение лорда Дэннила, — усмехнулся Лорлен. — Это наш специалист по переговорам с Ворами. Как жаль, что он сейчас исполняет посольские обязанности в Элане.
Барран удивленно поднял брови:
— Я был бы признателен, если б лорд Дэннил поделился со мной столь необычным опытом. Впрочем, напрямую вступать в переговоры с Ворами я не собираюсь. Просто дал стражникам понять, что в данном случае не возражаю против утечки информации. — Барран помолчал. — А теперь о главном. Вы говорили, что хотите осмотреть жертв этого убийцы. Мы только что обнаружили очередной труп, и я приказал принести его в морг. Вы можете осмотреть его прямо сейчас?
— Да, конечно.
Лорлен последовал за Барраном в подвальное помещение. Здесь было гораздо холоднее, чем наверху. Барран открыл дверь.
Резкий запах крепы, ударивший Лорлену в нос, не заглушал отвратительной вони от полуразложившихся тел. На одном из каменных столов в центре комнаты лежал обнаженный труп. Превозмогая отвращение, Лорлен подошел ближе и пригляделся.
Кроме бросающейся в глаза зияющей раны в области сердца у жертвы был неглубокий порез на шее. Выражение лица убитого было странно умиротворенным, спокойным, словно тот не умер в мучениях, а мирно уснул в собственной постели.
Барран принялся описывать обстоятельства, при которых нашли тело. Лорлен почти не слушал — в голове все вертелась беседа, слышанная недавно в Вечернем зале. Лорд Дарлен, молодой целитель, рассказывал друзьям случай из своей врачебной практики.
— Когда мы приехали, он был уже мертв, — говорил Дарлен, — но его жена кричала: «Ну сделайте же что-нибудь», и нам пришлось устроить представление. Я внимательно осмотрел тело.
— И что же?
— После смерти в теле остается еще много энергии, вы знаете. Сердце и мозг умирают сразу, но в других органах еще чувствуется жизненная сила. На этот раз я обнаружил нечто очень, очень странное. Сердечные удары. Очень слабые и медленные, но ошибиться было невозможно.
— У него что, было два сердца?
— Нет, — Дарлен едва сдерживал смех. — Он… он задохнулся, проглотив севли.
Двое целителей расхохотались, но их друг-алхимик был в полном недоумении.
— Не может быть! Севли же ядовитые! Его кто-то отравил?
— Нет, — усмехнулся Дарлен. — Ядовиты только укусы севли. Их кожные железы выделяют вещества, вызывающие галлюцинации и эйфорию. Некоторым нравится. Они держат этих змей во рту…
— Какой кошмар! — Молодой алхимик в ужасе смотрел на друзей. — И что ты сделал?
— Вытащил севли, что ж еще. Бедное животное задыхалось. — Дарлен покраснел. — Я только не учел, что жена не знала про пристрастия мужа. С ней случилась истерика. Кричала, что шагу не ступит домой. Боялась, что там кишмя кишат севли и что одна из них заползет ночью ей в горло.
Двое целителей скорчились от смеха. Лорлен чуть не улыбнулся сам при этом воспоминании. Целители отличались очень своеобразным чувством юмора, но при их профессии это было необходимо.
Однако этот разговор навел Лорлена на мысль. Мертвое тело еще некоторое время полно жизненной энергии, но в теле человека, убитого при помощи черной магии, жизни не должно остаться ни капли. Лорлену нужно всего лишь осмотреть жертву чутьем целителя, чтобы ответить на мучавший его почти год вопрос.
Барран умолк, глядя на Лорда Распорядителя. Превозмогая себя, Лорлен положил руку на труп и направил в него свое сознание.
Первой его реакцией было удивление — это оказалось так просто! Ну конечно, вспомнил он, в момент смерти естественный барьер исчезает. Лорлен обследовал тело более внимательно, но обнаружил лишь едва заметные следы энергии. В теле не осталось ничего живого.
Открыв глаза, Лорлен пристально осмотрел неглубокую ранку на шее жертвы. Теперь он точно знал, что именно этот порез оказался смертельным. Удар в сердце был нанесен для отвода глаз.
«Убийца использует черную магию, — подумал Лорлен. — Осталось понять, кто он такой».
Глава 2. ПРИКАЗ ВЫСОКОГО ЛОРДА
Осторожно взяв со стола дымящуюся чашку суми, Ротан подошел к окну и отодвинул бумажную ширму. В этом году весна пришла в Имардин очень рано. На деревьях и живых изгородях уже пробивались почки. Новый садовник — большой любитель своего дела — разбил несколько ярких клумб с весенними цветами. Несмотря на раннее утро, по дорожкам сада уже торопливо пробегали маги.
Ротан отхлебнул глоток крепкого горького суми. Накануне вечером он обедал у своих старых друзей, Ялдина и Эзриль. Ялдин был другом покойного учителя Ротана, лорда Маргена, и до сих пор считал своим долгом давать Ротану полезные советы. Вот и вчера он в который раз осторожно завел разговор о Сонеа.
— Ты все еще следишь за ней, я знаю, — сказал Ялдин.
— Ну конечно, — ответил Ротан, стараясь выглядеть невозмутимым, хотя сердце его обливалось кровью каждый раз, когда он думал об этой хрупкой девушке. — Должен же я знать, все ли с ней в порядке.
— Сонеа — избранница Высокого Лорда, — фыркнул Ялдин. — Она не нуждается в твоей заботе!
— Еще как нуждается! — воскликнул Ротан. — Неужели ты Думаешь, что Высокого Лорда волнует, что чувствует девочка?
Эзриль печально улыбнулась.
— Да, но… — Она заколебалась, но продолжила не менее решительно: — Ротан, посмотри правде в глаза. С тех пор как Высокий Лорд взял опекунство над Сонеа, вы с ней и словом не перемолвились. Прошло уже больше года! Как бы она ни была занята, она нашла бы время навестить тебя, если б хотела.
Ротан болезненно поморщился. Его друзья думали, что он переживает из-за неблагодарности Сонеа.
— С ней все в порядке, — мягко сказал Ялдин. — Неприятности с одноклассниками давно прекратились. Успокойся, прошу тебя.
Ротан не мог рассказать друзьям об истинных причинах своего беспокойства. Аккарин велел ему молчать. Если Ротан нарушит обещание, Аккарин может…
Эта мысль приводила Ротана в ужас. Да, Аккарин может причинить вред Сонеа. Но чего же, собственно, хочет Высокий Лорд? Аккарину нет нужды стремиться к власти над Гильдией, он и так ее глава. Если бы у него были другие амбиции, например править вместо Короля или стать самым могущественным магом всех времен, он бы добился этого уже давно.
Ротан вынужден был признать, что пока Аккарин не причинил Сонеа вреда. Наоборот, за последний год ее положение в Университете значительно улучшилось.
Накануне вечером Ротан сделал вид, что убежден доводами друзей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
 https://plitkaoboi.ru/oboi/risunok-derevya/ 
 https://plitkaoboi.ru/plitka/monopole/ 

 https://www.vsanuzel.ru/katalog/dushevie-poddony/